Источник: тут.

К. Гордеев

ПРОВЕРКА НА ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

"Не надо меня бояться. Я уже пришел"
"Инквизитор"
"Умею жить и в скудости, умею жить
и в изобилии... Все могу в укрепляющем
меня (Иисусе) Христе" (Фил. 4:12-13)

 

Глобализацией в общем-то несложно напугать себя самого и вогнать в панику других (в особенности, если видеть в ней предельную форму империализма и завершающую стадию установления всемирной иудейской пангегемонии). И многие, вроде бы способные трезво оценивать реальность опасности, исходящей от данного, вполне объективного зла, так и делают, зачастую облекая свои прозрения в литературно-художественные формы:

"Социальная сущность глобализации состоит в том, что это - самая грандиозная спланированная и постоянно планируемая в деталях и управляемая в основных аспектах война западного мира не просто за мировое господство, а за овладение эволюционным процессом человечества и управление им в своих интересах... В силу социальных законов и в силу конкретных условий, сложившихся на планете, он [западный мир] вынужден в интересах самосохранения идти до логического конца в реализации своих маниакальных планов: подчинить эволюционный процесс своей власти до такой степени, чтобы в истории никогда больше не возникали значительные попытки двигаться каким-то иным путем, качественно отличным от того, какой навязывается западнистским сверхобществом... Запад может успокоиться лишь тогда, когда наша страна и наш народ не просто будут низведены до состояния, достойного насмешки и презрения... Русская трагедия еще не завершилась. успешно осуществляется второй этап антирусского проекта. Впереди предстоит третий этап, пожалуй, самый страшный: он касается присутствия русских в истории человечества. Сущность этой части проекта - постепенно искажая и занижая вклад русских в историю человечества, в конце концов исключить из памяти человечества все следы пребывания их в истории вообще, сделать так, как будто никогда такого великого народа на Земле не было. Это "вычеркивание" русских из истории уже практически делается. Причем делается педантично, планомерно, со стопроцентной уверенностью в том, что это делается на благо человечества. Такая фальсификация истории не раз делалась в прошлом. А с современными средствами это заурядная проблема..." (А. Зиновьев "Русская трагедия (гибель утопии)" М.: "Алгоритм", 2002).

Страшно? Конечно, страшно. Ведь это же ПРО НАС - про КАЖДОГО из нас, про наших близких, про наших детей и внуков!

Однако после осени 1993 года - когда пропали последние надежды и развеялись какие бы то ни было иллюзии - такие самоустрашения вошли в привычку. Мы говорим себе, что таким образом "обнаженная правда" "пробудит окружающих нас людей", и "они поднимутся и дружными рядами последуют"... Но никто никуда не идет. Как остаемся на месте и мы сами, занятые сочинением очередной "возбуждающей страшилки".

..."Комитет 300" 1), ..."Протоколы сионских мудрецов" 2), ..."Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания" 3), ..."создание единого мирового правительства, реализующего сверхнациональную власть мировой элиты и мировых банкиров сегодня более предпочтительно, нежели право народов на самоопределение, которому человечество следовало в течение веков" 4), ..."чтобы перейти к созданию единого мирового правительства, необходимо освободить людей от от их индивидуальности, от привязанности к семье, национального патриотизма и религии, которую они исповедуют" 5) ... - и много еще каких ужасающих откровений можно добавить к этому безрадостному списку, включая цитаты из сочинений новейших идеологов вроде глюксманов, бжезинских, бодрийаров, хаттингтонов, игнатовых, давыдовых и иже с ними. Да вот только надо ли? Полезно ли это сегодня, когда "новый мировой порядок" из некой - пусть даже и кажущейся неотвратимой, но всего лишь - возможности стал повседневной реальностью, из со страхом ожидаемой мнимости превратился в кошмарную действительность?

Лишь Богу ведомо, сколько ей суждено быть и сколько каждому из нас предстоит жить посреди "счастливых рабов", не поступаясь ничем из того, что составляет нашу личность - ни целостной самобытностью, ни верой, ни свободой. Нет сомнения в том, что этому системно крайне нестабильному "сетевому информационному обществу" долго не просуществовать - хаос разъест его изнутри. Но это забота дня завтрашнего (ср. Мф. 6:34), а сегодня нужно самостоятельно обеспокоиться тем, что время слов и призывов к другим завершилось - завершилось окончательно и бесповоротно, - и настал час личного исповедания правоты и жизнеутверждающей силы наших духовных ценностей.

Сколько раз мы слышали и говорили сами, что "вера без дел мертва" (Иак. 2:20)? Пришел срок в буквальном смысле поверить этими словами каждый день своей жизни. А чтобы лучше понять, каким же образом следует действовать в изменившимся мире, попробуем взглянуть на "глобализацию", "Сеть" и тому подобные вещи и явления не с точки зрения их пугающей объективной враждебности человеческой природе, а, наоборот, как на субъективно воспринимаемые некоторые наличествующие в данный момент риски и неудобства, которые, во-первых, проходят, а, во-вторых, как и все совершающееся на Земле, могут быть обращены как во зло, так и во благо, и которые посланы нам Всевышним, как урок, как средство, ведущее к покаянию и очищению 6).

