Подробности шоу балет у нас. . Крупная строительная компания - более 40 строящихся и проектируемых объектов в СПб.

К. Гордеев

НЕКРОКРАТИЯ — ВЛАСТЬ НЕЖИТИ

Не надо страшиться, что ЭТО накатит где-нибудь завтра —
ОНО уже ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС (просто раскрой глаза и посмотри за
окно): осталось лишь понять, что теперь делать ЛИЧНО ТЕБЕ...

МОСКВА
2008 г.

Содержание

Предисловие

Игры с властью и смертью (с чужих слов)
Две цитаты из Дж. Оруэлла и Г. Майринка

Предыстория
Описав идеальное государство, Платон назвал и четыре его извращения: тимократию, олигархию, демократию и тиранию (причем порядок перечисления их соответствует степени искажения идеала). Последующие века только дополнили социо-деградационную классификацию Платона. И лишь последние десятилетия ХХ в. от Р.Х. выявили задумку и построение принципиально нового государственного устройства, пятую ступень отступления от идеальности — некрократию, или господство нежити

Пятая степень извращения
К концу ХХ в. от Р.Х, возникла ситуация, когда развитие технологий открыло возможность разорвать то, что связывает ядро общества с его периферией. Появились автоматы, способные полностью заменить труд людей и впервые для так называемых «элит»стало возможным обходиться без кормящего и обслуживающего их «быдла». Или, иначе, «тираны» перестали нуждаться в «жертвах». Возникло государственное устройство, которое, одни называют теперь «новым мировым порядком», другие — «сетью». Однако если исходить из того, что источником и носителем власти в новейшей социальной системе является нежить, то справедливым будет констатировать, что дегенерировавшей тиранией является по сути некрократия

Сердцевина мертвечины
Автоматы, не живые, с точки зрения человека, но превосходящие его по физическим и интеллектуальным возможностям, уже приняли и все более берут на себя функции среды социального обитания — производства, обеспечивающего всем необходимым, управленческого клея, заливающего социальные трещины и структурирующего в единое целое разрозненные фрагменты социума, экзо-скелета, удерживающего омертвевшее общество от окончательного распада. Выступая в качестве силы, обеспечивающей целостность общественной системы, именно они становятся тем, что определяет форму ее существования общества, т.е. реальной властью

Некроперерождение: внутренний механизм
«Сеть» являет собой совершенно необычную для человеческого сообщества систему, в которой нет лиц (личностей, субъектов), но есть определенные сетевой структурой функции и объекты, с этими функциями соотнесенные. Что можно по аналогии ей сопоставить из привычных образов? Театральное действо, образуемое исполняемыми ролями и актерами, их играющими. Кто исполняет лучше, тот театром востребован и задействован в постановках. Кто хуже — тот дублер. И театру не очень важно, что этот последний делает, пока идет игра, и сколько таких «запасных» стоит в очереди на роль, и вообще существует ли хоть кто-нибудь из них, как таковой, пока не призван к действию на сцене

Социум: агония и гальванизация
Автоматизация производств породила множество «лишних людей», которые оказались не просто списанными в результате оптимизации, диктуемой сетевыми принципами устроения общества, но бесполезными лишними ртами в системно замкнутой глобальной экономике, для которых нет ни свободных пространств, ни свободных социальных ниш, куда бы они смогли переместиться. И глобальная электронная «сеть» возникла — т.е. была осознанно разработана и создана, — как универсальный механизм, решающий задачу по тотальному учету, контролю, изолированию и «опусканию» «отбракованных прогрессом»

Отображение жизни в смерть
Трудно теперь в точности назвать ту причину и ту точку в истории, от которой начался отсчет времени процесса перерождения человеческого общества в нечеловеческое. Однако на поверхность все вышло где-то на рубеже 70-х годов ХХ века. Именно в это время были созданы Римский клуб ученых, озабоченных «катастрофическим будущим человечества», появились его первые мальтузианские доклады и вышла первая знаковая, программная работа «новой эпохи» — книга З. Бжезинского «Между двух эпох: Роль Америки в технотронную эру». Их значимость в том, что первые ясно и не двусмысленно сформулировали, что жизненные ресурсы на Земле не для всех (формально, их, вроде бы как, не хватит, а, фактически, «маргиналам», не вписавшимся в трансформацию общества, они не положены), а второй — совершенно откровенно (если не сказать цинично) обосновал, почему это так

