marketry.ru

К. Гордеев

ПОСМОТРИМ НЕ ЛУКАВО...

(Открытое письмо к читателям "СК")

Ежедневно почтовый ящик редакции пополняется двумя-тремя десятками писем. Да еще около дюжины приходит по интернету. Естественно, что при нашей малочисленности отвечать мы успеваем только тем, кто нуждается в какой-то конкретной помощи или консультации. И потому простить Христа ради за нашу немощь просим, всех тех, кто ответа вовсе не дождался или кому он пришел слишком кратким и запоздалым.

Мы, все редакторы и сотрудники вестника, искренне благодарны вам, наши возлюбленные о Господе читатели, кто нашел время и силы послать нам дружеские слова поддержки и сочувствия, кто не поленился указать на допущенные в журнале ошибки, кто дал братский или отеческий совет, кто соработал нам, как мог, прислав несколько своих написанных строк, заметку, статью или стих. Мы рады всякой встрече с вами (даже если непосредственно этого кому-то и не выразили), рады именно потому, что чувствуем в возникших контактах отдачу от нашего делания, осязаем рукопожатие соратников и утешаемся ощущением не одинокости и не напрасности трудов.

Спаси Господь всех за то.

Однако взяться за это открытое письмо меня побудило довольно странное и неожиданное явление, обнаружившееся недавно в строках многих ваших посланий. Суть его очень проста. Человек вполне искренне делится своим пониманием того, как тьма антихристовой глобализации заволакивает планету в целом и наше Отечество в частности. Причем рассказывает это зачастую словами наших статей и критикуя нас же за некие, по его мнению, обнаруженные им "нетвердости" в отстаивании православной позиции. А затем, как бы безо всякой связи со своими предыдущими рассуждениями, переходит к разговору о самом себе, о том, как его принуждают брать ИНН, пенсионный номер, очипованный паспорт и т.п., и как у него голодны дети, и как больны супруг и родители, и как дом уже почти отобран властями. И следует вопрос: "Что мне делать? Не могу же я бросить..., оставить..., не работать..., не учиться..., не защититься...?" После такого поворота в разговоре мы оказываемся перед нашими собеседниками в положении иных духовников, которых их чада вдруг начинают одолевать приставаниями: "Батюшка, благословите - брать или не брать налоговый номер? Только если я его не возьму жить мне будет не за чем, не на что, да и негде..."

В подобных случаях наши всероссийские исповедники говорили прямо: "Номер брать нельзя, но если без него жить не можешь, то, что ж поделать, бери, ты сам за себя перед Господом в ответе будешь..." (почивший недавно в Бозе о. Николай Гурьянов) или "Сам я брать не буду, а вы по совести" (о. Кирилл Павлов). Иначе говоря, обратись ко своей христианской совести и сделай, как она велит.

Вроде бы все понятно, а вопрошания все продолжаются и продолжаются. И обращены они к нам, грешным, которые отнюдь не способны даже в малой степени уподобиться умудренным многолетним духовным подвижничеством старцам, чьи труды засвидетельствованы и запечатлены изливающейся через них благодатью Святаго Духа, власть им дающего видеть ясно и далеко, а наставлять и утешать просто и твердо. И потому вместо советов - как быть и что делать - каждому конкретно, я хочу предложить всем сразу общее небольшое рассуждение, коим и сам я в минуты грусти нередко пользуюсь.

+ + +

Всякий раз, когда каждый из нас начинает себя самоопределять, т.е. называть себя кем-то или чем-то, то, как человек взрослый и, значит, ответственный, он должен ясно отдавать отчет в том, с какой целью им это делается, и, самое главное, какие практические следствия вытекают из добровольно налагаемых на себя ограничений. Ну, например, когда мы говорим, что мы православные христиане, то делаем это вовсе не потому, что нам нравится, как по воскресеньям в ближайшем храме служит симпатичный священник, какой чудный баритон у дьякона, как слажено поет церковный хор, и, уж тем более, не потому, что воспринимаем церковь, как клуб выходного дня, собирающий и развлекающий внутри себя всех неустроенных и обездоленных в нашем расхристанном государстве. Отнюдь, под нашей православностью всеми нами понимается то, что по заветам апостолов и научениям святых отцов мы правильно, т.е. без умствований и своевольных искажений, веруем во Святую Троицу, имеем страх Божий, любим Господа, исполняем заповеди Его и чаем спастись.

Это, конечно, очень упрощенное определение, и немало чем найдется его дополнить, но все самое главное в нем присутствует. Во-первых, в нем есть предмет - наша вера и сопутствующий ей страх Божий - т.е. то, с чего начинается всякий христианин. Во-вторых, названа цель - наша надежда на Спасение. И, наконец, сказано, что для достижения оного необходимы исполнение заповедей Господних и любовь ко Всевышнему.