Другими словами, конструктивным подходом будет рассматривать происходящее теперь со всеми нами, как очередное испытание каждого из нас на присутствие человечности...

Черты воплощенной антиутопии

Однако прежде, чем искать искать какие-то рецепты, что делать и как нам быть, попробуем описать те условия, в рамках которых каждому из нас предстоит действовать.

Начнем с того, что такие красивые, но мало содержательные термины, как "глобальная пустыня", "номады-кочевники", "Сеть", "столкновение цивилизаций", "конец истории" и проч., которыми так любят украшать свои сочинения апологеты глобализации, проясняют происходящее как в настоящем, так и в ближайшем будущем весьма и весьма приблизительно. Если же говорить попросту, то мир перестает быть сообществом суверенных государств и самобытных народов, а активно переоборудуется в базар 7) планетарного масштаба, в котором все административные должности оказываются в руках и под контролем самозванной группы личностей, именующих себя "национальными элитами" и "избранным народом".

Кто-то возразит, что это, дескать, возможное будущее и что этого пока нет и неизвестно, когда будет. Однако, если не привязываться к предубеждениям, рисуемым нашими же страхами, то следует заметить, что на самом-то деле корректно было бы говорить не о несоответствии настоящего воображаемому грядущему, а о несуществовании более прошлого, т.е. прежнего мироустройства, как посреди "содружества наций", так и в пределах одного государства. Агрессия НАТО против Сербии, саммит "большой восьмерки" в Генуе, согласованная во всех отношениях "редукция" Афганистана и Ирака - вот зримые этапы пути ликвидации прежней правовой и, соответственно, мировой экономической системы. И хотя так называемые "национальные элиты" еще не вполне распределили между собой зоны контроля и сферы влияния (ну, вроде как наши доморощенные российские преступные группировки в начале 90-х), однако понятно, что никто, кроме них определять судьбы рынка уже не будет. А самые "крутые" из этих "правоохранителей" и вовсе приняли на себя обязанность "глобального жандарма".

Аналогичным образом осуществляется демонтаж и внутригосударственных систем. Взять Россию: национальная промышленность, национальное сельское хозяйство, национальная наука, национальное образование, национальная медицина, национальная армия в результате сознательного "реформирования" достигли такой степени развала, что эффективно функционировать в принципе не могут, ну, и, соответственно, в организованном порядке демонтируются, впуская на свое место "рыночные аналоги". Все без исключения срочно приводится к "международным" стандартам и спешит интегрироваться в общемировую структуру (в частности, через так называемую политику "инвестирования российских предприятий"). А параллельно ускоренными темпами возводятся унифицированные системы контроля и слежения, совместимые с общемировыми.

Однако вернемся ко всемирному базару. Констатируем, что глобальная революция - "о которой так много писали мондиалисты" - совершилась, что все народы (и мы в том числе) живем в новой - сетевой - реальности, и что административно-контрольные и полицейские должности в этом новом рыночном мире, как уже написано выше, в основном разобраны и распределены. Остановимся теперь на внутреннем устройстве рынка.

Главными его субъектами являются глобальные финансовые группы и транснациональные корпорации монопольно контролирующие производство и продажу всех основных видов продуктов, подавляющее большинство из которых выполнены в идеологии потребительства, т.е. надежно исполняют свои функции лишь в очень ограниченном интервале времени. Иначе говоря, осознанно изготовляются "скоропортящимися". Покупающей же публике внушается, что понижение качества товаров с лихвой компенсируется возрастанием их разнообразия. И если прежде, в эпоху технологий high-tech'a производители соревновались, кто сделает лучше, то теперь монополисты в полном согласии друг с другом попросту суггестивно "объясняют", что ничего лучшего, чем предлагаемого ими в данный момент не бывает принципе, а главным потребительским свойством товара является возможность почаще его "обновлять". Беззастенчивое манипулирование общественным и индивидуальным сознанием и, как следствие этого, виртуализация восприятия мира обывателем, понарошковость и сиюминутность жизненных ценностей последнего - вот основа нынешних определяющих сегодня стиль жизни общества технологий high-hume и залог стабильности такой - базарной - социальной системы.

Итак, генеральный менеджмент корпораций и обеспечивающий его социальное доминирование политико-административный истэблишмент образуют ядро общества "нового мира" (по разным оценкам - не более 1-2% от населения развитых стран и значительно менее 1% в экономически отсталых государствах). Они - "законодатели мод", полноправные хозяева и господа "мирового базара" и своенравные распорядители всех имеющихся информационных, энергетических и сырьевых ресурсов, включая и ... дешевую рабочую (как физическую, та и интеллектуальную) силу, которую сосредотачивает в себе так называемая периферия общества (более 80% людей планеты).

