Ну вот: Sypher готов к EPS!, читайте!

К. Гордеев

НАПЕРСТОЧНИКИ

 

Игре в «наперстки» уж никак не меньше полутора столетий. Еще О'Генри устами одного из своих героев, Джефа Питерса, утверждал, что именно в ней всегда находят между собой общий язык мошенник и простак-фермер. Первый, «манипулятор», получает возможность не только потешить себя полной властью над добровольно попавшим под нее «неудачником», но и поправить таким образом свое финансовое положение. И второй тоже без выгоды не остается. Во-первых, как ему кажется, перед ним еще одна лотерея — удовольствие попытать счастье в заведомо несчастливом для себя деле. Во-вторых, голова кружится от сладкой вони дармовщинки (халявы, если в просторечье), на которую, как говорится, и уксус медом кажется. А в-третьих, и проигрыш не без смака: конечно, обидно лишиться своего достояния, но зато возникает очередное оправдание для безответственности и несамостоятельности — судьба-злодейка, ну, не везет мне, такому «праведно-хорошему» да «бело-пушистому».

Так что, строго говоря, «наперстки» вполне можно рассматривать не только сами по себе, но и как квинтэссенцию большой группы социальных игр, формирующих основание для компромисса между господами и их холопами. Фишки в зависимости от текущей надобности меняются, правила корректируются, а бонусы для тех и других остаются неизменными: одни стригут с других шерсть «под наркозом», а последние радуются кайфу от того, что пошевелиться не могут.

Ну, например, надо троцкистам-глобалистам по всей стране личные коды раздать, на универсальные электронные карты (УЭК) подсадить да ко вживлению чипов принудить. Как это им сделать?

Очень просто. Сначала избавляемся от непримиримых и самостоятельных: «замочили в сортире», ошельмовали, размазали, заткнули рты — т.е. отделяем от них всех прочих, которых благополучно возглавляем и ведем за собой «не ерундой этой параноидально-фантазийной (да и будет ли она в самом деле?!) заниматься, а чудеса творить». Затем, пока массы наслаждаются незамысловато организованными «хлебом и зрелищами» и тащатся от самих себя и величия своего бега на месте, без лишнего шума и привлечения внимания принимаем рамочные законы (те самые, о которых предупреждали прежде ошельмованные) и следим, чтобы там присутствовали все нужные — «византийские» — формулировки, не дающие никакой возможности их оспаривать. А даже если в самый последний момент «простаки» встрепенутся и решат «пошуметь», то тут же получат «заступников», обещающих «взять все на себя и постараться обсудить с властями права обиженных». А там уж дело техники — хотящий обманываться просто не может не поверить завлекалочке: «ВЫ, главное, письма пишите, а уж мы ради ВАС постараемся, с ними, куда надо, пойдем и на самом верху о ВАШЕЙ беде ПОГОВОРИМ». И пока стоящие в мышеловке будут облизываться на обещанный бесплатный сыр, она-таки и захлопнется ко всеобщему согласию.

Не верите такому сценарию? Думаете — поклеп, клевета, преувеличение, фантазии?

Давайте тогда обратимся к фактам. Когда в декабре 2009 г. — январе 2010 г. президент Д. Медведев объявил УЭК приоритетным направлением внутригосударственной политики, ведь он вовсе не шутил. Но... Но этому никто не поверил, ибо молчали «доверенные люди, вхожие во властные кабинеты».

Когда в июле 2010 г. федеральный закон «О госуслугах» был принят в третьем чтении Госдумой, президент его подписал, и порядок введения УЭК приобрел правовое основание и вместе с ним окончательную неизбежность, то и это осталось практически без реакции. Лишь раздались отдельные христианские голоса, что пора срочно и заранее от бесовских карт отказываться. (Надо полагать, что говорившие так и поступили). Официальные же «возражения» ответственных лиц прозвучали тогда так (в сущности точно так же, как и в предыдущие 10 лет):

«На имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла поступают коллективные и индивидуальные обращения людей, обеспокоенных использованием новых документов и технологий взаимодействия граждан с властью. Авторы обращений вынужденно не получают медицинскую помощь, пенсию по возрасту и другие выплаты, не могут устроиться на работу, совершать нотариальные действия с имуществом, оплачивать коммунальные услуги, приобретать проездные документы и так далее. Создается реальная угроза здоровью и благополучию тысяч граждан, среди которых — немало чад Русской Православной Церкви...

