MANIFEST.HTML
Подарочная упаковка из картона на заказ, изготовление картонной упаковки

К. Гордеев

О сове, Медведе и русском соколе:

антиглобалистский манифест

“И свет во тьме светит,

и тьма не объяла его”

(Иоан.1:5)

I

Мир заволакивает тьма. Заволакивает под беснование фейерверков Миллениума и разрывы начиненных ураном бомб на святой земле Косова, под сатанинскую вакханалию СМИ и бесконечные причитания о конце христианства, эре Водолея и глобальном всечеловечестве. Это закономерный и предсказанный итог человеческой истории, итог 2000-летнего земного удерживания Ненависти Любовью, Зла Добром, Тьмы Светом.

Сегодня большинство народов Земли, постепенно вняв люциферовой лести и горделиво раздувшись от собственной важности и значимости, усвоили антихристианские этические ценности и открыто отступили от заповеданных нравственности и морали. И тем самым, быть может против собственного желания, они предуготовили себе участь рабов в стремительно накатившем на них “новом мировом порядке”, властелину которого поклонились – иные из страха, иные из ненасытного потребительства.

И никого уже не удивляют лики тьмы и “духи злобы поднебесной” (Еф. 6:12), открыто торжествующие в эту новую эпоху – эпоху разобщенных индивидов и условной морали, пангегемонии транснационального еврейского капитала и обезличенного “человейника”, виртуальных войн и “согласованной редукции неконтролируемых элементов”1. Новейшие факиры, приплясывая и кривляясь, вызвали из небытия языческих веков, казалось бы, навсегда ушедшие тотемы-идолы, поселили их в сознаниях людей. И вот уже соборным колоколом объявляется дремучая и свирепая ярость пещерного медведя. Сова, подслеповатая на свету, ночная вещунья волхвов и олимпийцев, назначается стражем истины, различающим добро и зло2. Номады-кочевники, безродные и безымянные скитальцы, поклоняющиеся золотому тельцу, живущие, чтобы потреблять, и странствующие ради лучшей поживы, объявляются народом будущего3.

У этого апостасийного безумия есть имя – мондиализм4. Здесь и философское учение, по-современному наукообразно излагающее прежние масонские теории о братстве (перед лицом “премудрого” и “преблагого” всеобщего повелителя), о равенстве (вынуждающем большинство жить по правилам меньшинства, силу – подчиняться слабости, а ум – следовать глупости) и о свободе (выбирать посреди унифицированного многообразия).

Здесь и синтетическая религия ХХ века, отмытый, припудренный и надушенный сатанизм, специально облагороженный для пользования властными и религиозными “элитами” всего мира. Незамысловатая подмена – объявление объективной и абсолютной истины предметом диалога и коллективного поиска всех религий и культур – и вот уже нет ни Христа, ни Будды, ни Магомета, а есть пророки, поделившиеся с миром частными откровениями и относительными духовными ценностями.

Здесь и методология уничтожения всего личностного, самобытного, нерегламентируемого, и практика религиозно-культурной (“ментальной”), экономической, информационной, территориально-этнической и прочих глобализаций, обеспечивающих мировое господство для горстки “богоизбранных” со всей их генерал-губернаторской прислугой и рабство для всех остальных.

II

Мондиализм инфицировал мир как либеральная разновидность недовылеченного марксизма. Также, как и последний, он тоталитарен, также претендует на мировое господство и также видит в истории движение материи, по воле человека направленное к рукотворной утопии – сытому и как будто бы справедливому благоденствию во всемирном “царствии земном”. Разница лишь в механизме, которым достигается этот “расцвет демократии, гуманизма, свободы, равенства и братства” – через классовую борьбу и смену общественно-экономических формаций или через непрерывный научно-технологический прогресс, развивающий экономику, производство, облегчающий жизнь, совершенствующий общество и людей в нем.

В очередной раз человечество позволило лукаво вовлечь себя в строительство рая на Земле, вновь горделиво взялось за возведение вавилонской башни и, словно обезумев или ослепнув, опять вступило на гибельный путь прежних и новых богоборцев. Не вразумил даже наглядный исторический опыт недавнего прошлого, продемонстрировавший, что никакое движение не может иметь причины в самом себе: марксистская история зашла в тупик когда классовая борьба перестала быть актуально действующей силой. Социалистические государства рассеялись, как дым, обратились в прах, ввергли в бедствия свои народы.

Та же участь, очевидно, ожидает и всемирное мондиалистское царство, когда глобализм окончательно затянется петлей на шее каждого жителя Земли, подчинит его “новому мировому порядку”, разорит и обесправит. Иссякнет потребительство, ибо все уменьшающаяся горстка людей будет иметь столько, что не окажется в состоянии усваивать, а подавляющее большинство человечества останется без самого необходимого для своего существования. Закончатся все разговоры о гуманизме, ибо оковы универсально регламентированного, унифицированного информационного общества опутают его членов, а выявленные среди последних “неконтролируемые элементы” будут “согласовано редуцированы”. И, наконец, ничем не ограниченный научно-технический прогресс найдет способ избавиться от самого человеческого естества.

