Деньги под залог доли квартиры.

К. Гордеев

ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО

-- Вы думаете, что открытое общество –
это множество распахнутых дверей?
Ошибаетесь, это окончательно рухнувшие
устои.
(Подслушанный разговор)

Мир переменился... И при том переменился самым драматичным для человечества образом. Саммит “большой восьмерки” в Генуе зафиксировал готовность фактических хозяев мира окончательно переделать его “под себя”: подытожил подготовку к тому и сверил часы основных исполнителей. А организованные спецслужбами взрывы домов в Нью-Йорке начали отсчет нового времени.

Какое все это имеет отношение к христианской церкви? Самое прямое. Ибо проснувшись утром 12 сентября 2001 года, мы, сами того не желая, встретили “зарю новой эпохи”, эпохи, в которой для христианства места в обществе не предусмотрено и предусматривать не предполагается.

А в чем, собственно, проблема?

Сторонники глобализации, особенно не очень разбирающиеся в этом вопросе, в своей наивности правы, утверждая, что организация общества объективно требует, чтобы люди стремились к непрерывному возрастанию и расширению взаимодействия друг с другом, обмену информацией, знаниями, умениями, опытом, достижениями культуры и результатами деятельности. Или, другими словами, истинным является утверждение, что для того, чтобы существовать, всякая социальная система вынуждена непрерывно увеличивать свою упорядоченность, связность и самосогласованность: иначе она неизбежно погибнет, деструктурированная силами хаоса.

До самого недавнего времени так и было. Из племен возникали государства. Государства становились империями. Империи расширяли свои границы, образовывали союзы, стремились стать мировыми.

Однако теперь все переменилось. Ибо те, кто взялся сегодня “объединять мир вокруг себя”, не принадлежат ни к какому государству, ни к какой империи. Назвав себя “элитой человечества”, “избранным народом”, они почти непроходимой стеной отгородились от всех прочих, уготовав последним отнюдь не “усовершенствованный” – новый – общественный порядок, но хаос, подконтрольный самозванным миродержцам. Вместо обещанного благоденствия сотни миллионов людей оказались лицом к лицу со все убыстряющейся социальной деградацией, распадом общественных структур и собственной физической гибелью.

Чтобы не показаться голословным, вот некоторые цитаты из диалога двух глав так называемых “мировых гигантов высоких технологий” Д. Паккарда (Hewlett-Packard) и Д. Гейджа (Sun Microsystems) на саммите Горбачев-фонда в 1995 г. (по кн. Мартин Г.-П., Шуманн Х. Западня глобализации: Атака на процветание и демократию. М. Изд. Дом “Альпина”, 2001 г.):

- На нас может работать кто угодно и сколь угодно долго; нам не нужна виза для наших зарубежных сотрудников... Мы нанимаем наших людей с помощью компьютера, они работают на компьютерах, и компьютер же их увольняет.

- Сколько служащих вам на самом деле нужно, Джон?

- Шесть, максимум восемь. Без них мы действительно застрянем. Но при этом нам опять же все равно, в какой стране они живут.

- А сколько человек работает на Sun Systems сегодня?

- Шестнадцать тысяч. Но все они, за редким исключением, являются резервом для рационализации (выделено мной - К.Г.).

Легко увидеть, что приводимая в цитируемой книге концепция будущего человечества (20% занятого населения / 80% безработных, “сосущих лапу” для своего развлечения и ввиду отсутствия другого питания 1) явно приукрашена. Простые расчеты показывают, что уже после второй технологической модернизации “цивилизованное общество” исторгнет из себя не менее 95% трудоспособного человечества. И процесс этот будет продолжаться 2.

Очевидно, что никакая социальная система не выдержит подобного “эксперимента” над собой и откликнется самоуверенным “творцам миров” невиданными доселе катаклизмами. Но это – реалии ближайшего будущего, а пока мир методично перекраивается в соответствии с теоретической моделью: достижение максимального (прежде всего, экономического) эффекта деятельности при минимальном числе ее исполнителей.