Первое из перечисленного выше, очевидно, иметь называющему себя православным человеку хотя и необходимо, но недостаточно, ибо "и бесы веруют, и трепещут" (Иак.2:19). Причем в скобках также замечу то, что, как следует из приведенной цитаты, в отсутствии страха Божия о наличии веры говорить бессмысленно.

Но и со страхом, как говорит апостол, "вера без дел мертва" (Иак.2:14-20). Какие же дела потребны, чтобы спастись? Евангелие отвечает прямо: "Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди...: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя..., продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною" (Матф.19:17-19,21), "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя" (Лук.10:27) и "кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам" (Иоан.14:21).

Итак, первое и наименьшее, что требуется от спасающего свою душу христианина - это следовать заповедям. Но сего мало: к тому необходимо избавиться от привязанностей к благам и удобствам падшего мира ("не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут..., не можете служить Богу и маммоне" (Матф.6:19,24)). Однако и это еще не все, сделав, как сказано, надлежит, возлюбив Господа и ближнего своего, отвергнуться и себя самого и, исполняя свое предназначение, следовать за Христом ("если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее; какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Матф.16:24-26)).

Не правда ли, все приведенное выше до боли знакомо, читано-перечитано, говорено-переговорено? Но ведь здесь полностью содержатся ответы на "мучительные" вопросы, перечисленные в начале статьи. Давайте пройдемся еще раз - еще раз через призму евангельских текстов взглянем, как быть и что делать, когда возникает необходимость выбирать между "вынужденно" удобным "оцифрованным" существованием в "новом мировом порядке" и горестями и скорбями в случае отказа от силком навязываемых "благ".

Итак, что мы приобретаем и что теряем, соглашаясь на цифровое имя, на всемирный учет и контроль? Даже на самый лукавый взгляд очевидно, что в прибыли - прирастание комфорта и мирского благоденствия. Во-первых, приняв личный код, становишься таким же, как и все прочие - своим среди чужих - никто тебя не гонит, а, наоборот, все если даже и не любят, то относятся с пониманием. А во-вторых, и материальная выгода на лицо: разные там льготы, дешевые товары, скидки, имуществу не ущерб, а увеличение. Иначе говоря, несть скорбей и несть лишений. А что в убытке? В убытке - неспасительность всего перечисленного (см. цит. выше) - недвусмысленно выраженная привязанность к благам мира сего: маммона, братья и сестры, торжествующая маммона.

Кто-то возразит: "Но ведь я же не для себя, я же для близких и родных... Да и кто знает, как скоро ответ нам давать придется? А вдруг времена не последние?"

Полноте, возлюбленные о Господе, что кривить душой - сказано ведь и всем хорошо известно: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее" (Матф.10:37-39). Если это не заповедь, то что тогда? И если ее не исполнять, то чему тогда следовать?

Да и на неблизкие сроки тоже пенять как-то некрасиво - уж и вовсе по-маловерному выглядит: дескать, как бы это нам не прогадать - и на этом свете урвать, и на небесах своего не упустить. И это после писаного и неоднажды читанного: "Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет" (Матф.24:42); и "Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят" (2Пет.3:10).

Какие еще сомнения? Ах, да - страшно: скорби, неизвестность...

Ну, дак это ведь смотря чего бояться: разрыва с миром или со Всевышним? Ибо в согласии жить и с тем, и с этим не получится - "дружба с миром есть вражда против Бога" и "кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу" (Иак. 4:4). Это ведь только иерархи последних времен выдумали нелепицу, что смысл жизни христианина состоит в том, "чтобы послужить миру" (митр. Сергий Солнечногорский, Ntvru.com, 12.08.2002). Нам же, не смеющим дерзновенно полагать, что мы, как и Христос "спасаем мир" (см. Иоан. 3:17, 12:47) надлежит руководствоваться словами Спасителя: "Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям, но ныне Царство Мое не отсюда" (Иоан. 18:36).

А если это нами понимается и мы на самом деле хотим оставаться со Христом, то "кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас" (Рим.8:35-37).

И лишений бояться тоже не следует: каждый в свое время получит должное - "Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц" (Матф. 10:29-31). Тем более, что обетовано: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят" (Матф.7:7,8).