Безумна и надежда мондиалистов на “бестию” – универсальную электронную следящую и управляющую систему, предназначенную подменить собой человеческое общество, предложить себя в качестве протеза и посредника всех сколько-нибудь значимых социальных взаимодействий. Конечно, разъединив таким образом людей друг от друга, сделав их существование расслабленным и обезволенным, возможно обеспечить необходимую степень всеобщей покорности воле властителей “нового мирового порядка” ... и одновременно лишить последний какой бы то ни было жизнеспособности. Ибо если этот проект полностью удастся, то человечество, утратив свою истинную, Богом данную свободу, свободу волеизъявления, выродится и вымрет, неспособное ни к одному самостоятельному ответу на вопросы, ставимые Божьим Промыслом и судьбой.

Если все же процесс низведения личности до самоудовлетворяющейся через электронику особи завершится лишь частично, то в этом случае заданная им устремленность к дезорганизации “внесиситемного”, т.е. обычного, человеческого, общественного устройства приведет к накоплению хаотизированных и маргинализованных масс людей, стремительному сокращению причастных к мировой элите и в силу этого к неспособности ею стабилизировать общее и свое собственное положение. Далее – катастрофа и хаос, обуздать который будет не под силу никакому внешне упорядоченному каркасу “ячеисто-сотовой структуры информационного социума”. А достигнутая к этому моменту общемировая абсолютная власть, тотальный контроль и монополия во всех сферах жизни лишь усугубят положение.

III

Мондиализм и падший, соблазненный им мир погружаются во тьму и хаос и обречены к гибели. Ибо сколько б они ни обманывали себя и других, сколько бы ни тешили самолюбие сладкой ложью о грядущем своем торжестве. но время, запечатляемое в истории, движимо не достижениями человеческого разума, а обнаруживает себя как равнодействующая двух величайших сил, явленных в Промысле Божием. Первая из них созидает, структурирует, организует. Вторая обращает в хаос и тлен все, что не соответствует Замыслу Творца о совершенном и вечном.

Именно ими от начала веков давалась беспристрастная оценка всякому человеческому своеволию. Люди изобретали все новые механизмы, орудия и оружие, полагая, что тем самым облегчают свой труд, расширяют возможности, делают жизнь более комфортной и безопасной. На деле ж они просто убыстряли течение времени, которое требовало от них большей энергичности и реактивности, вынуждало искать новые эффективные формы общественной, государственной и военной организации, соответствующие событийной интенсивности и напряженности.

От семьи к роду, от рода к племени, от племени к царству, от царства к империи… Несовершенное гибло и исчезало в Лете. То, что оставалось жить, начинало заново на следующем витке организационной сложности. И всегда таковыми оказывались структуры, в которых творящая и участвующая человеческая воля наилучшим образом соответствовала созидательной составляющей Промысла. Человеческое сознание ассоциировало соработничество этой последней с понятием Добра, а Зло усматривало в противодействии ей и устремленности к накоплению хаоса.

Очевидно, что сама по себе глобализация – и с точки зрения упомянутых этических понятий, и относительно Промыслительно действующих сил, – это естественный, Богом установленный ход событий. Тому свидетельством вся история человеческой культуры, экономики, государственности. Христианство, ознаменовавшее собой две последних тысячи лет нынешней европейской цивилизации, давшее ей нормы мировосприятия, этики, морали и нравственности, началось Господней проповедью, произнесенной в маленькой Иудее на краю Римской Ойкумены, и разнеслось оттуда Благой Вестью по всему миру, прозвенело призывом апостола облечься в нового человека, в ком “нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос” (Кол.3:11).

И словно пародируя эти слова, ныне выстраивается антихристианская глобализация мондиалистов, безумная и безбожная, множащая хаос. Нет ничего, что не была бы готова она разрушить и перестроить ради лишь одной своей ненасытной жажды самодовлеющего земного всевластия, видящего выгоду в обезличивании всего самобытного, его унификации и инвентаризации. Сначала личность, семья, нация, государство, религия, культура – все это разъединяется, измельчается, перемалывается в безликую, пресную кашицу между жерновами финансовой зависимости, демагогии, политтехнологий и программирования сознания. Затем полученное втискивается в прокрустово ложе “общечеловеческих”, “гуманистических”, стандартов и, наконец, загоняется в заранее подготовленную, изолированную, информационно-виртуализованную ячейку.

Скрывая свою сопричастность мировой деструкции – Злу, – мондиализм объявил эту этическую категорию относительной, равной Добру по положению и взаимопревращающейся в него. Однако устроение Божьего мира от этого не изменилось. Все те же две Вселенские силы, как прежде, одновременно действуют в нем и с неизбежностью разрушают любое бренное творение человеческой гордыни и властолюбия, чтобы расчистить дорогу тому лучшему, что не покорилось греху, не флиртовало со временем, не растеряло себя в угоду веку сему.