Последняя представляет собой прямую противоположность ядру. В отличие от оного периферия не структурирована, не организована и не производительна, а, наоборот, являет собой воплощенную тенденцию к хаотизации и деградации, в виду чего выдерживается распорядителями общества в определенной социальной резервации (что-то наподобие "гуманитарного концлагеря"). Образуя собой резервуар дешевой, и, в основном, неквалифицированной рабочей силы 8) для выполнения временных работ, эта часть населения существует в основном на мизерные и все сокращающиеся социальные подачки - компенсации, субсидии, пенсии 9). Естественно, что такое ее положение не может не сопровождаться все ускоряющимися процессами обнищания, маргинализации и вымирания, которые к вящей радости "человеколюбивых" хозяев социума должны уже были бы завершиться скорым сокращением нерентабельной и мало для них полезной части общества. Однако она, напротив, к их великому сожалению и вопреки чаяниям, с еще большей быстротой непрерывно разрастается, вбирая в себя все новых "не вписавшихся" в "темпы общественного развития" выходцев из более обеспеченных слоев, которые с лихвой компенсируют "естественно убывших" маргиналов 10).

Источником пополнения периферии является промежуточная между ней и ядром еще одна структура общества "нового мира" - так называемая полупериферия. Ее представители составляют, примерно, 15-18% населения развитых стран и менее 10% в экономически отсталых государствах. Не имея значительного влияния на политические и хозяйственные процессы всемирного базара, эти люди тем не менее представляют собой одну из важнейших его составляющих. Ибо именно благодаря им, с одной стороны, обеспечивается потребление большей части производимого транснациональными корпорациями, а с другой стороны, осуществляется поддержка нормального функционирования всей глобальной инфраструктуры, в силу того, что их место на рынке - продажа услуг (причем не только собственно непосредственное обслуживание населения, но также посредничество в торговых операциях, представительство экономических гигантов, т.е. дилерство, а также исполнение их заказных работ - реализация субподрядов и ведение субпроектов, как чисто хозяйственных, типа менеджмента и маркетинга, так и прикладных научно-технических и т.п.).

Образно говоря, структура "нового мирового порядка" как бы сама собой подразумевает, что в результате монополизации всемирного базара и, как следствие, дележа "мест под солнцем" и распределения функций, человечество разделится на три большие, но очень неравные по численности и составу группы. Ядро сконцентрирует предприимчивых и удачливых эгоцентристов, способных как к масштабной самостоятельной деятельности, так и к тому, чтобы не замечать ее последствий в отношении других людей. Периферия вберет в себя их антиподов, т.е. НЕ-предприимчивых и НЕ-удачливых, с легкостью оправдывающих бездеятельность и безответственность за свою судьбу невезением, кознями окружающих и "объективной социальной несправедливостью". И, наконец, в полупериферии окажутся те, кто не успел растратить предприимчивости и ответственности за себя и близких, но не слишком удачлив для того, чтобы пробиться в число "хозяев мира" (неважно из-за чего - из-за избытка совестливости, недостатка изобретательности или неумения вписаться в число "избранных").

А надо всем этим простирается "Сеть" - средство коммуникации для всех, среда взаимодействий для социальной системы, "всевидящее око" для каждого, ошейник для рабов, маргиналов и нон-конформистов, генеральный менеджер для участников рынка, хранитель корпоративных секретов и привелегий для хозяев "нового общества", сомнительной надежности стабилизатор и силовое поле для сдерживания "управляемого хаоса" и, наконец, электронно-виртуальный имитатор социальной действительности, стремящейся подменить собой реальность бытия человеческой личности.

Описанная выше схема организации общества вовсе не претендует на какую-то особенную оригинальность или новизну. Нечто похожее описывали многие авторы - от Оруэлла до Валлерстайна, - пытавшиеся прогнозировать будущее, исчисляя его путем аппроксимирования выявленных ими существующих тенденций социального развития. Однако обсудить, можно сказать, уже ставшую на ноги данную здесь трехслойную структуру социума было необходимо, главным образом, для того, чтобы подчеркнуть, что

- общество в результате захвата глобальными корпорациями политической и экономической власти в масштабе всей планеты УЖЕ реорганизовано в подобие гипермаркета;

- на этом всеобъемлющем базаре возможно быть либо его хозяином, распорядителем и продавцом товара, либо покупателем и продавцом услуг, либо временным подручным, живущим на социальные подачки, торгующим лишь своей собственной рабочей силой и изначально расматриваемым, как безликий расходный материал;

- "Сеть" со всеми ее "плюсами" и "минусами" является не только единственным, хотя и весьма сомнительным, гарантом стабильности системы перед нарастающими тенденциями ее распада, но и до поры основной средой социальных взаимодействий, совершенно игнорировать которую в принципе не возможно;

- основными рисками представителей ядра являются принципиальное отсутствие ресурса системного развития, представителей полупериферии - деградация из-за зависимости от того, какого рода и качества услуги актуально востребованы, а представителей периферии - обреченность на уничтожение после использования;

- без реального и ответственного позиционирования самого себя в новой исторической действительности невозможны ни осмысленные действия в ней, обеспечивающие как физическое выживание, так и сохранение личности, ни, тем более, создание социальных структур, конкурентных сетевым и способных их со временем заместить.

