Садово парковый райдер stiga park.

К. Гордеев

КОНЕЦ, КОТОРЫЙ ВЫ ТАК ЖДАЛИ

Вы не ждали конца?!! Ай-яй-яй, уважаемый читатель, как же, как же, позвольте Вам не поверить...

А разве не о скором конце камлали творцы технотронного мира? Правда они не называли его концом света, а лишь убеждали, что если все пойдет, как идет своим естественным ходом, то не будет ни еды, ни воды, ни энергии - ничего не будет, а глупое человечество все потребит, размножится и потому вымрет само собой. И, следовательно, нужно слушать, что они вещают и внимать их мудрейшему руководству. А для убедительности они сочиняли свои страшные сказки - антиутопии - одну мрачнее другой. Но Вы-то это слушали, Вы-то это обсуждали, Вы-то этому верили, Вы-то за ними шли. И стоит ли поэтому удивляться, что пришли туда, куда Вас привели, и нашли то, что Вы вместе с ними искали?

Тысячами разных хитромудрых способов Вас, уважаемый читатель, заставили играть в поиски конца времен, играть в чуждую Вам игру и по неприемлемым по сути правилам. Но Вы их приняли, и потому теперь уже, хотели или не хотели достигнутого результата, но Ваше (не)желание ничего не значит и ничего не меняет. Да и потом, давно свыклись Вы с тем путем, на который Вас умело свернули, и потому неизбежно должны были однажды добраться до финиша.

Фукуямы учили Вас о конце истории. Аттали заклинали стать людьми без личности. Курцвейли воспевали момент, когда человечество передаст эстафетную палочку истории, э-э-э, скажем, «одухотворенным машинам» и просто исчезнет. Более мелкие апологеты конца бесхитростно убеждали Вас в том, что «пора уже раствориться в Сети» (вот именно так - Сети с большой буквы!) и что «стать счастливым рабом - лучшая доля на которую только можно и рассчитывать».

Постарайтесь вспомнить хотя бы один сценарий светлого будущего. Коммунизм не предлагать: под завывание сирен технотронщиков Вы сами от него отказались. А в чудеса спасения в раю Вы никогда по-настоящему и не верили, предпочитая «журавлю в Небесах» (даже в молитвах!) плохонького да мерзенького, но воробья на земле (для себя самих, лучше - для себя и любимых чад, еще лучше - для себя, чад и внучат: хотя б 20, хотя б 50 лет протянуть, а там уж - пусть хоть потоп).

Что остается в Вашем меню грез и ожиданий? Терминаторы, Большой брат, Матрица, Судный день, Апокалипсис, пришествие антихриста и сатаны, кратковременное торжество зла, побиваемого очередным супергероем-мутантом-киборгом и опустевшая развалинами и безлюдьем Земля в эпилоге. Либо, если зло Вам более предпочтительно в обезличенно роковом обличье - интервенция инопланетян, роковая Нибиру, конец летосчисления майя, взбунтовавшаяся катаклизмами родная планета, истощение ресурсов, точка сингулярности, упавший астероид, биологическая катастрофа и проч., проч, проч., но все это - опять-таки! - не сейчас прямо, а когда-нибудь: в 2012-м, в 2017-м, в 2020-м, в 2027-м, в 2034-м ... (далее по выбранному расписанию).

Так что стоит, уважаемый читатель, без преувеличения признать, что источник Вашего сегодняшнего потребительского оптимизма укладывается в классическое: «Бывает (будет) и похуже, а пока...» Впрочем, что сетовать? Часы истории и в самом деле уже начали свой полуночный бой. И выбор, оставшийся в наличии у каждого из живущих сегодня, прост до безобразия, совершить отчаянную попытку все же стряхнуть с себя морок, навеянный ужастик-колыбельной, и, если достанет сил, попытаться проснуться и действовать в собственных, а не чьих-то дядиных интересах, или оставить все, как есть, наслаждаясь радостями бесплатного наркоза в ожидании отсроченного конца.

Вообще говоря, человеку по природе свойственно грезить наяву, заворачиваться в мифологические пространства и безудержно верить сказкам (добрым, а наипаче - злым). Мы с легкостью творим свои мифы - фантасмагорически перемешиваем настоящую и кажущуюся реальности, заполняем разрывы в связях между фактами, действительно нам известными, байками от творцов идеологических штампов и все это круто цементируем собственными домыслами. А заблудившись между грезами и явью, слепнем: перестаем понимать, где находимся и что с нами происходит. На чем и ловимся «поводырями», заставляющими нас полностью и с охотой следовать их воле.

Для разрядки и примера вспомним древний по нынешним понятиям, еще советский, анекдот. Решила как-то народная власть цену на колбасу повысить (ужас насколько! - на целых копеек 20). Инфляция!!! Конец света (по тем временам)!!! Мир содрогнулся. Народ возмутился. Как?!! Что такое?!! Где социалистическая стабильность и незыблемость в преддверии уже почти построенного рая на земле? Где обещанный «рост благосостояния», питающий «чувство глубокого удовлетворения»? Однако в объявленное время «Ч» (скажем, 1 августа), когда все с волнением, напряжением и дрожью ожидают надвинувшегося кошмара, ничего не происходит. Все в недоумении: «Как? Почему? Слухи! Провокация! Паника!» А в объяснение новая версия звучит: «В заботах о трудящихся власть напряглась, изыскала резервы и перенесла час потребительской катастрофы на ... месяц (т.е. в данном случае на 1 сентября)». Но и в этот объявленный срок ничего не случается и произносится та же объяснялка. Спектакль повторяется несколько раз. Никто уже больше не дергается по этому поводу, не волнуется, но всенародно и с пониманием переживает борьбу государства за цены, обсуждая и переживая ее в курилках. И когда 1 декабря таки продукт дорожает, в ответ слышится лишь вздох облегчения: «Ну, наконец-то».