Данное положение усугубляется действиями и призывами некоторых пастырей и мирян, расходящимися с позицией церковного Священноначалия...

Нет ничего греховного в участии людей в мероприятиях, связанных с учетом граждан и подтверждением их личности при контактах с государством. Такое участие может выражаться в получении и предъявлении соответствующих документов, в том числе использующих новые технологии, при условии, что человек знает всю информацию и символику, хранимую и передаваемую при помощи этих технологий, и она не вступает в противоречие с его убеждениями и волеизъявлением...

Русская Православная Церковь признает право людей не принимать определенных символов и технологий, разделяет серьезные опасения, возникающие в обществе по этому вопросу» [1].

И лишь спустя полгода, когда Москва объявила о введении у себя универсальных электронных удостоверений личности, когда пообещала — в действительности! — привязать к ним страховую медицину, льготы и пенсии и взялась принимать региональный закон «о порядке введения УЭК», до сомневающихся, наконец, дошло: шутки закончились и все происходит наяву. Естественная реакция — надо идти на улицы. Но тут — так кстати! — подоспел Архиерейский собор РПЦ МП, взявший на себя труд возглавить «сопротивление верующих... УГРОЗАМ ТОТАЛИТАРИЗМА»:

«В связи с поступлением многочисленных обращений верующих Собор считает необходимым проведение переговоров с органами государственной власти (sic! — и только-то!!!К.Г.) с целью обеспечения добровольности в отношении использования электронных средств идентификации граждан, в том числе универсальных электронных карт. Люди (sic! — абстрактные люди!!!К.Г.), не принимающие их, не должны подвергаться дискриминации, в том числе при получении медицинской помощи и социальных благ» (Определение 45 Архиерейского собора).

И дела закипели. Выступил патриарх Кирилл («Церковь с пониманием относится к позиции людей, не желающих подвергаться контролю, который позволяет собирать всеобъемлющую информацию об их частной жизни, а в перспективе может быть использован для дискриминации граждан по мировоззренческому признаку. Мы продолжим диалог с государством с целью добиться возможности иметь альтернативу электронным средствам контроля и пользоваться традиционными, привычными способами подтверждения человеком своей личности при получении социальных благ и вообще при контактах с государством»), дали по несколько интервью протоиерей Всеволод Чаплин и протодиакон Андрей Кураев, прошел круглый стол в Общественной палате и целых два заседания «Народного Собора» в центральном московском кинотеатре «Пушкинский» (бывший «Россия»):

«Всеволод Чаплин: Важно, чтобы при присвоении и выдаче этой карты соблюдалась добровольность. Есть определенное число людей, которые по разным причинам не примут этой карты. Главное, чтобы они не оказались на нелегальном положении. И оказались не лишены социальных благ, например, пенсии, медицинской помощи и других...

Когда та или иная инстанция, в том числе, находящаяся вне пределов страны, сможет получить подробнейшую информацию обо всех ее гражданах, включая школьные оценки, трудовые успехи и неудачи, медицинские диагнозы, перемещения по миру, имущественное положение, а в перспективе даже круг знакомств, то это может сделать уязвимой не только личность, но и страну!..

Надо иметь в виду и то, что наличие такого массива информации будет заставлять простых граждан испытывать страх по отношению к людям, которые с этой базой будут работать. Особенно если речь будет идти о глобальных информационных сетях. Те люди, у которых окажется контроль над этими сетями, получат возможность ставить любые условия, включая политические и мировоззренческие. Страх будет настолько велик, что, за исключением одиночек, на такие условия согласятся практически все обыватели...