Вот и получается, что исчерпывающим было старческое наставление - "поступать, руководствуясь только голосом христианской совести", "не заботясь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы" (Матф.6:34). Причем исполнение последнего применительно к проблеме противостояния ИННизации мне за последние три года довелось наблюдать неоднажды. Десятки людей, кто не лукавствуя и не мудря сразу непоколебимо встал против кощунственного номера, за свое стояние никоим образом существенно не пострадали. Да, некоторые из них - особенно в 2000 году - лишились работы и, казалось бы, понесли даже чисто материальный ущерб, но буквально сразу же по воле Божией эту свою проблему разрешили. Нашлись и новое предприятие, и другой руководитель, с пониманием относящийся к невозможности добровольного согласия на то, чтобы во взаимоотношениях с обществом и государством превратиться из имеющей имя человеческой личности в безликий номер. И даже представители совсем уж страдательного в этом отношении сословия - индивидуальных предпринимателей - в короткий срок смогли перерегистрироваться и стать не "физическими лицами", а "юридическими". И слава Богу за милость Его!

+ + +

На этой высокой ноте мое рассуждение, по большому счету, следовало бы и закончить. Но "чтобы не дать повода, ищущим повода" (2Кор. 11:12), я вынужден коснуться одной очень неприятной и болезненной темы.

Опыт трехлетнего общения с читателями в редакции научил меня, что в большинстве случаев с вопросами о том, как сочесть праведность во Христе и благополучие во антихристе, приходят люди отнюдь не недоумевающие, а уже совершившие выбор, причем не в пользу того, что они декларируют, как "свою веру". Этих последних, конечно же, не устроит все то, что я тут нацитировал и наговорил, потому что их вопрошание сводится по сути либо к требованию индульгенции на видимый ими сознательно совершаемый грех, либо к претензии на то, чтобы мы, т.е. "возмутители спокойствия" и "нарушители их душевной безмятежности", немедленно должны обеспечить им другое, но равноценно комфортное существование.

Ища переложить свою вину или ответственность за себя на кого-то другого, они перестают после разговора, подобного приведенному выше, аппелировать к основаниям веры, но, как утопающие за соломинку, хватаются за "необходимость послушания". Немедленно вспоминается, что "Патриарх благословил: "Берите не бойтесь!"" - что "Священный Синод заверил: "Ничто внешнее внутреннему не повредит"", - и что вообще, быть может, "проблема высосана из пальца: технические кунштюки - просто дань веку", а мы "безосновательно призываем расстаться с нажитым и бежать из мира в леса и горы".

Начну с последнего, потому что ответить на это наиболее просто. Нет, никто никого не призывает "расстаться и бежать". Более того, это бессмысленно, ибо как сказал апостол, "и если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы" (1Кор.13:3). Если человек не видит большой беды в том, чтобы, стремясь угодить враждебному ко Христу миру и себе в этом мире, оному служить, даже будучи предупрежденным о небезопасности своего предприятия, то Бог ему судья. Я не стану здесь еще раз приводить все публиковавшиеся ранее технические и иные аргументы, свидетельствующие о вредоносности для духовного здоровья и даже целостности человеческой личности ее участия во всемирной системе электронного контроля: у кого нет ушей, тот услышать не в состоянии. Однако замечу, что, по слову Спасителя, если б об этих вещах "не говорилось им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем" (Иоан.15:22).

Вряд ли им можно также и расчитывать на то, что "маленькая уступка телесному комфорту" - ничто при условии точного исполнения всех остальных канонов и догматов, и уже одно это станет достаточным основанием, чтобы Божие вмешательство избавило в решающий момент от власти врага и дало силы исповедать Господа. Может быть, иные таковой милости и удостоятся, но в общем случае чересчур легкомысленно и наивно полагать, что допустимо требовать от Всевышнего гарантированной помощи и поддержки в обмен на свое формальное и по сути показное благочестие, если даже и Сам Христос ничего подобного себе не позволил, когда сатана пытался соблазнить Его: "Если Ты Сын Божий, бросься вниз; ибо написано: "Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою своею". Иисус сказал ему: написано также: "не искушай Господа Бога твоего" (Матф.4:6-7). И совершенно определенно на этот счет звучит слово апостола: "Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры" (Гал. 5:4-5).

