PONITKE.HTML
Заполнение деформационных швов http://arkonmos.ru/germetizaciya-deformacionnyh-shvov.

Глобализация:

с миру по нитке – голому ... удавка

Когда речь заходит о глобализации, то лица большинства собеседников, как правило, немедленно приобретают очень “умное” выражение, предваряющее долгие пространные рассуждения и туманные многозначительные выводы. О чем только не говорят? И о сложном объективном процессе, и о прогрессе технологий, и о “сетевой” – “сотовой” –информационной цивилизации, и о всяческой международной поддержке “недоразвитых” стран и народов, и о эдаком “всечеловеческом гуманизме”. Правда, тут же добавляют, что отдельные “недостатки” имеют, конечно, свое место – и весьма обширное, – но лишь в силу неискоренимой порочности человеческой природы, вороватости и эгоистической пакостности людей, которые “не соответствуют историческому моменту”, “не умеют” и не хотят жить “правильно”.

Обычно все это оформляется в виде монолога или лекции, которая прочитывается окружающим чуть раздраженным или брюзжащим тоном. А после того, как менторский запал иссякает, разговор немедленно меняет тему и продолжается далее как ни в чем ни бывало. Такое ощущение, что, произнося свою тираду, человек как будто бы избавляется от груза неких знаний и представлений, привнесенных ему извне, чуждых и малопонятных. И сие вовсе не удивительно, поскольку глобализацию и в самом деле следует по праву считать самой чудовищной мистификацией ХХ-ого столетия.

Попробуем все же развеять мифы и разобраться, что скрывается за термином “глобализм”.

1. Обман

Начнем с того, что в обыденном и привычном использовании понятия “глобализация” кроется терминологическая подмена, когда одним словом обозначаются два принципиально различающиеся явления. Первый термин на языке науки обозначает вполне естественный процесс совершенствования социальной организации, состоящий, прежде всего, в увеличении ее целостности и связности, т.е. в расширении транспортных, коммуникативных возможностей общества, разнообразии экономического и культурного обмена и т.п. От семьи к роду, от рода к племени, от племени к царству, от царства к империи – на каждом историческом этапе общество усложняет свою структуру, двигаясь вослед умножающимся возможностям человеческого общения, обмена, взаимодействия. А технологический прогресс служит тому верным попутчиком – источником дополнительных средств и условий реализации.

Конечно же, и такая глобализация, которую далее для удобства будем называть “коммуникативной”, проходит через довольно болезненные для человечества фазы кризисов. Однако последние тем не менее не создают принципиально неразрешимых, безнадежно тупиковых ситуаций, ибо служат естественным инструментом становления живого общественного организма.

К совершенно иным последствиям приводит процесс, доминирующий сегодня в мировом сообществе, одноименный с обсуждаемым, выдаваемый за него средствами массовой пропаганды, но категорически с ним различающийся по принципам, целям и методам. Речь идет о глобализации власти, ведущей к построению тоталитарного всемирного государства, несущего человечеству нестроения и беды системного характера (экономические, политические, социальные), а для христиан к тому же ассоциирующегося с царством антихриста, описанным в “Откровении” св. ап. Иоанна Богослова.

Никакого совершенствования общественной структуры, увеличения “целостности”, “связности”, которые обсуждались выше, здесь даже не подразумевается (хотя именно в этом нас пытаются убедить в своих комментариях все СМИ). Ибо, будучи по происхождению абсолютно искусственной, т.е. продуктом человеческой воли и разума, для глобализации власти абсолютно безразлично все, что не имеет отношения к построению властной пирамиды, которое осуществляется по механизму столь же простому, сколь и эффективному.

Сначала создается или захватывается подавляющее превосходство и монопольное контролирование некого ресурса: финансового, военного, информационного, технологического, энергетического и т.д. Затем принуждением или уговорами он объявляется “стратегическим направлением глобализации и взаимовыгодного сотрудничества”, которое (что очень важно!) осуществляется в некой ограниченной зоне “свободной и равноправной конкуренции”. Результат прогнозируем: карлики, вступившие в согласованное взаимодействие с монополией, оказываются вынужденными в конечном итоге переподчинить или дезинтегрировать свои организационные структуры, а контролируемый ресурс передать монополисту.