Пока все говорит о том, что при выдаче этих карт будет соблюдаться принцип добровольности, о котором я уже сказал. Формирующаяся система предусматривает возможность отказа от карты. А, значит, есть свобода выбора...

Я должен сказать, что многие православные и так пользуются картами - и банковскими, и транспортными, а также страховыми полисами. Большинство православных христиан не склонны бояться самой формы документа или самой электронной информации. Но многим интуиция подсказывает, что концентрация информации о человеке в одном источнике может быть опасной. Весь вопрос именно в содержательной, а не в формальной части» [2].

«Однако в этот раз церковь обеспокоена вовсе не мистикой, а защитой прав человека. Вся информация о человеке, начиная от его школьных оценок и медицинских диагнозов до последних покупок будет сосредоточена в одном месте, — с неодобрением заявил протоиерей Всеволод Чаплин. — Врач или инспектор ГИБДД не должен видеть моих данных, как налогоплательщика, — считает профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев» [3].

Явным диссонансом сказанному выше прозвучало, что «как отметила, в свою очередь, полномочный представитель мэра в МГД Анастасия Ракова, москвичи вправе отказаться от использования новой карты и получать услуги в том виде, в каком им будет удобно. «Мы выдаем карту, а пользоваться ей или нет — решает каждый сам для себя. Ни одна конфессия официально не выступала против принятия этого закона», — отметила она» [4]. Созвучно этому отреагировала и Общественная палата: «Член Общественной палаты РФ Алла Гербер, подобно другим участникам обсуждения, призвала обеспечить исключительно добровольный характер выбора гражданами той или иной формы учета их данных. «Если существует понятие добровольности, то вообще нет проблемы и не о чем говорить», — сказала она» [5].

Ну, а что же народные вожди? Ведь не зря же «Народный собор» дважды снимал дорогущий, престижнейший, без сомнения знаковый киноконцертный зал в самом центре столицы? Да, все, как всегда... Выступили с пламенными обличениями «электронного тоталитаризма, фашизма и — не побоимся такого слова! — крепостного права» штатно-записные ораторы (все те же, что выступают на каждом подобном форуме: перечислять их здесь еще раз, право, даже как-то неловко). Осудили, обсудили в числе множества других вопросов трудности существования в нынешние времена нормальных людей и нормальных семей, переписали участников, собрали подписи под множеством обращений и ограничились двумя скупыми — ни о чем, аж слезы пробивают! — абзацами в резолюции:

«Требуем всенародного обсуждения Федерального закона № 210 «О предоставлении государственных и муниципальных услуг» в порядке исполнения конституционного права граждан на участие в управлении делами государства, гарантированного статьями 2, 3, 32 Конституции РФ. До проведения всенародного обсуждения наложить мораторий на применение в Российской Федерации Федерального закона №210 «О предоставлении государственных и муниципальных услуг» как нарушающего основные права и свободы граждан, установленные в Конституции РФ, передающего полномочия государства по обеспечению и защите прав граждан коммерческим структурам, ликвидирующего конституционные обязанности государства в жизненно важных сферах: здравоохранения, образования, труда, социального обеспечения, охраны детства и материнства, защиты права частной собственности и т.д.

Обращаемся к Мэру Москвы С.С. Собянину с требованием отклонить принятый Мосгордумой 9 марта 2011 года проект закона Москвы «Об универсальной электронной карте». Провести его всенародное обсуждение, а, если потребуется, то и городской референдум. Обратить внимание мэра, что в случае принятия закона государство в лице Правительства Москвы перекладывает свои полномочия по обеспечению конституционных прав граждан в самых важных сферах жизни (здравоохранение, социальное обеспечение, защита собственности, совершение гражданином юридически значимых действий и другие) на коммерческие структуры» [6].