Шутка? Конечно. Но такая близкая и к той исторической, уже ныне почти забытой правде о возможности стабильной жизни, и к тем реальным манипуляциям, которыми сопровождалось ее разрушение. Вот середина 80-х прошлого века. Великий комбинатор и гигант мысли объявляет: «Хоть мы и впереди планеты всей, НО надо в очередной раз затянуть ремни, ускориться и перестроиться, чтобы обогнать весь мир. ИНАЧЕ конец - нашей экономике и военному равновесию: не хотим, но придется совершить ядерное харакири. Ваши последние 100 рублей спасут отца (нынешней россиянской) демократии». И что народ? Народ пыхтит, но терпит. И уничтожение сельского хозяйства, и чернобыльский ад, и снос под корень основ национальной экономики, и совокупление с глобальным долларовым тотализатором. А между тем прилавки пустеют, нормой становится военно-карточное распределение, государство естественным образом рассыпается на центр, окраины, элиту, мафию и быдло. Но все стараются ни на что такое внимание не обращать и надеются, свято веря «своей» власти, что вместе с комбинатором оттягивают свой конец.

И за этим серьезным делом не замечают, как наступает год 90-й. А там другой гигант и спаситель - из инкубатора первого. «Выйдем на площадь! Освободимся от гнета! Сбросим нахлебников! Восстановим историческую справедливость! Воздадим каждому по (его) достоинству! Шокотерапия, долларовые цены, отпущенная на свободу экономика! Счастливые дали капитализма или конец - не бойсь, если что, я первый на рельсы лягу!» (т.е. расслабьтесь, на бойню не одни вы идете). И к этому - тоже все с полным доверием. Конечно, конец-то он всем видится, как разорвавшаяся нить или лопнувший шарик: вот они есть, а вот - хлоп! - и больше их нет. И потому каждый отдельный даже очень большой факт омертвения смертью не воспринимается. Еще и шутили тогда по этому поводу того, что «перестройка» никого без бонуса не оставила, дала «умным - власть, жадным - деньги, а всем остальным - «Аргументы и факты». И ежедневно, хотя и неосознанно, приближая край своего существования, ждали с отчаянным нетерпением каких-то небывалых знамений: толи чудесных объявлений по тогдашним «социальной розетке» и «зомбоящику», толи публичного исполнения каждым очередным комбинатором разобещанной им сеппуки.

Вот если бы реально гром грянул, а так - что всем вместе было до частных трагедий Тбилиси, Карабаха, Баку? Что до троих «чудаков» в августе 90-го и трех тысяч осенью 93-го? Что до десятков тысяч вырезанных в Таджикистане, в Чечне, в Буденновске и других «мирно-фронтовых» городах? Что до миллионов умерших от нищеты и голода, от невозможности иметь крышу над головой, найти работу, лечить болезни, рожать и растить детей? Что до разрушенной науки, образования медицины? Что до того, что жизнь подавляющего числа населения в государстве опустилась до уровня животной: родился, потрудился, потребил, справил «потребность» и помер? Что до душ, которые по большей части усохли и умерли в еще шевелящих конечностями телах (или были сознательно и злонамеренно вынуты оттуда профанацией нравственно-религиозной жизни)? Да-а, видать, особый, ничем неповторимый вкус жизнь приобретает, когда даже на собственный расстрел смотришь через экран телевизора.

Но ту же песню продолжают петь Вам, уважаемый читатель, и сегодня - под долгие разговоры о том, как хорошо всем нам будет в «исправленном государстве» сначала к 2005-му, потом 2010-му и, уж, в точности, к 2020-му году, когда станем жить нашпигованными вживленной электроникой, соединенной с умными предметами быта. А пока Вы слушаете магнетизирующие распевы «тех-кому-Вы-безусловно-доверяете» и мечтаете себе о нафантазированных благах и удобствах, нечто, по укоренившемуся в Вашем сознании стереотипу называющее себя государством, по частям уже распродало землю, воздух и недра, аннексировало в глобальное управление остатние производственные мощности (под предлогом «инвестиций», «создания особых экономических зон» и проч.), интегрировало в общемировую инфраструктуру то, что является основой суверенитета: законы, экономику, налоги, административное управление, таможенные и военно-полицейские структуры, практически разрушило армию. И даже персональные - т.е. совершенно конфиденциальные! - данные граждан (Ваши личные данные!) и те под шумок всемирно обобществили («призрак экстремизма», понимаешь, разбушевался, и с ним теперь, конечно же, чтоб мысли разные в голову не лезли, нужно «от забора и до обеда» «бороться и искать, найти и не сдаваться» 1)):

Бин Ладен там, Бин Ладен здесь,
Бинладенов кругом не счесть,
Грозят нам с Гексой-Геной.

А заработанный на распродажах гешефт складывался в «где-то-тамии» с объяснением доверчивым гражданам Россиянии, что этого «для всех» «хватит на любые грядущие потрясения». И вот на дворе кризис. Не только глобальный и вечный, но и наш, сегодняшний, местный. Как выяснилось, «вполне ожиданный». И снова сказки: «Резервного фонда нам хватит... нам почти хватит... нам хватит аж до середины следующего года...» и т.д., «Мы почти на дне... мы уже на дне... мы еще долго будем на дне, но хуже нам от этого не будет...», «Мы не перейдем пределы системной стабильности с дефицитом бюджета 7,5% ВВП 2)... ». И вообще наша экономика не корабль, а подводная лодка, и вовсе не тонет, а погружается на рассчитанную глубину и вот-вот всплывет, выписывая своим нырком одну из замысловатых латинских букв: не V, так W или L. И опять: не бойсь, все хорошо, все под контролем, а конец света откладывается на срок от 5 до 50 лет, как минимум - до «прилета Нибиру», «конца календаря майа» или какого-нито «адронного коллайдера, наконец-таки поймавшего за хвост «частицу Бога» 3). Ну, или сами придумайте себе еще какое-нибудь виртуально-отсроченное триллер-мозголомство.