Действовать, чтобы побеждать

Однако прежде, чем перейти к тому, что можно сделать в названном выше направлении, остановимся на некоторых особенностях функционирования чего бы то ни было (или кого бы то ни было) в условиях сетевого общества.

Первым из его важнейших свойств следует назвать корпоративность организации социальных структур. Этот атрибут неразрывно связан с тем, что в основе "Сети" лежит ничто иное, как базар, субъектами которого являются не люди или даже просто нечто самобытное и персонифицированное, а просто рыночные места - безликие, пронумерованные и упорядоченные. А ЧТО они собой прикрывают - человека, команду предпринимателей или кого-то еще - безразлично. Соответственно этому, черными дырами, недоступными для непосвященных выглядят, как хозяева рынка - глобальные корпорации, - так и более мелкие его участники - от компаний различного размера до индивидуальных предпринимателей.

Конечно, территориальная администрация в обязательном порядке требует от всякой корпорации "транспарентности", т.е. прозрачности, ее деятельности. Однако соблюдение правил рынка, что, собственно, и является подконтрольным, всегда у'же, чем все образующее жизнь, как этой, вне всякого сомнения, целостной сетевой хозяйственной организации, так и ее членов, для которых корпоративные интересы и корпоративные ценности всегда, если не полностью совпадают с личными, то доминируют над оными 11). Соответственно, когда речь заходит об "открытости" "Сети", о "связях всех со всеми", о "мгновенных перекомпоновках структур", о свободном и очень быстром распространении информации, "доходящей до каждого", то следует понимать, что эти темы невозможно обсуждать, не принимая в расчет, что для так называемых "общесетевых коммуникаций" каждая корпоративная структура выделяет из контролируемого ею сетевого пространства специальную зону для более или менее свободного доступа извне, причем, главным образом, для того, чтобы обеспечить собственную возможность участия в рыночном информационно-товарно-денежном обмене. Впрочем, и здесь, в выделенном для торгового диалога пространстве, как правило, действует система цензов (состоятельности, компетентности и т.п.), согласно которым его (пространства) хозяин устанавливает СВОЮ заинтересованность в контактах и взаимодействиях с другим "субъектом базара" 12).

Все же перечисленные выше замечательные супер-коммуникативные и гипер-адаптивные к возникающим ситуациям возможности сетевых структур 13) в полном объеме действуют только ВНУТРИ и только ДЛЯ ЧЛЕНОВ корпорации, чем и обеспечивается высокая эффективность ее деятельности. Ибо только благодаря наличию внутренней, скрытой от посторонних глаз, праздного любопытства и чрезмерного контроля зоны сетевого пространства и может сформироваться мобильная, динамичная, легко перестраивающаяся, успешная команда исполнителей, способных генерировать новые решения даже в условиях тотальной унификации, установленной "Сетью" 14).

В соответствии с разбиением "Сети" на зоны условно свободного обмена и корпоративно закрытые преобразуется и правовое поле общества. С одной стороны, оно безусловно и жестко защищает интересы базара и всех его лояльных участников. С другой стороны, оно оказывается практически не распространяющимся на систему взаимоотношений ВНУТРИ КОРПОРАЦИЙ (т.е. попросту не имеющим к оной доступа, что вполне справедливо констатируют и сами идеологи сетевого общества 13)). Соответственно, попытка кого-то из членов таковых замкнутых организационных структур обратиться "за справедливостью" к общему для всех закону оказывается возможной лишь в случае их выхода из организации.

Иначе говоря, учет и контроль со стороны "Сети" того, что совершается внутри ее корпоративных участников, вопреки декларации об открытости и прозрачности данной социальной системы реализуется лишь (и не более, чем!) в пределах наблюдения за ее ВНЕШНИМИ действиями. В этом, собственно, и состоит суть так называемого "корпоративного права", о котором пишут различные давыдовы 13).

И хотя оно на первый взгляд выглядит полнейшим "рыночным беспределом" и "волчьими законами" (в особенности, по сравнению с привычным, исторически устоявшимся государственным и международным законодательством: ну, как же "полнейший произвол и укрывательство от общества того, что происходит внутри корпораций, как в отношении осуществляемой ими деятельности, так и работающих сотрудников), однако можно выделить несколько основополагающих требований, соответствие которым данное право всегда поддерживает и защищает, как в общесоциальной, так и во внутрикорпоративной жизни. К таковым безусловно относятся:

- лояльность своей корпорации (частью чего безусловно является установка на то, что корпоративные интересы выше личностных) 15);

- обучаемость (включающая в себя как умение приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам и требованиям эффективного взаимодействия с партнерами по команде, так и способность к творческим решениям, обеспечивающим быстрый и неожиданный для других успех);

- и, наконец, активность в осуществлении деятельности, которая со стороны корпорации рассматривается, как полезная.

