Источник: http://peredvizka.ru.

МАНИЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Утопия и жизнь

Автор: Киви Берд

Журналисты английской газеты Daily Mail провели любопытное исследование нынешних масштабов государственной слежки за населением. Для максимальной выразительности, вероятно, в качестве объекта анализа была выбрана квартира Джорджа Оруэлла на Кэнонбери-сквер в Северном Лондоне, где писатель жил шестьдесят лет назад, когда работал над романом-предупреждением "1984". В своей жуткой антиутопии Оруэлл, напомним, описал тоталитарную Британию недалекого будущего, где все граждане находятся под бдительным и неусыпным присмотром государства, более всего озабоченного собственной безопасностью. Дабы провести наглядные параллели между мрачными фантазиями писателя и сегодняшними реалиями, журналисты подсчитали число видеокамер наблюдения в радиусе двухсот метров от дома, где жил Оруэлл. И насчитали как минимум 32 "ока государства", круглосуточно присматривающих за происходящим.

Великобритания давно слывет страной с самым большим в мире количеством видеосистем наружного наблюдения. По этой причине во многих других государствах английский опыт рассматривают как "наше завтра". Данные о числе британских телекамер слежения постоянно меняются. По последним сведениям их насчитывается 4,2 млн. (около 20% всех таких аппаратов на планете), или по одной на каждые 14 жителей. Причем речь идет лишь о "глазах" государства в общественных местах, то есть без учета куда большего числа частных видеокамер безопасности, наблюдающих за посетителями в домах, магазинах и офисах компаний. Если же принять во внимание, что люди постоянно перемещаются с места на место, то, согласно оценочным подсчетам, каждый британец сегодня попадает в объектив камер слежения в среднем триста раз в день.

Главным поводом для очередного обсуждения в английской прессе этой мрачноватой статистики стала публикация большого аналитического исследования под названием "Дилеммы приватности и надзора. Вызовы технологических перемен". Этот документ подготовлен экспертами Королевской академии инженерного искусства и любопытен в первую очередь позицией авторов, пытающихся доказать, что бурно развивающиеся ныне технологии безопасности и обеспечение тайны личной жизни вовсе не являются конфликтующими понятиями, как принято полагать. Напротив, убеждают авторы, при правильном, продуманном и умелом подходе к делу инфотехнологии безопасности способны не только не нарушать, но и укреплять права граждан на приватность.

Но это, следует подчеркнуть, возможно лишь при очень серьезных дополнительных усилиях. Пока же - "сами собой" - технологии надзора и регистрации развиваются таким образом, что о людях, их правах и безопасности вспоминают в последнюю очередь. Поэтому, как показано в упомянутом отчете, технически вполне реальными становятся, скажем, бомбы террористов, избирательно приводимые в действие лишь в присутствии конкретных людей с их конкретными биометрическими или паспортными данными - лишь по той причине, что государству удобно считывать эти данные дистанционно и незаметно для владельцев RFID-документов с биометрией. Другая, никак не связанная с бомбами и террором, но от этого ничуть не менее серьезная опасность - повсеместно практикуемые сбор, накопление и анализ личной информации о человеке без его ведома и контроля. Это делают ныне все - от государственных ведомств и медучреждений до банков, страховых компаний и торговых сетей. Злоупотребление подобными данными (кража и перепродажа сведений, шантаж и т. д.) бьет по конкретным людям чрезвычайно болезненно, а степень ответственности за ненадлежащее хранение информации пока может называться лишь чисто условной.

Вместо того чтобы просто принимать как данность факт размывания технологиями самого понятия о тайне личной жизни, отчет, напротив, настаивает на принятии действенных мер для исправления ситуации. Граждане, в частности, должны активнее интересоваться тем, кто и как собирает сведения о них. А правительство и специалисты - обращать особое внимание на то, как с помощью технологий и правовых механизмов сделать более безопасной жизнь человека. Например, этому должно помочь тщательное разделение средств аутентификации (подтверждение прав доступа) и идентификации (установление личности). Ныне же первое из этих понятий регулярно и повсеместно подменяют вторым. Подтверждение права на покупку по кредитной карте, на проезд по личному проездному билету, на карту постоянного клиента в магазине и тому подобные вещи можно сделать надежными и в то же время анонимными, то есть через аутентификацию. Однако в реальной жизни все сводится к идентификации с регистрацией конкретной личности и оставляемых ею следов в бесчисленных базах данных, о существовании которых эта личность чаще всего не догадывается, а если и догадывается, то проконтролировать никак не может.