Все хорошо? Что ж, посмотрим...

«Регионы начали массово сокращать социальные расходы» 4) : песионеры, сироты, инвалиды и дети теряют из-за нарастающего дефицита бюджета социальные выплаты - льготный проезд, субсидии, места в детских садах и яслях и т.п. Инфляция галопирует 5), и рост цен грозит составить в среднем до 14%, а по отдельным продуктам до 30%. Значительно вырастет оплата коммунальных услуг. А те, кто не только слушает ТВ-пропаганду, но и бывает в магазинах и на рынках, уже обнаружили, что названные «инфляционные ожидания» сопровождаются к тому же еще и главным образом вымыванием дорогой и, соответственно, более качественной продукции. Уже за полгода РЕАЛЬНОЕ подорожание рыночной корзины (т.е. при одних и тех же покупках) составляет около 50%. При этом - неурожай, виртуально существующая промышленность, катастрофически растущая безработица, пустеющие полки и прилавки магазинов, провисание банковско-кредитной системы, задолженности по зарплатам, принудительные отпуска, падение покупательной способности в сочетании с затовариванием складов невостребованной продукцией.

Ничего не напоминает? Правильно, все та же горбачевская перестройка. Повторение неусвоенного пройденного, обернувшегося лишь пост-фактум замеченным крушением Советского Союза, который стал трупом задолго до того, как ГКЧП и неприкрытая государственная измена г-на Ельцина поставили финальную точку в его истории. По-прежнему ли, дорогой мой читатель, Вы настаиваете, что конец для Вас неожиданен? А все потому, что слишком доверяете сказочникам, слишком заигрались в «отсроченную эсхатологию» и, как тот охотник, попавший в плен к дикарям, верите, что без плевка в лицо вождя костер под Вашими ногами не загорится 6). Ошибочно определять наступление полуночи по приходу Германна: часы ведь идут, не оглядываясь на то, успеет ли пушкинский герой в срок, опоздает, или даже совсем не придет 7).

И коль скоро мы уже усмотрели аналогию дня сегодняшнего с днем вчерашним, вспомним, чем характеризовался некроз СССР, чтобы понять логику того «долгожданного конца», который пока еще не вырвался на всеобщее обозрение и не «сопроводился» чем-то шумно-театрализованным, вроде шоу разного рода переворотов, властных разборок, «наведений конституционного порядка», «войн за справедливость», показательно-демонстративной борьбы с разными экстремизмами и пандемиями. Итак, все началось с того, что «капитал оттек на Запад». Для Советского Союза и для пост-перестроечной РФии тогда это было настоящим шоком (безо всякой терапии, как уверяли народ гайдары). Но нас, однажды уже это пережившим в более острой форме, по контрасту с былым благополучием, опустевшими прилавками не испугать.

Не испугать? Ну, что ж, и сегодня «деньги убежали», а вслед за ними и теперь начинают пустеть прилавки. Не так драматично, как некогда, но все же достаточно для того, чтобы начать беспокоиться о том, где взять еду завтра. Пока уходят качественные продукты и товары, прежде доступные для большинства, уходят, уступая свое место «товарам для бедных» и «товарам для очень богатых» и увеличивая уже и сейчас вовсе непроходимую пропасть между первыми и вторыми. Производство - даже то эрзац-производство, которое сложилось в результате «политики инвестиций» - останавливается и становится бедой всех, а в особенности - кошмаром моно-городов, сосредоточенных вокруг одного градообразующего предприятия. Безработица растет. Опять же не так явно, как в постперестроечный и перестроечный периоды, но в тех же признаках: увольнения, принудительные отпуска за свой счет, задержки зарплаты. Население люмпенизируется. Иначе говоря, как некогда инженеры шли в челноки, так и теперь «белым воротничкам» предлагают пошоферить и поподметать улицы, открыть свой «малый бизнес за смешную 200000-ную рублевую субсидию» или «поехать осваивать целину Сибири и Дальнего Востока».

Точно так же, как некогда, все в обществе - а не только товары в магазинах - расслаивается и поляризуется. Экстра-класс налево - соцпаек направо. «For rich vs. for pauper»: туда элиты - сюда маргиналы, туда центр - сюда окраины, туда принятые - сюда отвергнутые. Соответственно этому разделению нарастает ослабление влияния центра в регионах (ну, нет у него средств каждому Пикалеву помогать, да и желания особого тоже нет). Что проистекает из этого? Верно: нарастание сепаратизма и юриспруденция саперных лопаток или похожих спецсредств всяких-там «Зубров». Точь-в-точь, как некогда, «в дружной семье народов Советского Союза». Пока это не массово: голодом животы еще не подвело, и местные элиты по разным причинам побаиваются или осторожничают выкручиваться за счет исключительно собственных ресурсов.

Но тенденция явно отслеживается. Численность спецназа для усмирения населения уже процентов на 20 превысила старательно доводимую до полной небоеспособности регулярную армию. К ОМОНУ, отрядам ФСБ, ГРУ, стотысячному контингенту МЧС (в США аналогичная структура называется FEMA и заточена как раз под разруливание «ЧС», в том числе и связанных с проявлениями социального недовольства), добавились возрожденные СОБРы, доведенный до уровня спецслужбы корпус судебных приставов и беспилотники для патрулирования лесных массивов (а в перспективе планируют уже присоединить к перечисленным и стотысячные «оперотряды» молодых дружинников-«хунвейбинов»). Не нужно быть аналитиком, чтобы сделать единственный вывод: власти всерьез видят опасность не в каком-то там внешнем враге, а в собственном народе, и готовы защищать себя от него, как в населенных пунктах, так и за их пределами («подпольщики и партизаны», ау-у!).