Уже сегодня ставшие всего лишь простым “технологическим резервом для рационализации”, выброшенные за пределы человеческого сообщества и постепено обращаемые в хаотизированную биомассу, люди более не удерживаются никакими устоями, культурой, традициями. Да это и выдавливается из них, дабы ничто не вернуло новейшим рабам их самосознания, не напомнило о самих себе, как о личностях. А чтобы ситуация всегда оставалась под контролем, несмываемым клеймом пропечатываются на каждом живущем различные электронно-цифровые идентификаторы, дабы отслеживать любое из совершаемых социально-значимых взаимодействий, поощрять полезные из оных и пресекать вредные (с точки зрения мироправителей, разумеется).

Легко увидеть, что подобное устроение абсолютно неприемлемо ни для какой религии, если только она не является некой формально-развлекательной бутафорией власть имущих или коммерческим предприятием, встроенным в систему поощрительного лапососания для “неудачников”. Нет веровать в Бога, конечно же, запретить нельзя. Но вот легальному, ищущему “симфонии со светской властью” собранию верующих, т.е. Церкви в законе, Церкви как бы торжествующей, приходит конец. Вся в целом и каждым своим членом она вновь оказывается перед мучительным выбором: поступиться содержанием ради сохранения формы или же потерять оную, стать, как и в первые свои века, гонимой, ни на йоту не отступив от Заповедованного Господом.

Иным сегодня кажется, что преждевременно рвать дружбу с миром 3, рано отказываться от привычных удобств и почестей, так и хочется найти хоть какую крохотную лазеечку, эдакую нейтральную, “возвышенную на суетой мира сего территорию”, где и Богу свечка и черту кочерга: а уж оттуда с олимпийским спокойствием и неземной отрешенностью указывать, как “правильно спасаться” и где “социально служить”. Однако это не более, чем мираж, устремленность к которому заканчивается отступлением и гибелью.

2. В какого бога верует президент?

Если следовать российской конституции, то сей муж не должен иметь ни политических предпочтений, ни религиозных предубеждений. Однако все это не более чем иллюзия, навеваемая нам сквозь трескотню неолиберальных СМИ. Все же государственная религия у так называемого “безрелигиозного” общества существует. Имя ей – мондиализм.

Если оставить за скобкой обсуждение, в какие храмы наш “православный президент” ходит, у каких жертвенников причащается и с каким священством дружбу водит, то в качестве мерила его веры, его личного отношения во Всевышнему останутся только дела 4 – служение на посту главы государства российского. “Окинавская хартия” и Генуэзский саммит, поголовная персональная цифровая идентификация населения и продажа русской земли, вступление в НАТО и потеря влияния в Средней Азии, сдача японцам Курил и “Концепция глобализационного лидерства” – вот далеко не полный перечень сего сановного мондиалиста.

Впрочем, дело, естественно, не в нем, а в том, что он и его близкое окружение стали неким стержнем, задающим направление развития церковно-государственных отношений. Ранее мне неоднократно уже приходилось писать о том, как умело мондиализм, с одной стороны, “натягивается на общество”, а с другой, пытается эксплуатировать ненавидимое им христианство 5. Поэтому нет смысла повторяться. Остановимся лишь на одной важной особенности в методологии действий упомянутой выше, искусственно сконструированной псевдо-религии, позволяющей той без особого труда взламывать защитные механизмы практически любой формы социальной организации, в том числе и христианской церкви.

Речь идет о терминологических подменах и о нарочитом обращении к здравому смыслу, которыми изобилуют мондиалисткие идеологемы и которые не вызывают у тех, против кого они обращены, ни опасений, ни желания сопротивляться 6. Ну, скажите, у кого из верующих людей, да и просто тех, кто опирается в жизни на твердые принципы и ценности, вызовет недоверие тезис “о необходимости построения открытого общества”? И все охотно в этом участвуют, полагая, что речь идет об открытых границах, прозрачности информации и доступности общения (особенно сейчас, когда таким популярным в России стало “транспарентное 7 управление”). На самом же деле, умелые организаторы направляют коллективные усилия в совершенно другое русло – в то, теорию которого полвека назад развивал К. Поппер, обосновавший не столько уничтожение коммуникационных барьеров, сколько разрушение устоев, препятствующих “свободному развитию открытого к изменениям социума”.