Так из монополии в сфере финансов и экономики, созданной объединенным еврейским капиталом к началу ХХ века, выросли сегодня монополия технологическая и военная, информационная и культурная, политическая и государственная. А “прогресс человечества”, а “вселенский гуманизм”, о которых трубят на каждом углу? Что ж, это не более, чем красивая современная обертка древнего девиза: “Горе побежденным!”

2. “По плодам их узнаете их” (Матф.7:16)

Строго говоря, никакая “глобализация”, никакой “глобализм” не являются христианскими или соответствующими христианству. Даже если рассматривать их только в коммуникативном аспекте, они не более чем свидетельство неполноты и нецелостности человеческой природы, не знающей Божией благодати и пытающейся компенсировать собственную убогость через общение с себе подобными. Изменение сущности глобализационых процессов возможно лишь через их преображение – наполнение универсализмом, соборностью, вселенскостью Православной Церкви.

Однако сказанное не касается глобализации власти, которая интенциально не способна ни ко благу, ни даже к обычному земному добру и умудряется обернуть во зло человечеству самые, казалось бы, прогрессивные его достижения.

Глобальные сети, например, безусловно увеличивают и коммуникативные возможности, и связность человеческого общества. Но, будучи монопольно контролируемым (имеется в виду не только Интернет, но и вообще средства телекоммуникации), все это обращается в инструмент власти, реально не объединяющий, а разъединяющий людей, загоняющий их в изолированные соты так называемого “информационного общества” (ср. тексты “Окинавской хартии информационного общества”, подписанной в июле 2000 г. главами “Большой восьмерки”, и “Доктрину информациологического развития человечества в ХХI веке”, приблизительно в это же время принятую Всемирным информациологическим парламентом).

Стремление народов к добрососедству, сотрудничеству, границам, прозрачным для торгового, культурного и иного обменов, все это, будучи обернутым в конвенционалистскую мораль и мондиалистскую идеологию, отрицающую и разрушающую всяческую самобытность (как национальную, так и личностную), также оборачивается практической реализацией принципа: “Разделяй и властвуй!”. Та же демократия, воспетая своими апологетами, как общество свободы, доводится до абсурда, когда, следуя заданным идеологемам, возводит право национального или социального меньшинства в ранг директивы для большинства, и в пределе превращает государство в тоталитарную машину, управляющую “свободными”, но унифицированными одиночками.

Международные организации, созданные в рамках “контроля за глобализационными процессами” для поддержания мира, добрососедства, исполнения договоренностей между суверенными государствами, расширения торговых, культурных, союзнических связей между ними, в условиях властной монополии прорастают в проводники формирования единой мировой управленческой структуры, манипулирующей мирной и военной жизнью народов, определяющей, как им жить, какую иметь численность населения, какой социальный и национальный состав, какую экономику и занятость. В принципе, в парадигме единой власти становятся понятными даже локальные военные конфликты, ее попустительством и провокациями беспрестанно возникающие ныне по всему миру. Ставя целью разрушение самобытности людей и их разъединение друг от друга, контролируемая война превращается в гигантский миксер, перемешивающий и перепутывающий государства, народы, культуры, производящий безликий человеческий субстрат, удобный для порабощения и эксплуатации.

3. Обыкновенный сатанизм

Такая системная приверженность ко злу требует своего объяснения, не ограничивающегося простой отсылкой к козням врага рода людского в сочетании с падшей человеческой природой и извращенным гордыней разумом.

Здесь следует отметить, что несмотря на исторически долгую предысторию, нынешний проект глобализации власти начался сравнительно недавно. Так, по оценке Дэвида Рокфеллера, сделанной им в июне 1991 года в речи на заседании Бильдербергского года, начало тому было положено в 50-х годах прошлого столетия, а в качестве конкретной цели названо создание единого мирового правительства, реализующего сверхнациональную власть интеллектуальной элиты и мировых банкиров, сегодня, как было сказано, “более предпочтительную, нежели право народов на самоопределение, которому человечество следовало в течение веков”. Еще более откровенно об этом записано в Декларации Всемирной организации здравоохранения (официального структурного подразделения в составе ООН): “Чтобы прийти к созданию единого мирового правительства, необходимо освободить людей от их индивидуальности, от привязанности к семье, национального патриотизма и религии, которую они исповедуют”.