Резко ухудшается и криминогенная обстановка. Помимо совершенно явных сепаратистов и массово-недовольных, как и 20 лет назад, в рост пошла и активизировалась преступность. Причем не только организованная, системная, сросшаяся с коррупмированной властью 8) и потому понятная российской администрации, но и стихийная, во многом определяемая обнищанием, люмпенизацией всех и массовым присутствием дичающих от отсутствия работы и средств гаст-арбайтеров - грабежи и бандитизм на улицах, нападения на инкассаторов, становящиеся уже регулярными массовые национально-этнические разборки, фантастическая жестокость в быту.

Все перечисленное - признаки перерождения и умирания существующей формы устроения общества на российских территориях - сегодня присутствуют и выражены практически столь же явно, как и при кончине СССР. Разве что до всеобщих карточек дело не дошло. Но так ведь они запланированы, а кое-где по регионам и уже применяются. Если тенденции развития социально-экономического кризиса сохранятся (а с чего бы это им вдруг прекратиться?), то карточного распределения не избежать. Докатимся ли мы до явного голода и дефицита всего, решат ли в Москве противодействовать центробежным силам путем переворота и введения военно-тоталитарного управления - в любом случае введение социального нормо-пайка обречено стать явным сигналом того, что «верхи по-старому жить больше не только не хотят, но и почти не могут». Да и, кроме того, не одной только экономикой и внутренней российской политикой предопределено введение раздаточных социальных карт, но и жесткими директивами обустройства глобального учета (и глобального контроля) населения и приведения последнего к требованиям Сети и «нового мирового порядка».

Как справедливо заметил один оппозиционный режиму экономист, кризис давно перешел границы только финансов, только экономики и только политики и стал цивилизационным 9). Все равно полагаете, что «прорветесь»? Может быть, может быть... Только вот РФия после гибели Советского Союза «прорвалась» исключительно за счет того, что за кордоном интерес в том «прорыве» имелся. Дорвавшиеся до кормила бывшие «вторые» распродавали по договоренности со своими зарубежными «спонсорами» накопленное за 70 лет национальное богатства в обмен на всякого рода «ножки Буша», разменивали свое достояние, свои ресурсы, свои земли, своих людей на промышленные цацки Запада, компенсировавшего с выгодой для себя собственной силой нашу искусственно созданную немощь. А сейчас там, «у них», примерно то же, что и «у нас» (во всяком случае по общему рисунку развития событий). И нет ни у кого и нигде ни лишних средств для всякого рода «воспомоществований» тонущим, ни особого интереса к нашему выживанию: самим им свои бы дела управить - кризис-то глобальный, никому не оставляющий ни возможности куда-нибудь свалить, ни получить помощь со стороны. Велика Земля, но и она небеспредельна: свободно-неосвоенных ресурсных резервов нет - вливайся в узкие ряды «нового порядка» или умри!

Но, быть может, еще все обойдется-рассосется и удастся избежать катастрофического нарастания «управляемого» хаоса? Нет. Он - спутник любой, в т.ч. и глобальной, революции, оборотная сторона реструктурирования и выделения внутри него нового, более высокоорганизованного, более динамичного и более эффективного ядра, объединяющего элиты и тех, кого они сочтут нужным к себе приблизить. Так, к примеру, в результате крушения СССР на его месте возникли не только новые территориальные образования, но даже и внутри каждого из них образовалось несколько мета-государств, различающихся по степени включенности в мировую торговую систему, по умению взаимодействовать с ней и по тем ресурсам, которые она предоставляла. А пропасть между социальными стратами, принадлежащими к вновь возникшим формам структурирования общества, оказалась безнадежно глубже и онтологичнее, чем не только чисто словесное противопоставление «нового руского» «старому», но и даже реальное кастовое разделение у индусов или классовое, типа на крепостных и офранцуженное дворянство в Российской империи конца XVIII века.

Естественно, что каждый «новый мир» в силу изначального конкурентного превосходства быстренько прибирает в свои потные ручонки большую часть современного ему жизнеобеспечения общества. И столь же не менее естественно, что всех «маргиналов» и «люмпенов», не попавших в число счастливчиков, он предназначает к исполнению роли гумуса и мусора, который по использовании должен быть вычищен и утилизован. Однако особенностью нынешнего, последнего кризиса, завершающего глобальную революцию, является то, что область организованной социальной структуры обречена оказаться несопоставимо меньшей, чем порожденный ее образованием хаос, вероятность удержания которого в заранее отведенных тому границах чрезвычайно низка. При этом процесс глобального саморазрушения необратимо запущен и более неостановим.

Впрочем, я не стану настаивать и разубеждать Вас, мой уважаемый читатель, свято верящий в отсроченный конец. Может быть, Вы и в самом деле правы, а написанное здесь - не более, чем еще одна иллюзия, еще один, выводящий из душевного равновесия ужастик. И потому я искренне Вам в этом месте советую выбросить данный текст в мусорное ведро, стереть с ним файл в компьютере, потом зажмурить глаза, заткнуть уши (а еще лучше - залезть с головой под одеяло или зарыть оную в песок). Оставайтесь в своем виртуальном мире: храните душевный комфорт в умных пространных рассуждениях о грядущих царях, далеком Армагеддоне, о безнадежно долго летящих метеоритах, нибирах, инопланетянах, об адских порталах в незапускающихся коллайдерах и положительном эффекте когда-нибудь будущего сингулярного небытия. Ибо дальнейшее продолжение начатого здесь разговора коснется ответов на самые интригующие и болезненные вопросы: «Чего ждать и, самое главное, когда?»

Это только в языке экономистов бывает кризис перепроизводства. Изобилие никогда не ведет к критическим состояниям. Они - порождения недостатков и дефицитов. И даже если случается, что от избытка чего-либо проистекает застой и вырождение, то последующие проблемы и неурядицы связаны именно с этими признаками социального умирания, т.е. с нехваткой жизнеспособности в обществе, а никак не с тем, что прежде оно оказалось купающимся в благополучии.