Все. Как хотите, но назвать это можно лишь «выпуском пара», «одурачиванием простаков», «легализацией и управлением протестными выступлениями». Ибо о том, что остается в неведении для последних, не может оставаться неизвестным для организаторов и «вождей». Что же это за «тайное знание»?

1. Московский закон об УЭК принимался лишь во исполнение Федерального закона «О госуслугах», и уже только по одному по этому не мог не быть принятым. Бороться конкретно с ним является очевидной ложной целью.

2. Федеральный закон «О госуслугах» содержит положение о сугубой добровольности УЭК, предполагающее возможность отказа от нее НА ЛЮБОМ ЭТАПЕ ЕЕ НАВЯЗЫВАНИЯ. Именно поэтому чисто законодательное оспаривание «незаконности введения» и «отстаивание принципа добровольности» является и абсурдным, и заведомо проигрышным. А вместе с этим обессмысливаются и все заявления по этому поводу, как коллективные, так и индивидуальные. Нет для власти никакого риска и ущерба от того, что православные и не очень люди соберутся хоть миллион раз в миллионе кинотеатров, напишут миллион заявлений-требований о «добровольности» электронных карт, равно как и от того, что по этому поводу появится миллион интервью церковных деятелей и миллион заседаний общественных палат. С точки зрения буквы закона — КАРТЫ-то ДОБРОВОЛЬНЫЕ!!!

3. Никто по-хорошему карты не отменит. Во-первых, они предписаны «сверху»: планом глобального переустройства человеческого общества в новый мировой порядок и являются его важнейшим, если не вовсе главным, направлением (мэйнстримом) [7]. Во-вторых, судьба УЭК давно уже трансформировалась в «дорожную карту» до такой степени, что президент ПОРУЧАЕТ премьеру действовать по разработанному им ПЛАНУ:

 

Поручения Медведева по запуску универсальной электронной карты (по итогам заседания Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России от 28 февраля 2011 г.)

Задача

Срок

Ответственный

Создание нормативной и законодательной базы для выпуска и применения универсальных электронных карт

1 мая 2011 г.

Премьер-министр В. Путин

Утверждение технических требований к универсальным электронным картам с возможностью использования чипов иностранного производства (временно). Разработка перехода на чипы российского производства

Утверждение плана внедрения универсальных электронных карт, финансово-экономическое обоснование, включающее тарифы на процессинг карт при получении гражданами государственных и муниципальных услуг

Утверждение требований к финансовым организациям, предоставляющим услуги пользователям универсальных электронных карт

Внести внедрение универсальных электронных карт в программы информатизации федеральных органов исполнительной власти.

Предусмотреть подключение ведомственных информационных систем к системе межведомственного электронного взаимодействия, учесть требования по защите персональных данных

1 июня 2011 г.

Премьер-министр В. Путин

Организовать разработку бесплатного ПО для считывания с карты персональных данных и электронной цифровой подписи пользователя с помощью персональных терминалов при получении госуслуг.

Представить предложения по производству в РФ оборудования для считывания карт.

Издать нормативные акты об использовании универсальной электронной карты в качестве водительского удостоверения, страхового полиса (в том числе полиса ОСАГО) и удостоверяющего документа в системе ФМС

25 декабря 2011 г.

Премьер-министр В. Путин

Издать нормативные акты и законопроекты о стимулировании граждан к получению госуслуг в электронном виде.

Одним из стимулов может стать снижение госпошлин и других обязательных платежей для потребителей госуслуг.

Подключить информационные системы органов власти субъектов РФ, местного самоуправления и организаций, оказывающих госуслуги в электронном виде, к единой системе межведомственного электронного взаимодействия.

Обеспечить совместимость соответствующих протоколов и технических решений.

1 июля 2011 г.

Премьер-министр В. Путин,

высшие должностные лица субъектов Российской Федерации.

Обеспечить обучение граждан пользованию универсальными электронными картами.

Обеспечить получение гражданами информации о преимуществах использования карт и о предоставляемых с их помощью госуслугах.