Примерно к 70-м годам была разработана идеологическая база, позволяющая надежно адаптировать сознание людей к осуществляемой во всех направлениях экспансии и устанавливаемому “новому мировому порядку”. Такой идеологией стал мондиализм, или “глобализм” по-французски.

Чем же он отличался?

Во-первых, ориентацией на государства с европейской культурой, т.е., с одной стороны, имеющие наибольшее технологическое развитие, а с другой – исторически связанные с христианством, религией, которая онтологически устремлена к универсализму, вселенскости, соборности, или, иначе говоря, по чисто формальным, внешним критериям похожа на глобализм.

Во-вторых, мондиализм при акцентированном обожествлении достижений человеческого разума, прогресса наук и технологий обладает выраженной анти-христианской направленностью. И хотя снаружи это оформлено как обеспечение равноправия, т.е., фактически, как деабсолютизация и деуниверсализация, всех религий, мировоззрений, культур, однако средой распространения сделано именно христианство. Не случайно экуменизм стал первым из глобалистских движений так называемого “межрелигиозного диалога”, ведущего в сторону “универсальной” синтетической религии.

В-третьих, мондиализм явил собой новую либеральную альтернативу прежней коммунистической утопии. Аксиом предлагалось немного. Человечество объявлялось единой биологической популяцией с общим историческим прошлым и, соответственно, общим историческим будущим. А из единой общемировой среды обитания выводились и неизбежность единой общественной организации с глобальными экономической, финансовой, информационной системами, и необходимость единого же управления всем этим.

В сущности все в конце концов сводится к хорошо узнаваемой картине – Бог неведом и удален от материального мира, который развивается сам собой или по воле человека: произвольно, локально, бесконечно. Абсолютная же истина скрыта мглой непознанности, способной рассеяться лишь постепенно – совместными усилиями равных, но недалеких и ограниченных народов, ведомых, невесть откуда свалившимся на их головы, мудрым правителем.

Примерно с такими сентенциями “вольные каменщики” залили Францию кровью в конце XVIII века. Так очаровывали русский народ марксисты в конце XIX века. Ничего нового не добавили к сему мировые заговорщики в конце ХХ века (разве что сильно разгулявшийся в географических масштабах р-революционный аппетит, да больший цинизм в изображении “светлого будущего”, именуемого то “обществом счастливых рабов” (Н. Зайцев, “Огонек”, № 25, декабрь 2000 г.), то пустыней, заселенной неприкаянными “номадами-кочевниками” “утратившими традиционную привязанность к стране, общине, семье”, и рассматривающие право продавать, покупать и потреблять, как важнейшую ценность в своей жизни (Ж. Аттали. “На пороге нового тысячелетия”. М., 1993 г.)).

Конечно, строго говоря, многовековая война, ведущаяся мондиалистами и их предшественниками против христианства, сатанизмом не является. По крайней мере, чисто внешне она не оформлена соответствующими ему культами и обрядами. Но она, целенаправленно подменяя и разлагая христианские этические ценности, мораль и нравственность, вбрасывая их антиподы в массы, формирует основу и для царства антихриста, и для царства сатаны.

4. Электронный концлагерь

На сегодняшний день с прискорбием можно констатировать, что практически все идеологические ловушки мондиализма “сработали” – человечество в целом “попалось”. Усвоенным оказалось все: и потребительство, и “уцененная” нравственность, и условная мораль, и мирогражданство, и подмена свободы унифицированным многообразием. Не помешало даже то, что сыр, положенный в мышеловку, оказался с душком: обещания, щедро раздаваемые 30 лет назад “новыми французскими” и “старыми американскими” фантазерами так и остались обещаниями. Даже основа основ – экономическая глобализация – по мнению Джеймса Гэлбрайта, одного из отцов-разработчиков ее credo, “Вашингтонского консенсуса”, полностью провалилась и, более того, “угрожает безопасности и стабильности в мире, поскольку подрывает основы обеспечения самих себя хлебом насущным”.

Однако пока это стало общим достоянием, глобалистские структуры успели прорасти во многих странах, глобалистское мировоззрение улечься в свободолюбивых головах, а глобалистские, так называемые идентификационные номера войти в обиход. По данным Комитета экспертов Совета Европы по вопросам защиты данных в границах полномочий Европейского Комитета правового сотрудничества идентификационные коды под тем или иным предлогом введены приблизительно в ста странах, т.е. почти в половина из существующих. Среди них практически все государства Европы, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, половина стран Латинской Америки.