Не выдерживает критики и рассуждение о безопасности "внешнего" для "внутреннего", как будто бы слизанное у "великих учителей Востока" - индуистов и буддистов - и некогда озвученное почти дословно на одном из заседаний древнего синедриона, когда римляне, разрушив Иерусалим, попытались запретить иудеям обрезываться. Обычно защита такого самооправдания строится на евангельском: "еще ли не понимаете, что все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? а исходящее из уст - из сердца исходит - сие оскверняет человека" (Матф.15:17,18). При этом вроде как подразумевается, что внутренняя душевная, а тем более духовная жизнь человека полностью изолирована от его внешней телесной. В апостольском же послании - а кто усомнится, что оно находится в согласии с приведенным выше местом из Евангелия? - все представляется вполне определенно и совершенно иначе: "Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью" (Гал.5:6). Другими словами, не безразличием к тому, что происходит с ним, живет христианин, а, наоборот, все, в чем ему приходится участвовать, он поверяет своей христианской совестью - "верой, действующей любовью". Но тут мы возвращаемся к изначальным положениям нашего рассуждения - к невозможности совершать то, что может повредить нашему спасению.

К точно такому же выводу подводит и последовательное рассмотрение и другого распространенного взгляда - дескать, что это вы тут расшумелись? - техника и вместе с ней все эти следящие и контролирующие системы являются не более чем идолом нашего века. А "идол в мире ничто, и ... нет иного Бога, кроме Единого" (1Кор.8:4). Однако если бы послание апостола было прочитано до конца и со всем необходимым тщанием, то даже самый пристрастный сторонник вседозволенности под названным выше предлогом, обнаружил бы, что заключение содержит совершенно иные оценки и рекомендации, первой из которых можно по праву было бы считать "все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает"; второй - "если кто скажет вам: это идоложертвенное, - то не ешьте ради того, кто объявил вам, и ради совести"; а третьей - "итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию" (1Кор.10:23,28,31). Что к этому еще можно добавить?

Разве только то, что "горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит" (Матф.18:7). И это в полной мере относится к тем, кто не устоял и попустил, чтобы доводы рассудка, плененного сетями привычного мирского благоденствия и пытающегося за чужими благословениями укрыть таковое свое существование в подлунном мире, взяли вверх над велениями сердца, требующего не поступаться вечным ради сиюминутного. Однако гораздо большая ответственность ложится на тех, кто с легкостью сему потакал, кто, будучи обличен властью пасти и учить, вместо этого, не радея о вверенном стаде, не удосужившись досконально разобраться в происходящем или даже зная о том правду, пошел (конечно, же из "самых высших резонов": чего не сделаешь, когда "спасаешь свою Церковь") по пути соглашательства со врагами Христа и обмана пасомых. Не про таковой ли случай сказано: "Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили во глубине морской" (Матф.18:6)?

Мне, право, не хочется указывать на кого-либо пальцем, но, следуя заповеданному - "не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте" (Еф.5:11) - не могу не обратить ваше внимание, мои возлюбленные о Господе братья и сестры, на одно обличение, произнесенное Самим Спасителем. Сегодня сей текст выглядит, как нельзя, актуальным, соотносимым с действительностью и узнаваемым. И, более того, в нем содержатся прямые и недвусмысленные наставления, как поступать и что делать в том случае, когда пастыри перестают быть добрыми и все более и более походят на наемников (см. также Иоан.10:11-13):

"... На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель! А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник - Христос. Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится" (Матф.23:2-12).

+ + +

Развивать последнюю из тем далее проку нет: грозные события надвигаются на нас слишком быстро, и слишком явственно звучат ныне раскаты грядущей бури. И как знать, кто из нас, из вас или из них сможет ее достойно пережить? Как знать, кому, когда и где Господь судит исповедать имя Его и даст силы на этот подвиг? Ибо спастись самим "человекам ... невозможно, Богу же все возможно" (Матф.19:26).

Все необходимое, о чем следовало бы знать, формируя свое отношение ко грядущему и уже почти достигнувшему нас злу, мы по данному нам благословению за минувшие годы вам сообщили. Теперь ваш черед решать за самих себя, и помочь в этом со стороны практически невозможно, ибо человек рождается сам и умирает тоже сам.

Это трудный выбор - по обеим его сторонам страдание и скорбь. Выбрав мир, его комфорт и душевный покой, последовав его "слепым вождям слепых", рискуешь вместе с ними свалиться на вековечную муку в бездонную яму (Матф.15:14), где и услышать свой беспощадный, не подлежащий обжалованию приговор: "Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие" (Матф.7:21-23).

Тяготы ждут и тех, кто не отступит от Христа. Сам Спаситель ясно предрекает их судьбу: "Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир" (Иоан.15:18-19); "Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня" (Иоан.16:2,3). Но говорит Он также и о том, что не напрасной станет эта жертва: "Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир" (Иоан.16:33) и что хотя "и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется" (Матф.10:22).

Третьего - безоблачного - пути никому из нас не дано, сколь ни пытайся его выжулить. Надо это принять и мужественно следовать избранному пути. И да поможет нам в этом Всемогущий и Всемилостивый Господь!