Именно поэтому финансовый кризис, зародившийся в США и, подобно «свиному» гриппу, расползшийся по миру и поразивший все составляющие мировой экономики, никак нельзя считать причиной возникших проблем. Он - лишь повод их проявления. Что за смехотворная глупость: «банки давали кредиты под недвижимость, не проверяя обеспеченности заемщиков», и это подорвало экономику самой богатой страны мира? И куда потом делись деньги, переданные риэлторам за совершение покупки? Оставим в стороне бредовые гипотезы о размещении взятых средств в виде наличных вложений в банку (чулок, горшок, сундук, сейф), захоронений в огороде (на пляже, необитаемом острове, в соседнем государстве) или передачи для сбережения «швейцарским гномам». Единственное место, куда они могли «утечь» - т.е. «изъяться» из оборота - так это превратиться в сокровища, хранимые там же, в банковских ячейках, но принадлежащих исключительно узкому кругу лиц. И их, этих сокровищ, размер столь велик, что оказался достаточным, чтобы сотрясти и сокрушить многие региональные финансово-экономические системы и даже целиком всю глобальную экономику.

Другими словами, нынешний кризис, как и далекая уже «великая американская депрессия», связан ни с чем иным, кроме как с распределением и перераспределением богатств общества, в котором сильные и успешные настолько сильны и успешны, что могут позволить себе избавиться от всего, определяемого ими, как балласт. Не товаров обнаружилось слишком много, а средств для приобретения оных оказалось мало в руках у значительного числа их потребителей. А дальше цепная реакция: нищают люди - не покупают продукты производства. Те, в свою очередь, затоваривают склады и влекут сокращение и остановку предприятий. Естественно, что перестают платиться зарплаты, следуют увольнения и иные действия, еще более сокращающие покупательную способность «среднего класса». А результат - критическое нарастание нищеты (пауперизация). Параллельно принуждается к кардинальному реформированию и социально-административная система, «оптимизирующаяся» и подстраивающаяся к существованию в условиях существенно меньших налоговых и иных фискальных отчислений.

Такое вот своего рода английское огораживание, перенесенное на несколько столетий вперед и исполненное в глобальном масштабе. А поскольку ресурсов для контроля этого процесса у хозяев мира вполне, как им кажется, достаточно, то и полагают они, что протекает затеянный ими проект вполне управляемо, ползуче и потому совершенно неотвратимо: там вожжами подстегнул, тут попридержал, кого не построили и не пристроили, тот помер, остальные - на следующий этап «модернизации». И так по кругу до достижения желаемого ими результата.

Вот только ожидания эти в корне ошибочны, потому что, во-первых, некуда переселить (заставить переселиться) миллиарды лишних людей (разве что на тот свет), а во-вторых, управлять общесистемным кризисом вообще, а «изнутри» в особенности (если помните, выше уже говорилось, что в глобальный масштаб возникшего критического состояния исключает существование каких-либо внешних резервных ресурсов) возможно лишь на самых ранних его стадиях, когда отклонения от прежде существовавшей устойчивости весьма и весьма незначительны. Голодных можно слегка подкормить соцпайком, чтобы сразу не бунтовали. Но в том лишь случае, если количество кормящихся не слишком велико и процесс прикорма не слишком долог. Можно подпечатать контрамарок (талонов, фишек, мавродиков), чтобы враз обнищавшие смогли поддержать в себе иллюзию, что доступ к средствам жизнеобеспечения им не прекращен. Но опять-таки лишь до определенных пределов: количество виртуально бесплатного не должно и на промилле быть сопоставимым с экспроприированными у человечества сокровищами.

А промышленность-то останавливается, рвутся привычные связи, миллионные толпы выбрасываются в никуда (т.е. на «общественное титькососание» 10)). Инфляция сменяет дефляцию, дефолт идет рука об руку с натуральным обменом. А в социальной системе, чья устойчивость на самом глубоком уровне сформирована вокруг цикла по превращению естественных ресурсов в безвозвратные отходы 11), он все в большей степени оказывается тотальной принадлежностью очень небольшой и высокоорганизованной группы, активно избавляющейся ото всех, с ее точки зрения, бесполезных. И чем больше этих последних становится, тем больше возникает потребность в средствах контроля, удерживающего тот хаос, в который они оказались ввергнуты.

Во времена огораживания в Англии «лишних» отправляли в колонии. Ранняя советская власть делала то же самое, только создавала колонии прямо на своей территории. Поздний перестроечный Советский Союз просто выкинул всех не вписавшихся на улицу, а для слишком «борзеющих» быстренько организовал «национально-освободительные» восстания чередующиеся с карательными операциями по поддержанию государственного порядка. Большие модернизации начала и середины ХХ века вылились в пару мировых войн с соответствующими тем жертвоприношениями. Из сказанного, собственно, вытекает только один-единственный вывод: период, когда нуждающихся подкармливают, чтобы они «вели себя хорошо», быстро заканчивается, а на смену ему приходит либо предложение кормить себя самому где-нибудь «там вдалеке», либо наступает «время большого забоя», либо и то, и другое в одном флаконе.

Так что не пустеющие прилавки, не разоряющиеся банки, не умирающие производства и даже не «падающие, как стойкие кирпично-монолитные солдатики - строители» являются настоящими вехами конца (хотя, как было справедливо замечено совсем недавно 12), и они ему будут не только сопутствовать, но и превратятся в своеобразную шкалу падения). Реальной точкой, которая обозначит начавшийся последний отсчет, станет резкий всплеск сепаратизма - национального и регионального, - порожденного неспособностью и нежеланием центральной администрации удерживать более или менее удаленные от центра регионы. Во-первых, потому что сбрасывать не эффективные, убыточные периферийные «филиалы» является основой «технологии антикризисного менеджмента» (а никакой другой нынешние исполнительные власти - как нашенские, так и глобальные - просто не знают). А во-вторых, потому что заставить аутсайдеров самих выколупываться из той экономической дыры, в которую их загнала «всемирная перестройка», является частью революционного плана по преобразованию «старого мира» в «новый».