Зачем же “новому мировому порядку” так нужна цифровая идентификация личности и какую опасность для человечества она представляет?

Прежде всего, с чисто прагматической точки зрения, личные номера и коды являются тем самым инструментом господства, которым формируется и удерживается новая всемирная власть. Когда монопольный контроль в различных сферах социальной жизни выбивает людей из привычного мировосприятия, лишает их устойчивых, укорененных в традиционной культуре и ценностях самоидентификаторов, они оказываются перед пренеприятной альтернативой – скатиться на обочину общества, стать деклассированными маргиналами и, в конце концов, погибнуть или же отдать свой человеческий, интеллектуальный, творческий потенциал монополисту, раствориться в нем, исчезнуть как самостоятельная личность. Большинство, естественно, вынужденно выбирает последнее. Вот для них-то и создается всемирная универсальная интегрированная компьютерная система, распознающая каждого человека по его инвентарному, точнее идентификационному, номеру, предназначенная посредовать все без исключения его действия в обществе и предупреждать любые попытки выйти из-под ее контроля.

Однако встраивание “неприкаянных” в новейшее общество – это лишь часть задачи, решаемой данной системой. С другой стороны, она обеспечивает небывалое усиление исполнительной власти за счет полноты обладания актуализированной (т.е. в реальном времени, on-line) информацией о населении, позволяющей свободно им манипулировать. Иначе говоря, жестко контролируемыми становятся все без исключения параметры социально-экономического развития различных территорий, демография и социальная структура общества, уровень занятости и безработица, интенсивность и направления потоков миграции, доходы, жилищные и социальные условия жизни граждан.

Другими словами, цифровая идентификация – это каркас структуры, способной вобрать в себя все человечество, предварительно, дезорганизованное, дезориентированное и обезволенное, и выстроить его в некое всемирное царство, обеспечивающее своему создателю единоличное и безраздельное господство.

Сегодня почти все это уже существующая реальность, зиждящаяся, с одной стороны, на уже принятых и принимаемых теперь национальных и международных законах, с другой – на почти что “вбитом” в наши головы мондиалистском мировосприятии, а с третьей – на практически созданной и ограниченно действующей и за рубежом, и в России всемирной системе цифровой идентификации личности, полноценное функционирование которой начнется где-то около 2005 года. Будущее, описанное одним из апологетов мондиализма, стало нашим настоящим.

“Человеку нигде нельзя спрятаться... впервые у человека не будет адреса... Чтобы идентифицировать номада следующего тысячелетия, достаточно назвать ибо его число, либо имя…” – так виделось грядущее Жаку Атали. Ну, как тут не вспомнить известное место из “Откровения” св. ап. Иоанна Богослова: “И что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его” (Откр.13:17)?

А чтобы параллель никому не показалась случайной, вот еще одна цитата, блестяще характеризующая словами Никона Зайцева “прогрессивность” этого оруэлловского “общества тотальной СВОБОДЫ”: “Ибо, когда у человека не остается никаких секретов в личной жизни, когда каждый его поступок выдает предательская электроника, когда ничего нельзя скрыть от близких и государства... вот тогда только и можно облегченно рассмеяться, простить все себе и окружающим и стать полностью свободным. Как бы плохо ты ни поступил, все равно этого не скроешь, так что поступай как хочешь!

Анализ показывает, что абсолютно прозрачное общество, состоящее из несовершенных людей с их животными желаниями, может существовать только в условиях невероятной толерантности и тотального гуманизма, если не сказать тотального всепрощения. Остается лишь некий минимум уголовных запретов, сдерживающих общество от хаоса, а в остальном максимум моральной свободы, при которой человек может делать все, что ему вздумается, без оглядок на чужие предрассудки. Но зато это будет самое гибкое, самое динамичное общество из когда-либо существовавших”.

Бесовское общество.

5. Бич Божий

Однако было бы неверным понимать сказанное выше, как попытку придать глобализации вид, с одной стороны, абстрактно умозрительный, являющийся “очищенным”, утрированным отображением земных процессов в виде идей, а с другой – свести все к наличию таинственного мирового заговора и злой воле его организаторов и исполнителей. Дескать, вот есть наша вера и наша Церковь, неодолимые для врат ада. Есть наше “православное Отечество” с “православным” по воле Божией президентом. А есть духи злобы поднебесной, которые сыплют на наши головы то вымирание русского населения, то растление молодежи (и не только!), то аборты, то личные коды, то разворованную экономику.