Легко успокаивать свою совесть, доверчиво вслушиваясь в разглагольствования какого-нибудь российского Дж. Сороса, что дескать наша цель “открытое общество, дающее максимальную степень свободы, совместимое с социальной справедливостью, характеризующееся властью закона, уважением к правам человека, к меньшинствам и их мнению, разделением власти и рыночной экономикой, т.е. общество, открытое улучшениям”. И при этом делать вид, что не замечаешь, как встает из тьмы и наливается плотью совершенно иное, попперовское (и сугубо мондиалистское), где “истина не представляет собой что-то уникальное, а в равной степени является характерной чертой различных мнений, сторон и интересов”.

Согласился с одним, приходится соглашаться и с другим. И вот уже нет “Аз есмь путь и истина и животъ; никтоже прiидетъ ко Отцу, токмо Мною” (Иоан.14:6). И приходится стыдливо именовать антихристианский (секулярный) мир “безрелигиозным”, а “свободу совести” – хотя и апостасийным, но все же средством существования и обретения легального статуса Церкви в государстве (см. “Основы социальной концепции РПЦ”, разд. III.6). Вот так, из одного компромисса, как будто бы из ничего, выросли два новых. Впрочем, это вполне прогнозируемо, когда знаешь, что вовлечен в игру по чужим правилам и на чужом поле.

3. Краткий глоссарий начинающего мондиалиста

Для того. чтобы чуть-чуть проиллюстрировать сказанное выше, не могу не привести хотя бы минимальный перечень ныне общеупотребительных терминов, смысловое наполнение которых при внимательном рассмотрении обнаруживается как-то “слегка размытым”:

Глобализм – обычно подается как естественное стремление народов Земли жить общим домом; на самом деле это просто англоязычная калька со слова мондиализм, учения, обосновывающего необходимость полного разрушения личной, этнокультурной и государственной самобытности и слияние народов в едином всечеловечестве под властью единого же мироправителя.

Открытое общество – предлагается понимать, как устремленное к максимальной прозрачности и коммуникативности; на самом деле речь идет о предельной изменчивости.

Свобода (как базисное понятие) – неолиберальная пропаганда ввинчивает в обывательские мозги, что быть свободным означает возможность “заказывать блюда в дарованном откуда-то сверху меню”, практическое воплощение свободы по-мондиалистски – это снятие моральных запретов, разрешение греха и пороков; на самом деле это обозначение способности к волеизъявлению, т.е. умению направлять волю к конкретно поставленным целям и достигать их. Счастлив тот, кто понимает, что по-настоящему быть свободным можно лишь устремившись следовать воле Всевышнего.

Свобода совести – обычно трактуется как свобода вероисповедания, сосуществование множества религий и возможность следовать любой из них; на самом деле означает отрицание абсолютных этических (в т.ч. религиозных) ценностей, превращение морали в объект размышления, соглашения и даже торга.

Секулярность – усиленно внедряется в обиход, как синоним безрелигиозности; на самом деле не несет на себе никакого иного смысла, кроме расцерковленность, антихристианскость.

Согласованная редукция неконтролируемых элементов – термин введенный Ж. Бодрийаром и находящий все большее распространение в западной апологии глобального общества, применяется для обозначения мероприятий по так называемому “наведению порядка”, а на самом деле оправдывающий уничтожение противников унифицированного мира и вообще искоренение всяческого инакомыслия и самобытности (примером могут служить карательные операции против Югославии и Афганистана, всемирная борьба с угрозой терроризма, избиения и убийства участников антиглобализационного движения в Генуе и Нью-Йорке).

Толерантность (терпимость) – обычно подается как необходимость признавать и уважать равноправие меньшинств; на самом деле служит обоснованием права любого меньшинства (сексуального, религиозного, этнического и т.п.) диктовать свою волю большинству, а также для оправдания различных пороков.