В России такими точками разрыва, помимо национальных автономий, являются так называемые «моно-города» (города одного предприятия), коих в наследство от прежней целостной советской экономики осталось аж около четырех сотен. Собственно, положение населения в них уже и сейчас плохо - отсутствие зарплаты, работы, едва ли не голод, - и выступления там уже начались. Вслед за Пикалевым протесты прозвучали от рабочих «Русского Вольфрама», «Кузбассэлемента», АвтоВАЗа, «Минала» и других 13). А профсоюзы уже призвали обращаться непосредственно к власти, не оглядываясь на частных хозяев вставших производств 14). И хотя по большей части все протекает достаточно мирно - региональные администрации выкручиваются, компенсируя себе в убыток «ненужность» жителей достаточно крупных населенных пунктов (лишь только в Приморье дело дошло до столкновений с ОМОНом), - однако очевидно, что по мере истощения существующих для этого возможностей движение навстречу требующим обеспечить хотя бы минимальные условия для существования будет сокращаться и трансформироваться в значительно более дешевое силовое подавление.

Причем города-банкроты - это только начало. Очень быстро им последуют целые регионы, столкнувшиеся с проблемой невозможности поддерживать свое умирающее хозяйство. И лечение их усиленным спецназом продлится весьма недолго, потому что, во-первых, на всех спецназа не хватит (даже и такого большого, сопоставимого с целой национальной армией). Во-вторых, региональные элиты ради уже собственного выживания займутся активным поиском иных, чем Москва, источников своей устойчивости. И, наконец, в-третьих, за десятилетие путинского президентства федеральное устройство было так умело «оптимизировано» укрупнением субъектов федераций, приобретших после объединения потенциальную способность к административно-хозяйственному автономному существованию, что их отстрел насторону, наподобие отработанных ступеней ракетоносителя, в случае возникшей ситуации не вызовет у нынешнего руководства РФии ни угрызений совести, ни организационных проблем. Точь-в-точь, как было в свое время с «предоставлением суверенности» бывшим советским союзным республикам.

Итак, народ в нужде, местные элиты вовсю подстрекают, откуда ни возьмись плодятся доморощенные «освободители» и «борцы за нэзалэжность» («боевики-партизаны-подпольщики» и т.п.), спецназ сначала их «мочит в сортире», а потом отступает на заранее подготовленные позиции, выстраиваясь в круговую оборону вокруг своих нанимателей. И все это на фоне катастрофически нарастающей разрухи, голода и общей озлобленности. Собственно, так и выглядит общий пейзаж «начала конца».

Как далек он от августа 2009-го? Судить об этом Вам, уважаемый читатель, самому, следя за сообщениями лент федеральных новостей, деньгами в своем кошельке и товарами на рынке. К примеру, проблема моно-городов и их взаимоотношений с властью федеральной, региональной и силовыми структурами уже встала. И хотя очень осторожно и дипломатично, но звучат голоса в Татарстане, Башкортостане, в САМОЙ Москве о том, что не оправдала таки надежд и чаяний «партия власти» (естественно, во главе с премьером и президентом). А Кавказские республики вновь запылали «клановыми разборками» (естественно, по официальной версии из-за подстрекательства агентов ЦРУ, МИ-5/6 и Моссада). Вот только отстреливают там по преимуществу и целенаправленно федеральную милицию.

Тревожным звонком звучат расчеты независимых экономистов с сайта http://vkrizis.ru, указывающие на то, что уже через совсем небольшой срок (к январю 2010 года) экономическая система России окончательно утратит свою системную устойчивость. Любопытно при этом, что, например, московский мэр, г-н Лужков, регулярно подчеркивает в подтверждение своей антикризисной деятельности, КАК много запасено им разного рода продуктов в хранилищах Москвы. Вот только если это его 2-3-хкратное перекрытие норм и многие тысячи тонн пересчитать на нормо-пайки, то выходит столичный резерв на голодную пору не превышает полутора-двухмесячного запаса. И это при уже известных общих оценках неурожайности нынешнего лета. Не приходится также и сомневаться в том, что свежая катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, как нельзя «кстати» и по своим кризисным последствиям и влиянию на будущую судьбу России вполне может оказаться сопоставимой (если не более трагичной) с разрушительным эффектом Чернобыльской аварии для СССР.

А что же там, на глобальных горизонтах? Да то же самое - умножение хаоса. Большие бреши, нанесенные финансово-экономическим кризисом в сферах финансов, строительства, машино- и автомобилестроения. Миллионы безработных по всему миру. Пикирующие экономики «дефицитных» стран. На сегодняшний день лишь трое из колоссов G8 (США, Япония, Германия), как им кажется, увидели свет в конце туннеля. Некоторое затишье в ожидании второй кризисной волны (в приходе которой сомневаются разве что официальные лица, которым по статусу это положено, да ПиАрщики в СМИ). И это все на фоне «сокрушенного доллара», «подорванного евро» и официально вдруг зафиксированной «многополярности мира».

Конечно, нам, привыкшим с гордостью считать, что стабильность мира определялась равновесием двуполярного противостояния сверхдержав - СССР и США - нестерпимо признавать поражение в третьей, «холодной», мировой войне и мириться с однополярностью Pax Americana. Однако и разрушению его тоже радоваться не с чего, ибо оно - свидетельство утраты глобальной целостности. Соединенные Штаты просто публично опустили, унизили и сделали это вполне сознательно. Плохо, когда мир оказывается заложником политики и экономики одного (пусть даже и «самого-самого») государства. Но и отказ от такого всемирного «тоталитаризма», не основанный на всеобщем процветании, является свидетельством ущерба общемировой социально-экономической системы.