Могильщики человечества
В контурах модели мира, нарисованной З. Бжезинским и повторенной затем многократно Ж. Аттали, Р. Курцвейлем, А. Давыдовым, Б. Гейтсом и другими (той самой, что активно реализовывалась последние четыре десятилетия и привела к новому, деградационному, типу организации общества — некрократиии) положены несколько базовых установок. Первые три задают параметры «сети» со стороны характера «деятельности», последние три — со стороны ее «потребителей», а две центральные, соответственно, определяют участие «организаторов»

Грабли undead'ов
В порожденной элитами «Сети» не оказалось разницы между ними самими и «маргиналами». И те, и другие — часть сетевого социума. И те, и другие — подчинены его законам. И те, и другие — находятся под его действующей властью. Творение вновь обернулось против своих творцов.

Навь наяву
«Элиты» на данный момент достаточно ясно понимают, что вполне осознанно пошли на самоубийственный, по Винеру, эксперимент, полагая что держат ситуацию под контролем. И хотя они еще и пытаются утешать себя и всех остальных оптимистичными прогнозами возможной «дружбы» и даже симбиоза с роботами, однако не сложно увидеть, что на практике реализуется совсем иной сценарий развития событий

Под пятой нежити
Самым убедительным свидетельством совершившейся уже некрократической «второй глобальной» революции служит тот факт, что живым уже не возможно обойтись без неживых: потребность в последних прочно поселилась в душах (или, если кому-то не нравится слово «душа», в сознании) людей. В новой выстраиваемой и во многом уже построенной в мире форме системной организации общества социально-реальная и социально-виртуальная действительности изначально сосуществуют, хотя еще и как две автономные, но уже тесно взаимодействующие друг с другом системы

Безликие, безымянные, неприкаянные
Сетевое взаимодействие по своей природе устроено таким образом, что для того,чтобы оно заработало, необходимо сначала разорвать все непосредственные общественные взаимодействия, а затем восстановить их через цепочку электронных посредников. С другой стороны, подгонка социальной реальности под управляющую ею виртуальность и обеспечение их совместимости и интегрируемости просто обязывает превратить субъектность человека в учтенную объектность вещи («узла Сети», «биообъекта»)

Расчеловеченные и обномаженные
Существуют два современных мифа о глобальном информационном сетевом обществе. Первый — что «определяющим качеством сетевого общества является наличие прямых равноправных связей всех со всеми». Второй — что «границы исчезают». И тот, и другой являются ложью и предназначены исключительно лишь, чтобы вводить в заблуждение

Застрявшие между мирами
Первое и главное изменение, происходящее с человеком по мере погружения его в «Сеть» и ее жизнь, это разотождествление с самим собой, со своей персональностью. Нечто целое, неделимое, разваливается на множество своих проекций, каждая из которых жестко закрепляется в соответствии с сетевым статусом за конкретным приложением с ним связанным — будь то игра, или бизнес, или общение. «Индивид» слоится на множество «дивидов». Каждый их них со своими правами доступа, как осколок некогда целого зеркала, вроде бы то же, что и целая человеческая личность, и в то же время — нечто, ей не равное

Големные метастазы
Роботы, эти големы некрократической пародии на человеческое общество, представляют собой естественную, конкурентную альтернативу и замену людям, выброшенным на обочину и закатываемым под асфальт «накатившей новой технологией». Для них нет необходимости мучительно придумывать способы встраивания в «Сеть»: будучи ее частью, они и так являются ее узлами с большей или меньшей степенью автономности

Философия обНАВления
Ноу-хау, предложенное Р. Курцвейлем, о том, как выкарабкаться элитам, попавшим в ловушку собственной самонадеянности, состоит в попытке повлиять на возможное будущее в точке неопределенности. Суть выдвинутой им идеи в том, чтобы неизбежный и небезопасный в принципе для человеческой будущности результат: «Роботы — тоже люди», (т.е. равны им и даже превосходят по возможностям), — трансформировать в похожий, но оставляющий лазейку на некоторое совместное с нежитью сосуществование — «Люди — тоже   роботы»

Культ смерти
Дезориентирован, растерян, наг, одинок и жалок человек в «новом мировом порядке. Все, что ему оставлено, так это забавляться, давя на кнопки электронных игрушек разного рода, или даже просто, вращая пальцами в пространстве, чтобы говорить по телефону, слушать музыку, смотреть фильмы, открывать двери, включать и выключать приданные ему сетью устройства-протезы. И еще — играя, воображать себя» трансформирующимся в новую человеческую разновидность — eHOMO», «за которой будущее, для которой вечность и все ни по чем».

