элитный дом

К. Гордеев

«ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ»

Накануне очередных, шестых по счету, «апрельских тезисов» президента В.В. Путина в одной из новостных лент мне довелось прочесть анонс его будущей речи – «это первое послание, при работе над которым не привлекались правительственные чиновники — от них даже не потребовали аналитические материалы. Более того, высокопоставленный источник в Администрации президента признался, что текст послания заранее не показали даже премьеру Михаилу Фрадкову» (http://top.rbc.ru/index.shtml?/news/daythemes/2005/04/25/25091528_bod.shtml). Да-а, заметно… Удружили своему боссу. Нет в произнесенной речи ни экономических задач, ни внутри-, ни даже внешнеполитических ориентиров. Сплошное словоблудие – банальность на банальности с притянутыми за уши цитатами из И. Ильина. Как будто бы не разворачивается в спешном порядке Минэкономразвития и торговли и Мининформтехнологий и связи российский участок глобальной «Сети», как будто не прописывают Россию в Объединенной Европе в «четырех пространствах», как будто под предлогом инвестирования не распродают транснациональным корпорациям национальное российское достояние и как будто не так «укрупняют регионы», чтобы легче их было отчуждать от целой пока еще страны (хотя и изрядно погрызенной сепаратизмом времен Горбачевско-Ельцинской разрухи).

Впрочем, и в таком виде «обращения к нации» смысл, наверное, был. Разбор выступления делался многими. Мне наиболее интересным показался вариант политолога С. Белковского, опубликованный в «Ведомостях» (26.04.2005, №74 (1356), http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/04/26/91286) и перепечатанный ЛЕНТОЙ.РУ (http://vip.lenta.ru/doc/2005/04/26/mechanics/). Повторять его смысла нет, как незачем, наверное, и тратить время на критику продукции недалеких спичрайтеров, не сумевших ни честно признать, куда завел и ведет далее государство последний президент, ни найти приличного качества патоки, чтобы хотя бы создать видимость сладости отвратительно горькой пилюли.

Но все же на одном перле остановиться стоит: на том, где В. Путин рассуждает о базовых ценностях, в которых обществу предстоит существовать «не менее столетия». Процитирую этот фрагмент с несущественными сокращениями:

«Убежден, для современной России ценности демократии не менее важны, чем стремление к экономическому успеху или социальному благополучию людей.

Во-первых, только в свободном и справедливом обществе каждый законопослушный гражданин вправе требовать для себя надежных правовых гарантий и государственной защиты... Право быть избранным или назначенным на государственные должности, как и возможность получать публичные услуги, публичную информацию, должны быть доступны в равной степени всем гражданам страны. При этом любой преступивший закон должен знать, что наказание неотвратимо.

Во-вторых, только в свободном обществе каждый трудоспособный гражданин имеет право на равных участвовать в конкурентной борьбе и свободно выбирать себе партнеров, а соответственно этому и зарабатывать. Достаток каждого должен определяться его трудом и способностями, квалификацией и затраченными усилиями, а он сам вправе распорядиться заработанным по своему усмотрению, в том числе и передать по наследству детям.

Таким образом, соблюдение принципов справедливости прямо связано с равенством возможностей. И это, в свою очередь, должно быть обеспечено никем иным, как государством.

В-третьих, российское государство, если хочет быть справедливым, обязано помогать нетрудоспособным и малоимущим гражданам – инвалидам, пенсионерам, сиротам, с тем чтобы жизнь таких людей была достойной, а основные блага были бы для них доступными.

Все эти функции и обязанности прямо поручены государству обществом.

И, наконец, свободное и справедливое общество не имеет внутренних границ, ограничений на передвижение, а оно само открыто для остального мира. Это дает гражданам нашей страны возможность в полной мере пользоваться богатствами всей человеческой цивилизации включая достижения образования, науки, мировой истории и культуры.

Именно наши ценности определяют и наше стремление к росту государственной самостоятельности России, укреплению её суверенитета. Мы свободная нация. И наше место в современном мире, хочу это особо подчеркнуть, будет определяться лишь тем, насколько сильными и успешными мы будем» («Послание Федеральному Собранию Российской Федерации, 25 апреля 2005 года, Москва, Кремль», http://www.president.kremlin.ru/text/appears/2005/04/87049.shtml).

Практически все, из приведенного выше, парадоксально до абсурдности. Чего стоит хотя бы «во первых строках» противопоставление «ценностей демократии» стремлению людей к экономическому успеху и социальному благополучию. И хотя, по сути, так оно и есть – глобально-сетевое мироустройство ДЕЙСТВИТЕЛЬНО противоречит стабильности и безопасности каждого конкретного человека, – однако президент, впервые выступавший в своей «традиционно тронной» речи не от лица неведомых «российских элит», авангарда строителей «нового мирового порядка», а как бы от «всей нации», конечно же, имел в виду совершенно другое. Дескать, народ – которого по имени он так и не назвал, хотя и утверждал, что выражает его волю, – «так предан идеалам, как пояснено ниже, свободы и справедливости, что есть не будет, пить не будет, порвет на себе одежды и удалится в пустыню, коли от демократизации страны власть уклонится». Невдомек видно в Кремле, как трогательно и нежно этот самый «безымянный» народ переосмыслил и переиначил слово «демократия» еще во времена первых реформаций президента Ельцина. И «властью демонов» его таковое переосмысление отнюдь не ограничилось.