IV

Два тысячелетия разделяют две глобализации, две Ойкумены – ту, малую, Римскую, что слышала Самого Христа, и нынешнюю, всемирную, мондиалистскую, объявившую о кончине Его эпохи. Когда-то самая совершенная государственная машина и “самое прогрессивное и цивилизованное человечество” Древнего мира оказались бессильными и рухнули под ударами диких варварских орд, у которых не было ни непоколебимой мощи социальной системы, ни силы знания рациональных схем, формализованных правил и всеобъемлющих законов.

Крушение предопределило то, что личная свобода перестала быть собственностью человека, а превратилась в функцию, делегируемую ему обществом. Вера низвелась до уважительного почитания богов. Истина потеряла свою абсолютность, а высшие нравственные ценности, как бесполезные для системы, оказались отброшенными за ненадобностью. Любовь утратила все свои смыслы, кроме желания обладать. И потому для римлян-экуменистов тех времен подвиг Муция Сцеволы представлялся столь же непонятным и немыслимым, как и добровольное мученичество первохристиан.

Нет, не варвары разрушили величественную империю. Они оказались лишь тем скальпелем, которым время и Промысел Божий рассекли омертвевшее и обезволенное общество, дабы избавить его от опухоли им же порожденной системы, выдавившей из себя вольную человеческую личность ради скучающей нежити, не способной ни к полноценной жизни, ни к осмысленной смерти. Начало нового отсчета веков было попросту невозможным без “нецивилизованных” завоевателей Рима, наполнивших его осколки живой кровью, да христиан, ее одухотворивших.

Современные мондиалисты, образуя свое уже всемирное царство, создают ситуацию, отличающуюся от древней лишь масштабностью да техническими деталями. И завершится она для своих творцов столь же плачевно. Вот только “варварам” в силу глобальности и всеохватности новейшей системы прийти будет неоткуда, да и с христианами она борется куда более последовательно и планомерно, чем римские императоры и большевики. И, значит, противостоять всему этому надо сейчас, не дожидаясь конца и общего погружения в неуправляемый, безысходный хаос.

Некогда св. апостол Павел, говоря о наступающей тьме, сравнил ее с действующей тайной беззакония, которая бессильна “до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь” (2Фесс.2:7). Сия среда – это мы, люди, христиане, а удерживающий – наша вера, наша любовь и наша свобода.

Вера – не даст нам прельститься ложными ценностями, увлечься духом века сего, предаться маммоне. Любовь – соберет воедино и защитит от разделения. Свобода – наполнит силой, чтобы устоять перед превратностями судьбы, не отступив от веры и не умертвить любви.

Пришло время собирания. И одна искорка не одолима для тьмы. А две?.. А тысяча?.. А сноп искр?.. Когда Зло, овладев миром, разрушит его и себя, останутся лишь островки света, чудесно устоявшие Волей Всевышнего, наполненные христианской верой, Божией любовью и человеческой свободой. И чем крупнее они, тем быстрее и легче будет остановлен хаос и начато новое возрождение.

Пока в России только сумерки, еще есть шанс выдернуть ее целиком из зыбучих песков антихристианской глобализации. Еще есть время вернуть ей национальную самобытность – культуру, давшую миру величайших, художников, мыслителей, ученых, неповторимые произведения искусства; экономику, способную не только обеспечивать всем необходимым коренные народы, но и щедро предлагать излишки другим; армию, не грозящую соседям, но надежно оберегающую родную землю.

Не злорадно ухающей сове должно летать по бескрайним просторам нашего Отечества, не рыкающему из пещерного мрака медведю быть их хозяином. Свободную волю издревле олицетворял на русской земле быстрокрылый сокол, и Сама Пресвятая Богородица стала блюстителем опустевшего царского трона. И потому сегодня у нас нет другого пути, кроме как с верой в Бога, упованием к Господу и призыванием Духа Святаго встать за Святую Русь и удерживать столько, сколько хватит на то наших сил.

И да исполнится предначертанное: “И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего” (Откр.3:10-11).


1 Выражение французского философа-мондиалиста Ж. Бодрийара, обозначающее необходимость тотального искоренения всего иного, отличающегося от установленных Западом стандартов.

2 А. Глюксман в своей концептуальной статье “Культура и будущее Европы” (“La Culture et le Futur de l'Europe, 1997) говорит о птице Минервы, как о способной видеть тьму во тьме.

3 Ж. Аттали. На пороге нового тысячелетия. М., 1993.

4 Привычный нашему уху глобализм, глобализация – не более чем англоязычные кальки с этого слова, предназначенные соотнести с иными смыслами, чтобы замаскировать его мировоззренческое и идеологическое наполнение, увести в сторону от понятия, раскритикованного и неприемлемого многими людьми.