Здесь возможны возражения, что, дескать, перечисленные "позитивные критерии" принадлежат отнюдь не правовому полю, а скорее правилам успешного менеджмента и карьерного роста и содержатся во всех соответствующих учебниках. Последнее верно: пособия по подготовке "специалистов рынка" обязательно включают подобные рекомендации. Но иначе и быть не может, ибо менеджер, который хочет быть успешным в осуществлении, как своих карьерных амбиций внутри корпорации, так и в разработке и продвижении производимых и продаваемых им товаров на рынке, должен затвердить себе, что это принципиально осуществимо и, что важнее, РАЗРЕШАЕМО и ЗАЩИЩАЕМО корпоративным правом, исключительно лишь тогда, когда он обретет в себе способность всегда оставаться "лояльным", "обучаемым", "активным". Поскольку именно такие и только такие качества признаются ценными и весомыми в обществе, организованном по образу и подобию базара и рассматривающем себя, не как уникальную совокупность взаимодействующих личностей, а как некое процессуальное единство, которое образовано различными, но взаимосогласованными видами деятельности, исполняемыми унифицировано безликими "узлами".

Именно деятельность - абсолютированная и оторванная от своего исполнителя - вот второе неотъемлемое, системообразующее свойство социума в "новом мире". И если корпоративностью определяется способ построения "Сети", то новый атрибут задает критерий ценности каждой структурообразующей единицы, фактический статус ее участия и, соответственно, порядок включения в систему (или исключения из нее).

Для того, чтобы это было более понятно, можно рассмотреть, что из сказанного выше следует, применительно к упоминавшемуся прежде "корпоративному праву". Последнее, как уже говорилось, по большей части проявляется в регулировании взаимоотношений между участниками становящегося (или даже уже ставшего) глобального базара, почти не вмешиваясь во внутренние дела корпораций, чье руководство по собственному произволу вершит суд и праву над своими сотрудниками, согласно законам рынка (т.е. по сути того же самого корпоративного права). При этом принятие решений обосновывается исключительно деятельностной полезностью кого бы то ни было, а любое сопротивление, не говоря уж об обращении во внешние контролирующие инстанции, рассматривается, как нон-конформизм и угроза целостности структуры, что безжалостно пресекается изгнанием несогласного за пределы корпоративного пространства.

Однако то же самое происходит и в масштабах всего общества, которое, будучи организовано в целостную рыночную структуру (пусть даже и глобальную), также может рассматриваться, как одна большая корпорация. В этом случае всякий (не важно по какой причине) оказавшийся в роли самостоятельного субъекта ее хозяйствования оценивается системой - посредством все того же корпоративного права - по признаку того, насколько необходима и насколько полезна для нее избранная "субъектом" деятельностная стезя. И если оказывается, что деятельность не востребована, активность недостаточна, преданность сомнительна, а инновационно-творческий потенциал обнаруживается с большим трудом, то обладатель всех этих достоинств выдавливается на периферию, маргинализуется или даже попросту уничтожается. Что совершенно точно отражено в циничном афоризме одного из идеологов "нового мирового порядка" Ж. Бодрийара о необходимости "согласованной редукции несогласующихся элементов" 16).

И, наконец, третьим важнейшим свойством сетевого общества следует назвать потребительскую прагматичность его участников, по сути сводящуюся к простому жизненному правилу: "действовать, чтобы потреблять - и потреблять, чтобы действовать", - что по сути своей равносильно категорическому отказу от какой бы то ни было телеологии, т.е. от ЛЮБЫХ сверхзадач, сверхцелей, жизненных смыслов - ото всего, кроме как непрерывного совершенствования средств обеспечения комфорта ради удовлетворения все возрастающих потребностей, как своих, так и тех, кто в этом процессе может оказаться полезным. И если первые два атрибута (корпоративность и абсолютированая и оторванная от исполнителя деятельность) определяют из чего и каким образом созидается описываемая социальная система, то данный - третий из них - показывает, что процесс этот локален и сиюминутен, намертво привязан к существующим на текущий момент ресурсам и возможностям.

Последний вывод, взятый сам по себе, как это обычно и делается апологетами глобальной перестройки социума, ни о чем не говорит - ну, разве о том, что речь идет об обществе, "открытом любым локальным изменениям" 17). Но если взглянуть на это заключение, учитывая все три перечисленные выше направляющие построения "нового мира", вбирающие в себя и всю глобализацию, вдохновляемую антирелигиозной религиозностью мондиализма, и общество бесконечных точечных модификаций Поппера, и потребителей-номадов Аттали, и вымученные больным воображением "законы сетевой экономики" 18), и еще многие и многие безрадостные идеи теоретиков "счастливого рабства" "гуманистического всечеловечества", то обнаруживается верность вывода Фукуямы о "конце истории". Но не в силу того, что, как предположил этот философ, лучшего типа общественного устройства уже не будет, а потому, что выстроенный таким образом он - этот тип - ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не имеет никакой исторической перспективы и, не успев должным образом встать на ноги, обречен пожрать самое себя и сойти на нет, натолкнувшись на порожденный им же глобальный кризис.