Впрочем, параллели с предыдущим Президентом России, также отличавшимся редкой «содержательностью» речей, на этом не заканчиваются. Обосновывая свой тезис о готовности «простого человека» к самоотвержению ради очередной химеры «светлого будущего», В.В. Путин рассуждает о государстве, как гаранте «свободы и справедливости». Странное сочетание. Свобода – это, когда человек, действуя исключительно в силу собственных мотивов способен выразить свою волю в конкретном действии. Т.е., фактически, каждый сам за себя, и только осознание ответственности за содеянное делает подобное самовыражение личности социально согласуемым. Справедливость – это, напротив, контроль общества за поступками своих членов, приведение их к некоей социальной норме – правде, которая в православно-христианской России часто осмысливалась, как милосердие, но в общем случае представляет собой применение закона (от нравственного до уголовного) для адекватной оценки кем-либо содеянного.

Иначе говоря, вектор справедливости в принципе противоположен реализации свободы. В особенности в условиях «сетевого общества», когда законы способны произвольно меняться, как предпочтения путаны – в зависимости от текущей целесообразности и будущей эффективности. Ставить эти два обсуждаемых понятия вместе – все равно, что публично объявлять о коммуно-либеральном синтезе. Или, быть может, речь шла о свободе государства от обязательств перед своими гражданами? Так ведь это и так длится уже лет пятнадцать и большой популярностью не пользуется, а наоборот, выводит обиженных на улицу.

А за то, что последнее, скорее всего, соответствует путинскому представлению о свободе, говорит расшифровка им этого термина – гарантия минимума конституционных прав при жестком требовании лояльности. Словом, вот тебе, человече, клетка – самовыражайся!

Да и справедливость в понимании современной кремлевской администрации тоже особенная – «Говоря о справедливости, имею в виду, конечно же, не печально известную формулу «все отнять и поделить», а открытие широких и равных возможностей развития для всех, успеха для всех, лучшей жизни для всех». Т.е., грубо говоря, полная бессмыслица. Если перевести данный тезис на русский язык, то регулировать в обществе «жизнь по правде» государство собирается путем организации социальной системы беспощадного естественного отбора в борьбе за место под солнцем. Никак ведь иначе «широким возможностям» для осуществления развития (которое само по сути есть конкуренция), успеха и лучшей жизни всех и каждого в отдельности не реализоваться. Ну, а равенство, естественно, здесь упомянуто лишь для красного словца, как это водится еще со времен Великой Французской революции. Начальный потенциал у всех разный, и в подавляющем большинстве случаев бедняку олигарха не переплюнуть, как велосипеду не угнаться за гоночным автомобилем. И, соответственно, второй президентский перл о «равном участии в конкурентной борьбе» и «достатке по труду» – не более, чем пустозвонный ПиАр, призванный сочесть несочетаемое. В том числе сетевую свободу и сетевую справедливость.

Третий пункт в комментариях после проведенной монетизации льгот не нуждается. Государство, конечно же, должно заботиться о слабых членах общества. Но на деле, превратившись в «Сеть», оно только использует любую возможность, в том числе и декларируемую заботу, чтобы навесить человеку электронный ошейник, посадить на иглу обещаний виртуального улучшения жизни.

Ложью является и заключительное положение процитированного фрагмента Послания Президента Федеральному Собранию. Мы – не свободная нация. Иначе наше современное общество сплошь состояло бы из людей, способных и совершающих самостоятельные, социально ответственные поступки, и управлялось бы властью, испытывающей социальную ответственность перед признающим ее народом. Ни того, ни другого, к сожалению, нет и в помине. Впрочем, если бы указанные условия реализовались, то такое государство оказалось несовместимым с неолиберализмом, выпало из гонки за «глобализационным лидерством».

И лишь в одном месте спичрайтеры, а вместе с ними и В. Путин проговорились и не солгали. Действительно, создаваемое ими «общество не имеет внутренних границ, ограничений на передвижение, а оно само открыто для остального мира», и действительно каждый живущий сегодня гражданин России в полной мере ощущает на себе тяжкий прессинг унифицированных ценностей так называемых современных «богатств всей человеческой цивилизации, включая достижения образования, науки, мировой истории и культуры». А что это такое, большинство из нас уже почувствовало на собственной шкуре и пояснений не требует…