Церковь – мондиалистскому государству она видится только как институт (по типу корпорация), предназначенный для удовлетворения религиозно-культовых потребностей свободных граждан (навязываемая идея о возможности церковно-государственного конкордата, или договора, такая же фикция, как прочие неолиберальные свободы); на самом деле Церковь Христова даже в узком смысле этого слова подразумевает “общество истинных христиан, рассеянных по всему земному кругу и объемлет их, в каком бы месте и в какое время истинно верующие ни жили” (“Новая скрижаль, или объяснение о Церкви, о литургии, и о всех службах, и утварях Церковных, Вениамина, архиепископа Нижегородского и Арзамасского (1739-1811)”. М.: Изд-во Православного Братства Святителя Филарета Митрополита Московского, 1999; ср. также по “Православно-догматическому богословию” Макария, архиепископа Харьковского”, т. 2, стр.145-148, репринт с издания 1856 г.).

Экуменизм – навязывалось сначала, как идея о соработничестве христианских церквей, потом – мировых религий и всевозможных конфессий; на самом деле все сводится к утверждению: “Бог для всех вер один, только называют его по-разному” (фактически, экуменизм является приспособленной для церковных нужд разновидностью мондиализма).

4. Неконтролируемые последствия контролируемого “взаимодействия с государством”

Вот уже многие столетия нерадивые иерархи валят грех своего конформизма и отступничества на св. апостола Павла, сказавшего:

“Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь” (Рим.13:1-7).

“Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело” (Тит.3:1).

“Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте, ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу” (1Тим.2:1-3).

Похожие места можно встретить также в посланиях св. апп. Петра и Иуды (1Пет.2:13, Иуд.1:8). Однако необходимо заметить, что из признания за всякой властью ее попущенности Богом, из необходимости воздавать оной должное, быть почтительным и добротолюбивым вовсе не следует соглашательства и потакания мироправителям во зле. В тех же апостольских посланиях находим:

“Но твердое основание Божие стоит, имея печать сию: "познал Господь Своих"; и: "да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа"” (2Тим.2:19).

“Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням. Но ты будь бдителен во всем, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твое” (2Тим.4:2-5).

“И со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду” (2Фесс.2:10-12).

А Евангелие заключает и вовсе недвусмысленно:

“Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими” (Лук.12:8).

“Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне” (Матф.6:24).

Обилие цитат из Нового Завета приведено здесь вовсе не из стремления “побогословствовать” – для этого у автора нет ни способностей, ни должного образования, – но исключительно для того, чтобы показать, что догматического обоснования беспринципности и соглашательства не существует, а то, что выдается за это не более, чем попытка выдать форму за содержание. Сегодня развитие данного направления, кем бы оно ни предпринималось, наиболее опасно. Ибо мондиализм действует аналогичным образом и безжалостно уловит и поглотит всякого, кто будет распознан им как “свой”.

Впрочем, не всегда отступление обосновывалось Священным Писанием. Иногда для этого привлекались и более “земные”, но все же “высшие” интересы, типа “Надо спасти Церковь!”. Однако результат их употребления показателен и удручающ: Баламанд и Шамбези – это прямое следствие переоценки личной значимости первым советским первоиерархом РПЦ, его “забывчивости” о том, что не мы для спасения Тела Христова, а Оно для нашего 8.

Существуют и более свежие примеры, когда из стремления к церковному процветанию – открытия, строительства и благоукрашения множества новых храмов, получения режима благоприятствования в финансово-хозяйственной деятельности, дружбы со светской властью и возрастания политического влияния – действия иных водителей Церкви шаг за шагом трансформировались в прямое соучастие планам мондиалистов.

Незамеченными вовремя, непонятыми и фактически поддержанными оказались проекты тотальной идентификации населения России. Молчаливо, безо всяких возражений и замечаний, встречена продажа русской земли. Едва ли не благословленной оказалась агрессия США против Афганистана. Сошедшее почти на нет, осужденное народом Божиим участие в экуменическом движении получило богословское обоснование на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ в августе 2000 года и с тех пор пошло в рост. Вновь стали архипастыри без стеснения разъезжать по всему миру и в нарушение апостольских правил соучаствовать в молебнах с еретиками и даже с колдунами (на фоне недавних событий в Ассизи уже и не кажется грехом ласковое, “совершенно братское” именование еретиков-монофизитов “древнехристианской церковью православного обряда”).