Многие совсем недавно радовались, чуть ли не слезу от умиления пускали: вот, дескать, и наша копеечка не щербата - г-н Медведев предложил таки считать рубль с юанем системообразующими валютами мира наравне с долларом и евро. Может, конечно, сей факт ущемленное национальное самолюбие и тешит, да только аналогом подобному событию является период, когда на выходе из горбачевской перестройки зафункционировали вдруг на советском, распадающемся, пространстве наравне с «деревянным рублем» всякие заокеанские купюры, а вместе с ними карбованцы, лари, зайчики, гривны и иже с ними. В конце концов до мавродиков докатились. И все потому, что власти на территории распадающегося СССР перестали выступать гарантом своих державных дензнаков. И если сегодня то же самое происходит в мире с американским долларом, то уж кто-кто, а мы-то с Вами, уважаемый читатель, точно знаем, что во всяком случае наша Россия отнюдь не стала краем благоденствия и свои претензии в области мировых денег основывает не на возросшей силе своей россиянской экономики или политического влияния, а на падении американской, а вместе с ней и общемировой.

Многополярность всегда является свидетельством слабости и нецелостности системы. И если мондиалисты - во всяком случае мондиалисты последних времен, - с удовольствием тиражируют свой кудреватый девиз «Единство в многообразии», то лишь потому, что согласие ослабленных и разобщенных «многообразных» обнаруживается лишь посредством власти над ними. В данном случае - общей глобальной власти. Трудно сказать, где конкретно находится ее центр, да это и не принципиально важно: где-нибудь в географически узкой полосе наиболее благополучных стран или в каком-нибудь засекреченном оазисе, удаленном от всего остального мира. Но на его наличие ясно указывают и создание общей структуры администрирования регионов, и явная тенденция к единым силам подавления (как полицейским, так и военным), и создание супероружия, позволяющего малочисленным, но технологичным вооруженным силам без проблем «наводить порядок» посреди тьмы «несогласных» изгоев, и все более контрастное и жесткое разделение мира на регионы, субрегионы, области, кварталы и т.д. по степени их процветания (или, если угодно упадка) - такая своего рода вертикаль или пирамида экономического апартеида и многоступенчатых резерваций.

При этом скорость названной сепарации все время возрастает, подхлестываемая целым рядом искусственных факторов. Во-первых, глобальным экономическим кризисом, подорвавшим многие даже и развитые региональные экономики. Во-вторых, умножающейся социальной напряженностью, порожденной массовой миграцией людей из более разоренных краев в менее разоренные. Причем сила миграционного давления и конфликтность ситуации только обостряются по мере углубления общей нищеты. И даже специально созданные преграды при преодолении межрегиональных границ оказываются недостаточными. В-третьих, постоянными паническими ожиданиями, порожденными интенсифицирующейся активностью «террористов», «странными» пандемиями, избирательно поражающего действия, все более частыми и разрушительными стихийными бедствиями, складывающимся в результате всего этого призраком глобального голода, ну, и популярными в широких слоях пугалками ожиданий, что «климат потеплеет», «льды растают», «атмосфера загадится углекислотой и арктическим метаном» и т.п.

Ждут со страхом и большой войны, наподобие тех, что потрясли человечество в социально-экономические кризисы ХХ века. Однако она маловероятна (во всяком случае на первом этапе). Для мировой бойни необходимо наличие примерно равносильных соперников и их взаимных претензий на глобальное доминирование. В условиях выделения монопольно всемирной власти, обладающей военно-экономическим потенциалом, несоизмеримым с возможностями любого своего противника, воевать ей просто не с кем. Достаточно для контроля над стратегически важными для себя ресурсами просто направить на их захват и удержание ограниченный военный контингент. Подобная военная технология была обкатана на примере всякого рода операций по «продвижению демократии» - в частности, для захвата стратегических плацдармов в Сербии, Афганистане и Ираке.

Зато число региональных и вообще «местных» конфликтов будет прогрессирующе возрастать по мере того, как жить станет труднее и голоднее. Люди вообще и элиты раздробленных и разобщенных регионов с остервенением будут драться друг с другом за близость к средствам, дающим жизнеспособность (как за обладание ресурсами, так и за близость глобальным комиссарам). В качестве сегодняшних «живых» иллюстраций сказанному можно привести ситуации на подконтрольных «мировому сообществу» территориях Африканского континента, Афганистана и Ирака: непрерывные варварски жестокие междоусобицы местных кланов, распространение жутких болезней, по сравнению с которыми всякие «свиные гриппы» кажутся безобидным насморком, нищета и голод, полностью зависимые от подачек мироправителей.

И эта картина начнет распространяться по мере кризисного падения уровня жизни. Какими бы мощными ни были закованные в броню супервоины «хозяев нового мира», сколь мощными ни были их обеспечение индивидуальным оружием и поддержка разного рода терминаторами, количества их едва достанет, чтобы защищать от «варваров» лишь узкие площадки, стратегически важные для выживания глобальной элиты. Впрочем, наличие внутри нее внутренней конкуренции и неизбежное истощение ресурсов жизнеобеспечения (как в результате эксплуатации, так и военных действий) постепенно втянут в военные действия и представителей различных групп и группировочек. И тогда в ход пойдет разного рода супероружие, о котором изредка проскальзывают сообщения в печати - энергетические установки типа HARP, лазеры, мощностью со всю энергосистему США и способностью зажечь в атмосфере Земли искусственное солнце, электронные «импульс-чемоданчики», сопоставимые по потенциалу с Чернобыльской АЭС и пригодные для разрушения электроники в километрах от себя, неядерные бомбы ядерного килотоннажа, генераторы землетрясений, наводнений, засух и проч., проч., проч.