В небольшой заметке, конечно, невозможно даже вкратце описать комплекс мер, предлагаемых специалистами из британской академии для исправления ситуации, сложившейся в области инфотехнологий надзора и безопасности. Но все эти меры изложены понятным языком и представляются вполне осуществимыми на практике. Иначе говоря, далеко не очевидной оказывается идея о том, что развитие ИТ-безопасности неизбежно ликвидирует тайну личной жизни. При правильном подходе эти же технологии могут и защищать приватность граждан. Причем имеются специалисты, знающие, что и как для этого надо делать. Проблема лишь в том, что во власти и бизнесе пока не видно людей, которые считают нужным прислушиваться к подобным советам.

http://www.computerra.ru/focus/314289/

За слабоумными британцами будут следить из космоса

Министр науки Великобритании Малкольм Уикс (Malcolm Wicks) предложил использовать спутники для отслеживания перемещений людей, страдающих старческим слабоумием. По мнению министра, эта мера может обеспечить больным большую свободу передвижений без риска потеряться, и избавит от лишних тревог членов их семей.

«Некоторые люди могут получить пользу от такого наблюдения, поскольку их родственники будут знать, что они в порядке и находятся в безопасности», - заявил Уикс. По его мнению, в идеале подобное слежение должно осуществляться с согласия больного, или, по крайней мере, с разрешения его родственников или попечителей.

Представители фонда Help the Aged, занимающегося проблемами ухода и помощи больным с возрастными психическими заболеваниями, признали предложения министра перспективными. «Хотя это предложение и вызывает ассоциации с Большим Братом, не следует пренебрегать технологиями, которые могут повысить качество ухода за пациентами с деменцией, минимизировав возможные риски» , - полагает сотрудница этой организации Кэйт Джоплин.

Согласно последним оценкам, сейчас в Великобритании около 700 тысяч больных старческим слабоумием, а к 2051 их число достигнет 1,7 миллионов. Слабоумием страдает каждый 20-й человек в возрасте старше 65 лет, и каждый пятый старше 80. Две трети больных составляют пациенты с болезнью Альцгеймера.

http://www.medportal.ru/mednovosti/news/2007/04/20/satelite/

В Великобритании появятся "говорящие" уличные камеры

Текст: Наталья Дембинская

videovoice.jpg (25231 bytes)

"Говорящая" камера предлагает прохожему выкинуть свою банку в урну

В Великобритании скоро появятся "говорящие" уличные камеры видеонаблюдения, которые при необходимости будут вслух советовать прохожим убирать за собой мусор или вести себя поприличней. Для выполнения этой функции уже существующие камеры оснастят микрофонами, а следить за получаемой информацией удаленно будут сотрудники специальных центров. На проект по созданию сети "говорящих" видеокамер британские власти собираются выделить около 500000 фунтов стерлингов, сообщает BBC.

 

Свое недовольство по поводу установки подобных камер уже выразили правозащитники, а о том, что к использованию этой техники стоит относиться с осторожностью, сказал и один из министров кабинета Джеймс Брокеншир. Однако, по словам министра внутренних дел Великобритании Джона Рида, новые камеры вовсе не означают секретное наблюдение, наоборот, это интерактивные устройства. Рейд подчеркнул, что ежегодно на уборку мусора на улицах тратятся огромные средства, и, возможно, такие камеры помогут повысить уровень сознательность граждан.

Сейчас такие камеры уже установлены в Мидлсбро, а в ближайшее время появятся в Лондоне, Ипсвиче, Плимуте, Ноттингеме, Нортгемптоне и еще 16 городах. Власти Мидлсбро, где таких камер установлено уже двенадцать штук, утверждают, что эта инициатива уже помогла сократить число уличных драк и преступлений, да и мусора на улицах стало меньше.

Впрочем, противники этой идеи снова говорят о том, что дело с уличным видеонаблюдением в Великобритании уже зашло слишком далеко. В Британии количество внешних камер слежения по сравнению с другими странами очень велико - их там около 4,2 миллиона.

http://telecom.compulenta.ru/316249/

Какая такая демократия, когда кругом враги?

Министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле всерьез намерен полностью перекроить немецкую юридическую систему. Многие обвиняют Шойбле в том, что он пытается «свернуть» в стране демократию и заменить ее «полицейским государством» под предлогом борьбы с терроризмом. Более того, в адрес министра часто звучат обвинения в намеренном нагнетании истерии в стране. Он последовательно добивается от правительства и законодателей Германии расширения прав полиции и спецслужб, а также изменений в Конституции, которые позволили бы, как минимум, более вольно трактовать права многих категорий подследственных.

Нововведения главы министерства внутренних дел вызывают критику не только специалистов, но и рядовых граждан — ведь некоторые из них вполне можно назвать из ряда вон выходящими. Кроме достаточно безобидного (на первый взгляд) предложения использовать в полицейских картотеках фотографии с паспортов граждан Германии и постоянно проживающих в ФРГ иностранцев, Шойбле придумал, чтобы отныне все телефонные переговоры и СМС-сообщения в стране хранились фирмами-телеоператорами полгода и представлялись в распоряжение полиции по первому требованию. Эта попирающая все основы демократии идея была воплощена в жизнь в среду, 18 апреля, на очередном заседании Кабинета министров ФРГ.

Не успела Германия осознать, что сие значит, а министр Шойбле уже выступил с новой инициативой: теперь он потребовал, чтобы в отношении подозреваемых в террористической деятельности был отменен основополагающий юридический принцип – презумпция невиновности. Свое требование он обосновал тем, что в борьбе с терроризмом главное – не найти виновных в теракте, а предотвратить сам теракт, так что в качестве превентивной меры нужно позволить компетентным органам арестовывать потенциальных террористов по первому подозрению. «Я настаиваю на том, чтобы органы следствия получили такую возможность, — заявил он. — Мы не имеем права допустить, чтобы террористы спокойно взрывали, что им угодно, а мы могли начинать следствие только потом, когда самое страшное уже произошло».

Шеф немецкого МВД опирается, по его словам, на опыт США, где за последние годы было введено множество новых правил и инструкций, так или иначе «развязывающих руки» спецслужбам и органам охраны правопорядка. Тем не менее, подобное рвение Шойбле стало уже попросту пугать немцев, которые всерьез опасаются превращения своей страны в эдакий «стеклянный дом», где каждый станет подглядывать за каждым, и людей можно будет без лишней возни хватать на улице – докажи, мол, что ты не террорист и не собираешься взорвать бомбу где-нибудь в Рейхстаге.

До сих пор лидеры Христианско-демократического союза (ХДС) вполне терпимо относились к требованиям неуемного борца с терроризмом Шойбле, а его главными оппонентами были лидеры Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и «зеленых». Что касается коллег христианских демократов по правящей коалиции, то они попросту подняли настоящий бунт в Кабмине, так что потребовалось объявить о созыве срочного, внеочередного заседания правительства только лишь затем, чтобы попытаться примирить противников и сторонников бесшабашного министра.

Однако теперь, похоже, чаша терпения консерваторов переполнилась. Сразу несколько политиков ХДС выступили с резкими заявлениями по поводу «авторитарных методов Шойбле», а один из его предшественников, либерал Герхард Баум заявил, что «если будет принято подобное решение, первым арестованным должен оказаться сам Вольфганг Шойбле – за попытку демонтажа немецкого демократического строя».

Кое-где в стране даже раздаются голоса, сравнивающие проекты руководителя немецкого МВД с гитлеровской подготовкой нацистского переворота, однако подобные сравнения все же кажутся большинству немцев преувеличенными.

Парадоксальным образом, защитницей Шойбле оказалась представительница социал-демократов, министр юстиции ФРГ Бригитте Цюприс. В одном из интервью она заявила, что в подобных дебатах следует придерживаться исключительно фактической стороны дела, а не впадать в политическую риторику. По ее мнению, нужно как можно скорее выработать действенный механизм предупреждения террористической деятельности, и в этом она вполне согласна со своим коллегой.

Сам Вольфганг Шойбле называет себя «защитником демократии» и считает, что противники незаслуженно оскорбляют его своими подозрениями. Однако сегодня многие немцы спрашивают, не получится ли так, что после предложенных им реформ «защитнику демократии» окажется попросту нечего больше защищать?

Борис Альтнер

http://www.rosbalt.ru/2007/04/20/293944.html