В конце концов
Вместо обещанного курцвейлевским мифом о ««светлом будущем», в котором «роботы и «Сеть» выступят очередной инновацией, созидающей для человека невиданные преимущества», человечеству предстоит столкнуться с прямой его противоположностью — концом человеческой эволюции или о концом истории общества людей. Ибо эволюционная ветка, по которой двигалось человечество, завершается именно созданием устройств, способных полностью заместить людей в их деятельности и вытеснить с занимаемой прежде ниши в мироустройстве

Сквозь сумеречные врата
И все же уцелеть в этом апокалиптическом сценарии у человеческого общества шанс — хотя и весьма не великий, — но есть. Исчерпание развития по линии «интеллект — технологии — замещение человеческого естества» далее продолжаемо в двух принципиально различных направлениях. Первое озвучено некрократами: от человека остается только разум, который перемещается в порожденный технологией носитель и, засыпая или даже умирая в беге по кругу, продолжает дальше технологически совершенствовать свою оболочку. Второй вариант — попытаться опереться в развитии на иные ресурсы личности сами по себе, в их совокупности друг с другом или даже в их сочетании с возможностями «продвинутого разума», прошедшего долгий путь своего становления

Ссылки и примечания

Приложения
1. К. Гордеев. Некоторые принципиальные замечания по поводу самой  идеи создания автоматизированных систем персонального учета населения (не опубликованная статья, 2005 г.).
2. Окинавская хартия глобального информационного общества
3. Пояснительная записка к проекту дизайна и распределения памяти унифицированных социальных карт
4 К. Гордеев. «Сеть» и символика Тринадцатой главы «Откровения» («Апокалипсиса») (не опубликованная статья)
5. К. Гордеев. Самоорганизация и убыстрение системного времени  (не опубликованная статья)

Предисловие

Один мой знакомый, листая мой первый, шестилетней давности сборник статей, хмыкнув, высказался:
- Конечно, все это крайне интересно, но прошло уже столько лет. И иное из того, о чем здесь написано уже стало реальностью, а иное — просто устарело.
- Да, это так, - подтвердил я.
- Хорошо бы снова вернуться к этой теме, - продолжил мой знакомый, - Снова обсудить всю эту глобалистскую проблематику, но уже не так вовлеченно, как когда-то, а с пониманием того, что глобализация в мире и России — это процесс завершенный. Хорошо бы показать здесь и место Церкви в «новом мировом порядке». Пусть это будет взгляд с высоты последних лет, прожитых в противостоянии новой антихристианской и античеловеческой системе, взгляд с «высоты птичьего полета», так, чтобы никого не обвинять и никуда не звать, а просто назвать вещи своими именами.

Отчасти следуя его просьбе, отчасти из необходимости очередного осмысления происходящего и своего места в нем, и написана эта книга.

Хотелось бы только предварить ее несколькими замечаниями для тех, кто не разглядит их посреди строк написанного текста.\

Во-первых, хотя я и снабжаю его в изобилии не только сносками на литературные источники, но и глоссарием для объяснения терминов, которые могут показаться кому-то незнакомыми и непонятными (в особенности, если соответствующий «словарь не под рукой»), однако некоторого интеллектуального багажа представленный труд требует. Сразу прошу прощения у тех, кому рукопись покажется слишком сложной: большее упрощение приведет к значительным искажениям смыслов.

Во-вторых, с другой стороны, многие выводы и описания сделаны именно в расчете на не-специалиста. Это не означает, что я «округляю» мне не ведомое или не понимаемое, а является лишь поправкой на читателя. В принципе я готов к обсуждению и раскрытию в определенных пределах и условиях того, что намеренно упростил.

В-третьих, конечно, «власть нежити» — это умышленно созданный миф. Безусловно, я не берусь утверждать, что сегодня в стране и в мире правят настоящие «големы» и «зомби» (хотя такое утверждение и не является принципиально не возможным, ни с материалистической, ни даже с православно-христианской точек зрения). Во всяком случае я оставляю за рамкой изложения духов разного рода, которые могли бы властвовать посредством своего воплощения в людях и машинах. В качестве предмета обсуждения выбраны социальная система и власть, как сила, действующая внутри нее. А понимание «жизни» ограничено не просто биологической формой, а конкретно социальным и нравственным существованием человека в социуме.