Небеса воспылают. Воды прольются. Твердь земная содрогнется. Воздух наэлектризуется. Любовь иссякнет (вообще-то ее и сейчас уже днем с огнем не сыскать), а ненависть воцарится. Как ни парадоксально звучат здесь образы из Священного Писания, но они удивительно точно и емко отражают суть формирующегося мира хаоса. И эта апокалиптическая перспектива вовсе не каких-то там отдаленных во времени лет и десятилетий, а нашего ближайшего завтра, вот-вот обещающего наступить с завершением боя часов истории. Сколько осталось? Ну, если считать, что западные экономисты ожидают второй волны кризиса к тому же январю 2010-го (какое совпадение - и наши того же ждут! см. выше), то, можно сказать, считанные дни.

Узнать этот «второй вал» будет не сложно. Если все началось с разрушения мировой финансовой системы, то продолжение распада окажется связанным с остановкой производства, массовой безработицей, на смену которым - третьим заходом, в течение 5-10 месяцев - следует ждать голода и разрушения социальной инфраструктуры. Ну, а неразбериха естественного и искусственного происхождения в совокупности с обилием разом возникших мутных вод породят быстрое распространение повсеместно социальных конфликтов и войн, следом за которыми вполне ожидаемым окажется запустение множества и множества земель.

Таков наиболее вероятный сценарий на ближайшие полтора-два года глобальной зачистки, о которой так мечтали и ради которой так трудились устроители «нового мирового порядка». Вопрос лишь в том, не попадут ли они сами «под горячую руку» нечеловеческих сил пробужденного ими хаоса. Возможно они надеются его обуздать созданием единого всемирного государства-апартеида с жесткой фиксацией электронного статуса каждого «биологического объекта учета», с регламентированными правами и обязанностями каждого носителя такого статуса, включая проживание, питание, удовольствие, наказания, срок жизни, с отлаженным механизмом «воздаяния по заслугам» и прочим, лишь отдаленно в очень гуманистической форме описанным Дж. Оруэллом. Но даже если такая попытка и будет совершена, ее успех не будет долгим по причинам, описанным выше и не находящим своего разрешения внутри подобного «царства избранных». Оно лишь отсрочит «творчески» подготовленный и осуществленный распад и деградацию человечества. И хорошо если все закончится только возвратом в исторически дикие времена, а не превратит всю Землю в вовсе непригодную для жизни человека пустыню - «империю тараканов и «одухотворенных машин».

Собственно, вот и все. После более или менее продолжительной агонии на этом, с большой степенью вероятности, и завершается история человечества. Безо всякого героического эпоса, патетически красивых слов и широких жестов: буднично, мерзко, кроваво. Старая история старого человечества. Будет ли новая? Бог весть. По-настоящему с машинами людям срастись не удастся: просто не успеют дожить до этого «славного», уничтожающего человеческую природу, факта. Самим очистить души, стать лучше, совершеннее и кардинально перестроить отношения в обществе - тоже вещь практически невозможная, особенно если учесть, что все предыдущее время шел процесс целенаправленной деградации - оскотинивания и уничтожения в человеке того, что позволяло ему соответствовать своему имени. И если что-то еще осталось, как предмет упования, то только чудо и при том одно-единственное, состоящее в близком, очень близком исполнении новозаветных обетований - во Втором Пришествии Христове, Славном и Страшном. Ибо, кажется, уже вовсе иссякла на земле та сила, которая бы удержала и отсрочила закономерный финал человеческого «восхождения в бездну». Да и времена-то теперь совсем уж выглядят апокалиптическими, без труда узнаваемыми во множестве знамений, почти буквально совпадающими с описанными в пророчествах.

Такой в самом деле неожиданный конец. Хотя и его, уважаемый читатель, при желании можно превратить в предмет относительно бесконечного отвлеченного индульгирования 15). Но есть ли смысл в этом Вашем занятии?

_______________________________

1) © В. Каверин. Два капитана.

2) http://www.newsru.com/finance/30jul2009/putin.htm

3) Бозон Хиггса

4) http://www.newsru.com/russia/05aug2009/budget.html

5) http://www.newsru.com/columnists/05aug2009/docuchaev.html, http://www.newsru.com/finance/05aug2009/inflation.html

6) Поймали как-то индейцы бледнолицего охотника. Понятное дело, привязали к столбу, чтобы ритуально принести в жертву. «Это - конец,» - подумал охотник. Но внутренний голос ему привычно возразил: «Нет, еще не конец. Плюнь в лицо вождю. Плюнул? Вот теперь конец» (Анекдот)

7) «Уж полночь близится, а Германна все нет» - фраза из «Маленькой трагедии» А.С. Пушкина «Пиковая дама».

8) Президентский идеолог Владислав Сурков даже книжку написал «Околоноля», где фактически оправдал коррупцию, как неотъемлемое свойство государства, http://www.newsru.com/russia/13aug2009/surkov.html

9) http://vkrizis.ru/exp.php?id=74

10) Tittytainment, термин З. Бжезинского.

11) Если, конечно, согласиться с тем, что в основе устойчивого развития социальной системы лежит пригожинская самоорганизация, а не что-то еще.

12) http://vkrizis.ru/exp.php?id=60 - прелюбопытнейший материал: настоятельно рекомендую ознакомиться (Андрей Смирнов, директор проекта «В кризис.ру», До ПЦ осталось не так уж много дней)

13) http://vkrizis.ru/news.php?news=1199&type=rus

14) http://www.newsru.com/russia/17aug2009/profzhaloby.html

15) Самооправдания, самосожаления, самоублажения (от англ. Indulge - потворствовать, потакать; баловать, удовлетворять свои желания, не отказывать себе, доставлять удовольствие, радовать)