25 декабря 2011 г.

Премьер-министр В. Путин,

высшие должностные лица субъектов Российской Федерации.

Обеспечить создание электронной базы данных для выпуска и использования универсальных электронных карт, включая цифровые фотографии граждан РФ.

25 декабря 2011 г.

Полпреды президента в федеральных округах, высшие должностные лица субъектов Российской Федерации.

Принять региональные планы внедрения универсальных электронных карт, предусмотреть создание региональной инфраструктуры для приема карт

1 сентября 2011 г.

Высшие должностные лица субъектов Российской Федерации.

Привести административные регламенты госуслуг в субъектах РФ в соответствие с планом внедрения универсальных электронных карт, утвержденным правительством.

Обеспечить совместимость информационных систем органов власти в субъектах РФ с инфраструктурой госуслуг в электронном виде.

Источник: Kremlin.ru [8]

 

Из этого же источника следует, что 2011 г. для УЭК рассматривается, как подготовительный период, во время которого будет составлена смета проекта, подготовлена его нормативная и законодательная база, разработаны регламенты, начнется обучение граждан пользованию электронными госуслугами и подготовка инфраструктуры. В перспективе применение электронных карт будет расширено. Им предназначено заменить также большую часть гражданских документов, хотя в ближайшем будущем они объединят в себе пока лишь водительское удостоверение, полис социального страхования, полис ОСАГО и удостоверение мигранта в системе ФМС. А в качестве гражданского стимула для употребления е-удостоверений будет использовано снижение госпошлин и других обязательных платежей для потребителей госуслуг.

Смешно даже говорить, что на все это можно как-то повлиять с помощью одних только кинотеатровых заседаний, пространных интервью и размноженных через принтер и ксерокс коллективных и индивидуальных требований.

Ну, и наконец, самое главное.

4. Вождями «обеспокоенной православной общественности» произведена умышленная подмена причин протеста верующих людей против чипов, кодов, электронных удостоверений личности, профанирующая их требования, которые в новейшей интерпретации сводятся исключительно к «борьбе с тоталитаризмом» и «за права нерелигиозного человека». Другими словами, с самого начала поле дискуссии размыто, смыслы сдвинуты в сторону, открыт путь к компромиссу, который каждая сторона будет понимать по-своему, пока власти свободу трактовки не исключат в ходе своей практической деятельности.

Та формулировка протеста православных христиан, которую выставили как бы для переговоров с властью, сводит все исключительно к трактовке десятилетней давности, когда делались только первые шаги донести — не власти, обществу! — что, электронный учет ведет прямиком в концлагерь:

«Эту тему иногда пытаются карикатуризировать, сводя ее к вопросу об ИНН, к людям, которые на паспорте нового образца нашли не только шестерки, но и Бафомета, короны Люцифера, змею, кусающую свой хвост. К этому можно относиться иронически, если не обращать внимания на то, что люди, может быть, подчас интуитивно, поднимают очень важную тему. Сегодня постоянно идет речь о создании консолидированной базы данных, владельцам которой о человеке будет известно все: доходы, расходы, покупки, диагнозы, поездки, трудовые успехи и неудачи. Если вся информация о человеке будет накапливаться в одном месте, если чиновник любого ведомства, национального или международного, в одно мгновение сможет узнать даже о том, с кем рядом вы находились вчера или 30 лет назад, а более того, если на основании всех этих данных компьютерная программа будет принимать решение о благонадежности или неблагонадежности вас как гражданина, то это может сделать человека очень уязвимым перед любым контролем, в том числе идеологическим и духовным. Он окажется настолько запуганным и беззащитным, что будет сложно требовать от него жизни по убеждениям, если эти убеждения будут, хотя бы минимально, расходиться с господствующей идеологией» [9].