Произошло и худшее: в угоду мондиалистскому государству, не находящему для Церкви никакого иного места, кроме как своего развлекательно-утешительного института, уже сформулирован и активно распространяется католический по сути догмат о “социальном служении” Православия.

Если прежде, от апостолов и святых отцов, цель основания Церкви Господом формулировалась как “Освящение людей-грешников, а затем воссоединение их с Богом” 9 (“И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова” (Еф.4:11-13)), то, например, в “Основах социальной концепции” таковое представляется уже не только как “спасение людей в мире, но также спасение и восстановление самого мира” (Раздел 1.2).

Стараниями новейших богословов Церковь Христова неожиданно оказывается отождествленной с Самим Христом (“Церковь есть богочеловеческий организм. Будучи телом Христовым, она соединяет в себе два естества – божеское и человеческое – с присущими им действованиями и волениями”, (ОСК РПЦ, разд. 1.2)). Ну, как после этого не написать: “Бесчисленные подвижники, восходя к сиянию славы Господней от Церкви земной, которая есть фундамент Церкви Небесной, приближали и приближают к нам Царство Божие - вплоть до наших дней...” (недавнее Рождественское Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II)?

Названное место вовсе не единственное, хотя и важнейшее, где “Социальная концепция РПЦ”, скажем так, слегка “подправляет” каноны, правила, уложения апостолов, евангелистов и святых отцов, “адаптирует” их к “Новой эре” 10. Я вовсе не склонен видеть во всех приведенных в этом разделе примерах некий злой умысел. Наоборот, не сомневаюсь, что людьми, которые ко всему этому оказались причастными, скорее всего двигали именно благие намерения. Стоит ли напоминать, куда ведет вымощенная ими дорога?

5. Извечные русские вопросы.

Кто виноват? Очевидно, мы сами. Виноваты в том, что в силу собственного расслабленного существования позволили себя одурачить поднаторевшим в обмане мондиалистам. Виноваты в том, что привычно раскидисто развесили уши, охотно слушая болтливую трескотню ушлых манипуляторов сознанием. Виноваты в том, что не живя напряженной христианской жизнью, не заметили, как извечный враг начал очередную лобовую атаку на Мать-Церковь. Виноваты в том, что доверяя недругам более, чем Богу и собратьям нашим, не смогли достойно ответить на нападение.

Что делать? Исполнять заповеданное Священным Писанием. Чураясь врагов Христовых, разрушить создаваемый ими фантом, соединить разобщенное и разделенное Соборное Тело Церкви. А уж там конкретные дела подскажет сам Господь, дав в руки всеоружие Божие “дабы ... противостать в день злый и, все преодолев, устоять”. Как сказано, “итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие” (Еф.6:13-17).

Коли с нами Бог, а мы с Ним, кто на ны?

__________________________________

1 Tittytainment (tits – женская грудь + entertainment—развлечение) – словечко, придуманное З. Бжезинским для обозначения жалкого существования вышвырнутых за борт людей

2 Уже сегодня не проходит и дня без новостных сообщений: такая-то и такая-то компания сократила очередные несколько тысяч своих сотрудников.

3 Ср. “Дружба с миром есть вражда против Бога” (Иак.4:4)

4 “Покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих” (Иак.2:18)

5 См., например, “Кому служите, господа? (Открытое письмо редактору “НГ-религий” М. Шевченко” (www.kongord.narod.ru/Index/Articles/whomserv.html) или ““Закрытое” общество: краеугольный камень истории” (“СК” № 70)

6 Похожим образом воздействуют на подсознание некоторые технологии нейро-лингвистического программирования.

7 Transparent – прозрачный, англ.

8 Лукавый не дремлет, и, должно быть, сладко думать о себе не как о Предстоятеле, а о самом главе Церкви, напрочь забыв о том, что она все же не имярекова, а Христова.

9 “Православно-догматическое богословие” Макария, архиепископа Харьковского”, т. 2, стр.157, репринт с издания 1856 г.

10 Адаптирует-то – адаптирует, а на деле выходит ничто иное, как ревизия учения о Церкви.