На самом деле это не так. Апостасия хотя и является процессом общего отступления от Бога, Им попущенного и Им ограниченного в сроках, наступление которых неведомо никому, кроме Него Самого, однако реализуется-то это в совершенно конкретных людях, следующих своим вполне прагматическим, корыстным интересам – и прежде всего, желанию обладать богатством и властью “елико возможно боле”. В том их и падение. А глобализация – это данная им для сего возможность и способность сорганизоваться, скоординировать усилия друг с другом для более эффективного достижения поставленных целей.

Бессмысленно обсуждать к какому народу, к какой вере эти люди принадлежат, какой идеологии придерживаются (хотя некие аналогии и приходят на ум). Будь они американцами или французами, иудеями или христианами, коммунистами или либералами – все по сути служат маммоне, а через нее и сатане. И сие служение – залог и основа их единства, проиллюстрировать которое очень хорошо можно на примере того, как “российские” власти готовили “свою” (т.е. нашу) страну ко вступлению во “всемирное царство”.

Три года хранились в тайне подписанные главами ряда западноевропейских государств Шенгенские соглашения, впервые в истории предусматривающие создание на территории Европы зоны тотального контроля личности посредством ее электронной цифровой идентификации. Опубликован этот документ был только в 1988 году. И тут же, “странное совпадение”, посреди “удаленной” от всего этого горбачевско-перестроечной неразберихи, тогдашний Минсвязи производит выкидыш в виде Академии Информатизации, получившей чуть позже статус Международной.

Эта почтенная “научная организация” тут же начала со всем рвением решать две задачи: во-первых, отрабатывать технологии построения глобального компьютерного учета, а во-вторых, формировать новую “информациологическую” идеологию, призванную адаптировать слегка тронутое позднесоветскими новациями сознание людей ко всеобщей инвентаризации. По сути это представляло собой чистой воды оккультизм, не слишком отличающийся от построений сайентологов, рерихианцев и прочих “любителей” космического сознания.

В 1992 году уже в ельцинской России, шокированной условиями западных кредитов и реформизмом Гайдара, означенные выше академия и министерство “вдруг” завалили специализированные информационные центры заданиями по разработке баз данных “на всех и обо всем”. А Запад в это время “по странному стечению обстоятельств” валом повалил вступать в Шенген.

В 1995 году Европарламентом и Советом Европы была принята Директива “О защите личности в отношении обработки персональных данных и свободном обращении этих данных” (№ 95/46/ЕС от 24.10.1995), утвержденная как обязательная для стран Евросовета и предписывающая (ст. 32) всем странам не позднее трех лет после вступления выполнить необходимые юридические, организационные и административные мероприятия. Одновременно с этим Россия приняла собственную “Концепция формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов”, Закон “Об информации, информатизации и защите информации” и выпустила российские паспорта нового образца без графы “Национальность”, но со специально предусмотренным местом для личных кодов владельца паспорта и его детей. А специалисты НИИ “Восход” и Ассоциации “Сириус”, работающие под эгидой как Минсвязи, так и Международной Академии Информатизации, разработали менее чем за год разработали ГАС “Выборы”, на базе которой теми же людьми сегодня выстроен “Государственный регистр населения”.

Вряд ли нужны какие-либо еще параллели. Меняются генсеки и президенты. Приходят и уходят премьеры и парламентарии. Руководители спецслужб воцерковляются и становятся первыми лицами страны. А программа построения единой мировой “информациологической” системы цифровой идентификации личности выполняется строго по графику и под неусыпным “отеческим” контролем “западных доброжелателей”. Нет сомнения, что в этом году, и в следующем за ним, и через год все необходимые законы будут приняты, наличные деньги изъяты, а каждому бывшему “россиянину” выдан личный идентификационный код (как бы он ни назывался, ЛИК, ИНН, SSN и т.п.) и его носитель – паспорт, смарт-карта или чип в соответствующее место.

Вот это и есть истинная глобализация власти, бич Божий для всего отступившего человечества, а для каждой бабушки Юрьев день.