Вера, мировоззрение, убеждения, несмотря на то, что такие слова в данном тексте звучат, здесь дело десятое. На передний план выставлены так называемая «частная жизнь» и «материальное благополучие», возможность интегрироваться и взаимодействовать со структурами, отрицающими уникальность личности, ее внутренний мир, вероисповедание и по сути ей враждебными. Конфликт идеологий трансформируется в торг за скидки и преференции.

Путь изначально тупиковый, ибо принципами не торгуют — за них борются всеми доступными средствами.

Первоиерархи Украинской и Молдавской Православной Церквей вняли голосу своей паствы, обратились к властям своих стран и объяснили, что верующие не признают цифровую идентификацию не потому, что пугаются «тоталитаризма», а потому, что воспринимают ее греховной. И власти отступили. Быть может ненадолго, но отступили.

Епископы Элладской Православной Церкви вместе авторитетными афонскими старцами во главе простых верующих вышли на улицы, протестуя против «электронной карты гражданина», называя ее «начертанием зверя» и «антихристовым пластиком». И власти придется с этим считаться.

Но обсуждение присутствия или отсутствия «тоталитаризма в УЭК» при заявленной «негреховности и внерелигиозности цифровой идентификации личности» — заведомо бесперспективно. Ибо будет заболтано и проигнорировано в «чиновно-бюрократических процедурах», утоплено в изощренных компромиссах и лживых посулах, закружено бессмысленным бегом по кругу и на месте. Позволившие увлечь себя на этот путь должны отдавать отчет в том, что ими рулят наперсточники.

А единственный способ ведения диалога в сегодняшних условиях состоит в том, чтобы, не кокетничая, не жеманясь и не скрывая истинных причин, стоять в своем исповедании веры до конца, каким бы он ни был, и действовать в зависимости от складывающихся обстоятельств, не оглядываясь на «легитимизирующие» рекомендации кукловодов. Впрочем, тут каждому сначала придется определиться, верует ли он во Христа в самом деле, или играет в веру. А то ведь для последних наперсточники — самое оно то и есть, что надо: куда проще самому никак не дергаться, а в теплой компании позволить себя «под наркоз»...

 

_________________

[1] Разъяснение председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества относительно позиции Церкви по вопросу использования новых документов и технологий идентификации граждан, 6 июля 2010 г., http://www.patriarchia.ru/db/print/1212769.html

[2] Протоиерей Всеволод Чаплин: Универсальная электронная карта может сделать уязвимой не только личность, но и страну, http://www.nakanune.ru/articles/15287

[3] РПЦ против единой социальной карты, http://kp.ru/daily/25634/800003/

[4] Возле Мосгордумы православные священники протестовали против единой социальной карты, http://www.newsru.com/religy/09mar2011/stoyanie.html

[5] Представители российских конфессий озабочены внедрением универсальных электронных карт, http://www.newsru.com/religy/25mar2011/slushaniya.html

[6] Из Резолюции Второго Всероссийского родительского Форума «СПАСЁМ СЕМЬЮ — СПАСЁМ РОССИЮ», Москва, ККЗ «Пушкинский», 15 марта 2011 года, http://www.narodsobor.ru/about/ns/news/2080-v-moskve-proshel-vtoroj-roditelskij-forum

[7] Документ под названием «План действий Европейского электронного правительства на 2011-2015 гг. «Применение ИКТ в целях создания умного, устойчивого и инновационного Правительства» датирован 15 декабря 2010 года. Он является детализацией «Цифрового плана» — стратегического документа для Европейского сообщества, принятого в августе 2010 года, который в свою очередь устанавливает задачи по развитию информационного общества в Европейском союзе до 2020 года. См. e-Government: пути России и Европы расходятся? http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2011/03/22/433037, журнальный (более полный) вариант статьи: CNEWS 2011 №53, стр. 26-33.

[8] Медведев поручил Путину внедрить электронные карты. ПЛАН, http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2011/03/17/432435

[9] Протоиерей Всеволод Чаплин: Церковь настаивает на альтернативе средствам электронного контроля, http://www.patriarchia.ru/db/print/1426119.html