В-четвертых, предлагаемый текст является лишь обобщенным наблюдением над объектом и, как и всякая рациональная модель, идеализирует действительность, приводя ее к некоторым заведомо установленным границам. Однако такового упрощения избежать не возможно ни коим образом, ибо оно, охватывающее описанием лишь срез реальности — свойство и человеческого мышления, и человеческой речи. Что касается принципов и методов, посредством которых представленное здесь видение сформировано, то им место в отдельной, специализированной публикации, и потому по ходу изложения их практически не встретить. Это сделано мной вполне умышленно, как для того, чтобы чрезмерно не усложнять изложение, так и для того, чтобы придержать их в виде «know-how» для будущих работ.

И, наконец, в-пятых — я отдаю себе отчет в том, что «некрократия», как форма организации социума, состоялась, и что прикидывать перспективы «антиглобалистского противостояния наступающей тьме» уже поздно. Болезнь, коренящаяся в ущербной нравственности человекобожия, порождающей иллюзию вседозволенности, зашла слишком далеко и лечению уже не поддается. Впереди — глобально тотальный кризис (лучше было бы сказать, коллапс), ведущий либо к смерти, либо к катарсису. А взятый некоторыми вождями, словно в амоке, курс на «устойчивое развитие» только ускоряет развязку. Остается лишь надежда на то, что тех, кто сохранит в себе после катаклизма человеческое, будет достаточно, чтобы попробовать начать историю заново. И тут уж ничего, кроме как библейского, «блажен муж, иже не иде на совет нечестивых», порекомендовать нельзя.

 

Игры с властью и смертью (с чужих слов)

«Теперь я сам отвечу на этот вопрос. Вот как. Партия стремится к власти исключительно ради нее самой. Нас не занимает чужое благо, нас занимает только власть. Ни богатство, ни роскошь, ни долгая жизнь, ни счастье — только власть, чистая власть. Что означает чистая власть, вы скоро поймете. Мы знаем, что делаем, и в этом наше отличие от всех олигархий прошлого. Все остальные, даже те, кто напоминал нас, были трусы и лицемеры. Германские нацисты и русские коммунисты были уже очень близки к нам по методам, но у них не хватило мужества разобраться в собственных мотивах. Они делали вид и, вероятно, даже верили, что захватили власть вынужденно, на ограниченное время, а впереди, рукой подать, уже виден рай, где люди будут свободны и равны. Мы не такие. Мы знаем, что власть никогда не захватывают для того, чтобы от нее отказаться. Власть - не средство; она — цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий — репрессии. Цель пытки — пытка. Цель власти — власть...

Мы — жрецы власти, — сказал он, — Бог — это власть. Но что касается вас, власть — покуда только слово. Пора объяснить вам, что значит власть. Прежде всего вы должны понять, что власть коллективна. Индивид обладает властью настолько, насколько он перестал быть индивидом. Вы знаете партийный лозунг: «Свобода это рабство». Вам не приходило в голову, что его можно перевернуть? Рабство это свобода. Один — свободный — человек всегда терпит поражение. Так и должно быть, ибо каждый человек обречен умереть, и это его самый большой изъян. Но если он может полностью, без остатка подчиниться, если он может отказаться от себя, если он может раствориться в партии так, что он станет партией, тогда он всемогущ и бессмертен. Во-вторых, вам следует понять, что власть — это власть над людьми. Над телом — но, самое главное, над разумом. Власть над материей — над внешней реальностью, как вы бы ее назвали, — не имеет значения. Материю мы уже покорили полностью...»

Дж. Оруэлл. «1984»

«Тогда во мне оживает загадочная легенда о призрачном Големе, искусственном человеке, которого однажды здесь в гетто создал из стихий один опытный в каббале раввин, призвал к безразумному автоматическому бытию, засунув ему в зубы магическую тетраграмму.

И думается мне, что, как тот Голем оказался глиняным чурбаном в ту же секунду, как таинственные буквы жизни были вынуты из его рта, так и все эти люди должны мгновенно лишиться души, стоит только потушить в их мозгу — у одного какое-нибудь незначительное стремление, второстепенное желание, может быть, бессмысленную привычку, у другого — просто смутное ожидание чего-то совершенно неопределенного, неуловимого.

Какое неизменное испуганное страдание в этих созданиях!

Г. Майринк. «Голем»

Полный текст в формате .pdf  (1,2 MB)

Полный текст в формате .rar (1,1 MB)