Вопрос лишь в том, успеет ли за столь сравнительно краткий период в недрах описываемого социума вызреть его альтернатива - столь же динамичная и мобильная, но человечная и одухотворенная? Попущено сие будет Промыслом Божиим или нет - Бог весть, но для принципиальной возможности такового, необходимо, чтобы каждый из нас не сидел, уповая на чудеса Господни, да на близкий конец света, праздно сложив ручки и умиляясь от собственной "молитвенности" и единожды высказанного пассивного недовольства, а действовал - действовал по мере своих сил, хоть отчасти соработая Всевышнему и Его замыслу о том, каким же Его образ и подобие должен быть и как - поступать.

Преодолевшие "Сеть"

Определив противостояние "Сети" и сопротивление ей в качестве важнейшей задачи ближайшего периода, несложно назвать для этого и граничные условия, начав с очевидных слабостей и уязвимых мест сетевого общества.

Во-первых, следствием корпоративности структуры последнего, превращающей все социальные взаимоотношения в рыночные и обезличивающей всех своих участников, является, с одной стороны, видение "Сетью" перед собой лишь "субъектов базара", чье содержание и внутренняя жизнь для нее "тайна за семью печатями", а с другой стороны - полное игнорирование остающихся за пределами обычного контроля чисто личностных, не-хозяйственных взаимодействий, потребность в которых предопределена человеческой природой и неизбежно будет увеличиваться по мере возрастания их искусственно создаваемого дефицита.

Во-вторых, в качестве прогнозируемого результата абсолютирования деятельности и пренебрежения ее исполнителями в сетевом обществе вполне ожиданным окажется все большее и большее сужение их специализации, примитивизация (как следствие ограничения поля интересов) и в итоге катастрофически полная деградация личности .

В-третьих, сочетание сказанного выше с ограничением круга жизненных целей и смыслов прагматичным сиюминутным потребительством очень быстро приведет к истощению творческого потенциала как социума в целом, так и отдельных его представителей, а вместе с тем - превратит их существование в невыносимо безвольное и бессмысленно расслабленное, неспособное к выработке серьезных целеполаганий, необходимых и достаточных для поддержания должного уровня стабильности и безопасности жизни (в особенности в периоды кризисов).

Перечисленные язвы сетевых структур позволяют в общих чертах обрисовать, каким минимальным требованиям должен удовлетворять их возможный конкурент. Прежде всего, чтобы участвовать в рыночной (ибо никая другая не предусмотрена и не допускается) деятельности наравне с другими корпорациями, не привлекать к себе излишнего внимания администрации "нового мира" и при том действовать успешно, этому типу общественной самоорганизации необходимо иметь внешнее оформление, очень близкое или даже вовсе неотличимое от корпоративного. Важно, чтобы "Сеть" видела перед собой такую же "черную дыру", как и в общем случае. Тогда, с одной стороны, останется надежда, что "инородное тело" не окажется удаленным из среды социальных взаимодействий мерами принудительного воздействия, а с другой - скрытые преимущества обеспечат его жизнеспособность в то время, когда пораженный кризисами социум начнет разваливаться на части.

В качестве таких, обеспечивающих устойчивость поплавков следует рассматривать то, что основой образования названной выше альтернативы сетевым организациям является соработничество (или, иначе говоря, кооперация) личностей, обладающих в достаточной степени профессиональными навыками, имеющих активно созидательную социальную позицию 19) и объединенных, с одной стороны, необходимостью взаимоподдержки во враждебном им социальном окружении, а с другой - общими религиозно-мировоззренческими ценностями и идеалами. Подобное, основанное на человеческом взаимодоверии друг к другу, сочетание способности каждого участника такого объединения к самостоятельным действиям, его умения принимать на себя ответственность за коллективно решаемые задачи и мотивации всего этого не возрастающим потребительством или иной какой эгоцентричной корыстью, а общими, в основе своей духовными ценностями и интересами обеспечивает автономность "сетевого" существования описываемой структуры при достаточно высокой эффективности ее деятельности.

Прежде всего, подобная организация представляет собой по сути своей общину единомышленников и единоверцев, укрывшуюся в формах хозяйственной корпорации. Внутри нее - непосредственные, неподконтрольные "Сети" человеческие отношения и следование общим для всех ее членов целям. Снаружи - участие в рыночных производственно-торговых отношениях, призванное в минимальных - т.е. признанных необходимыми - размерах обеспечение стабильной и безопасной жизнедеятельности ее членов и возможности реализации ими того, что всеми ими понимается под смыслом жизни. Причем зазор, остающийся между наименьшей и наибольшей вовлеченностью в дела базара, оставляет достаточно места для гибкой перестройки форм деятельности и занятий данного объединения людей в зависимости от возникающих жизненных условий и обстоятельств. А взаимоподдержка и передача корпорации, как юридическому лицу, ответственности перед законами сетевого общества позволяет любому участнику кооперации при желании почти и вовсе избавиться от бдительного присмотра и непосредственного общения с "большим братом".

Очевидно, что социальным слоем, где необходимо найти место и поле для деятельности обсуждаемой корпоративной структуры, должна стать полупериферия, и, следовательно, задача проникновения и укоренения в ней является одной из первоочередных при создании подобных организаций. И хотя это понимается даже интуитивно, однако несколько слов все же нужно сказать, почему она принципиально не может существовать ни на периферии, ни в ядре.

Причина по сути одна: хотя все без исключения слои сетевого общества подвержены его порокам и язвам, однако в пределах двух названных выше их действие наиболее разрушительно. Так ядро по своему определению образовано теми, кто с самого начала созидал "Сеть": теоретически обосновывал, экономически подготавливал, политически расчищал место, с помощью военно-полицейской силы подавлял несогласных, административно контролировал ее функционирование. Все участники этой социальной группы настолько вовлечены в "новый мировой порядок", что сами стали его элементами, настолько срослись с ним, что в подавляющем своем большинстве уже не в состоянии отделить свою судьбу от его участи. Они - мировоззренчески и деятельностно сами стали рабами того зверя, которого сами же вызвали из преисподней (хотя и намеревались первоначально "всего лишь" загнать в резервацию "счастливого рабства" все остальное человечество). Да, и если говорить по-честному: можно ли полагать, что какой-либо олигарх, озабоченный лишь сверхвластью, захочет примкнуть к группе людей, видящих смысл в служении каким-либо иным идеалам? В свою очередь и их попытка присоединиться к нему или проникнуть в круг ему подобных обречена на неудачу, т.к. потребует изменения мировоззрения и жизненных принципов.

Неподходящей для рождения такой организации является и периферия 20). Ибо эта социальная область концентрирует людей безвольных, неактивных и несамостоятельных, тех самых, загнанных в "электронный концлагерь" "счастливых рабов", привычных к господской кормушке или титтитейнменту, людей, которые за великим обилием оправдывающих свое положение разговоров и "созерцаний бытия", на самом деле скрывают полуленивую маниловщину и профессинальную некомпетентность или непригодность. Как только кто-то из них решится, наконец, начать целенаправленно действовать, то сразу же обнаружит свой постепенный уход от прежнего положения. Непрерывная последовательность же таковых мероприятий попросту обеспечит через некоторый период времени его переход в полупериферию. И потому последняя является единственно пригодной для создания и становления альтернативы сетевым структурам.

Отдавая себе отчет, что в подавляющем большинстве случаев альтернативные "Сети" структуры возникнут именно таким путем, как описано только что, приведу несколько его составляющих, которые необходимо соединить в самом его начале. Прежде всего следует понимать, что подобные корпорации, как и все прочие сетевые структуры, действуют на стыке производства некоторых товаров и услуг и их продажи на рынке. Это означает, что начинать нужно не с "достаточного капитала", как полагают многие, а с достаточного профессионализма, позволяющего производить социально востребованный продукт (причем сопоставимого с аналогами качества). Если такового навыка нет, то ему нужно учиться (или осваивать другой - более простой и менее престижный).

Затем необходимо выработать в себе некий минимально необходимый набор личностных качеств. Во-первых, нужно научиться преодолевать свой страх перед взаимодействиями с другими людьми, позволяющими устанавливать необходимые и полезные для дела контакты. Без этого бессмысленно говорить как об "активно созидательной социальной позиции", так и о возможности социального применения производимого товара или услуги. Во-вторых, необходимо добиться, чтобы вера в свои силы, как в силы хозяйственника, представляющего свой продукт перед другими таким же участниками рынка, с Божьей помощью, постепенно с накоплением опыта выросла в уверенность победителя, знающего что, когда и как для решаемой задачи лучше сделать. В-третьих, требуется понять, что творчество, сопровождающее любой человеческий труд и интуитивно позволяющее преобразовывать опыт в нечто никогда прежде не бывшее, в полной мере распространяется на все сферы человеческой жизни от быта до менеджмента и маркетинга, без хотя бы элементарного знания которых невозможно конкурировать с другими сетевыми структурами. И, в-четвертых, ставя своей целью не потреблять - т.е., значит, разрушать и умножать хаос - а созидать, предстоит выработать в себе чувство ответственности за любое совершаемое действие и быть готовым принять на себя все последствия им вызванные (в полной мере это касается и заботы о тех, с кем по воле Божией оказалась связанной твоя судьба).

Понятно, конечно, что простое прочтение все перечисленных только что пунктов автоматически не приведет к их реализации, что потребуется ломка жизненных стереотипов, что будут шишки и поиски вслепую, но без этого, если мы хотим хотя бы заявить о своем намерении победить "Сеть", не обойтись. Просто община тех, кто решит удалиться коварных и губительных для личности и души тенет, обречена на гибель, потому что вынуждена будет зависеть от специально созданных для "счастливых рабов" субсидий, компенсаций, дотаций или от некого "благотворителя", готового из любопытства содержать десяток-другой приживалок.

Но если, дай Бог, кооперативные объединения, подобные описанным все же возникнут, то будущее у них несомненно есть. Есть даже в том случае, пока они действуют внутри сетевого общества. Ибо главным их преимуществом перед ней является осмысленное созидание помноженное на живые человеческие контакты, основанные на взаимодействии друг с другом не детерминированных "узлов "Сети"", а живых и свободных человеческих личностей, руководствующихся в своих действиях любовью. Немного понадобится времени, когда они разрастутся, обмениваясь производимым в трудах земных и духовных и тем самым усиливая друг друга, чтобы в один чудесный миг явить миру новую историческую реальность торжествующей человечности...

Если, конечно, Господь то попустит.

---------------------------------------------------------

1) Книга британского разведчика Дж. Колемана "Комитет 300: тайны мирового правительства". М.: "Витязь", 2000 г.

2) Часть книги С.А. Нилуса "Близ есть при дверех". М.: "Издательство "Русский дом", 1999 г.

3) Из речи Аллена Даллеса, руководителя политической разведки США в Европе, впоследствии Директора ЦРУ (1945 год).

4) Из речи Дэвида Рокфеллера на заседании Бильдербергского клуба (июнь 1991 г.).

5) Из декларации Всемирной организации здравоохранения.

6) Во всяком случае, хотя бы руководствуясь резоном, что если нечто попущено, то этому зачем-то надлежит быть: может для Спасения падшего мира, а может - чьей-то заблудшей и страждущей души... И кто может поручиться, что Всевышний таким образом заботиться персонально не о нем?

7) Или, если кому больше нравится, усиленно прививаемый неологизм - "маркет".

8) "Резерв для рационализации", по циничному выражению Дж. Гейджа, управляющего глобальной корпорацией Sun Microsystems.

9) Титтитэйнмент - tittytainment (англ.) - "развлечение у соски - когда накормят, когда нет..." (З. Бжезинский).

10) По крайней мере, так обстоит дело в настоящее время. Но даже и в будущем можно с уверенностью говорить, что при сокращении абсолютной численности населения Земли относительная доля периферии останется неизменной, поскольку в значительной степени статистически предопределена содержанием в человеческой популяции предприимчивых и удачливых.

11) В силу своей "некорпоративности" современные государства, разобщенные и разложенные "рыночными реформами", попытавшись играть по рыночным правилам, умело оказались уловленными требованиями "транспарентности", насыщенными саботажниками и подведенными к состоянию банкротства, что идеологами глобализации и "Сети" обычно рисуется перед обывателем, как "несостоятельность государственной формы организации общества".

12) Если прибегнуть к аналогии, то зона общесетевых коммуникаций может быть уподоблена торговому залу магазина, отделенному прилавком от недоступных для покупателей служебных и складских помещениях, где собственно и совершается обеспечение торговой деятельности.

13) См., например, статьи А.В. Давыдова: "О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества", "Сеть как основная форма грядущей экономической организации общества", "К вопросу о перспективах возникновения корпоративных юрисдикций", опубл. в "Аналитическом вестнике" Аналитического управления Совета Федераций Федерального Собрания Российской Федерации, N 17 (173), специальный выпуск. М.: 2002. http: // www.council.gov.ru.

14) Да, это, в сущности, и не удивительно. Хорошо рассуждать в порядке фантазии о взаимодействиях между "узлами "Сети"", приравнивая последних к каким-нибудь транзисторам или чипам, АВТОМАТИЧЕСКИ реагирующим на любой входящий сигнал. Однако если поставить на их место людей, участвующих, скажем, в качестве абонентов в РЕАЛЬНОЙ телефонной сети, в которой "все вдруг начали соединяться со всеми", то несложно предсказать, что подавляющее большинство пользователей тут же обзаведется АОНами или электронными секретарями, отсекающими и блокирующими неполезные контакты. Зато такие неограниченные коммутации вполне оправданы во внутренних телефонных сетях организаций, типа селекторных, где все переговоры определяются безусловной необходимостью решения общекомандных задач.

15) Как будет показано ниже, это справедливо и в межкорпоративных отношениях, если понимать, что "Сеть" выступает по сути своей, как корпорация корпораций.

16) Т.е. это не просто идеологический выверт, как может показаться, но по сути свойство, заложенное внутрь социальной системы, именуемой "новым мировым порядком".

17) Одна из доминирующих идей книги К. Поппера "Открытое общество и его враги".

18) Вроде тех, что насочинял г-н Давыдов: "правило обратной ценности", "правило замещения", "правило преданности", "правило антипродуктивности" и др.

19) Не в смысле активной общественной деятельности, дополняющей труд на производстве, как это понималось во времена "социалистического реализма", а в смысле готовности участвовать в процессах системообразующих социум, как таковой, находить для себя место в оных и принимать ответственность за жизнь как свою, так и ближних себе.

20) Имеется, естественно, в виду не точка приложения деятельности (например, выпечка хлеба для продажи или раздачи малоимущим), а социальная среда, генерирующая новую структуру.