Полезная информация: hyundai ix35.

К. Гордеев


БУДЕТ ТРУДНО...


В последний год не единожды обращались к автору этих строк знакомые люди с одним и тем же вопросом: «Вот ты все время пишешь об Апокалипсисе всякие страсти. Почему же мы ничего такого пугающего вокруг себя не видим?» Ну, в этом нет ничего удивительного...


С одной стороны...


Во-первых, в очень больших инертных структурах (системах), к каковым относится человечество, явно заметные изменения состояний практически никогда не случаются вдруг, а постепенно «вызревают» — иногда быстрее, иногда медленнее. А когда обвал и катастрофа становятся всем очевидными, то, как правило, это означает, что все прежнее безнадежно сгнило, и поделать с этим уже ничего нельзя.

Во-вторых, «лицом к лицу лица не увидать». Принимая личное участие в этих происходящих изменениях, т.е. находясь внутри, соучаствуя им, человек в силу их постепенности привыкает к ним, изменяется сам и утрачивает способность к критическому осмыслению происходящего. Это своего рода проявление фундаментального свойства существующего мира — ограниченная возможность его «познания изнутри».

Попробуйте хотя бы на короткий срок оторваться от непрерывного повторения любимой обывательской мантры: «У нас все хорошо. Патриарх святейший. Президент спасительнейший. Храмы золотятся. Государство возрождается. Патриоты объединяются. Страна модернизируется. Враги — засланцы. Царь грядет!»

И сразу обнаружится, как нагота короля, куча весьма и весьма неприятных вещей. За храмовой позолотой кроются обмирщение Церкви, извращение, выхолащивание и профанация веры во Христа, поклонение единому всевышнему и епископат, прелюбодействующий со светскими прислужниками антихриста и жрецами иных религий и распространяющий свое падение на пасомых посредством их фактического соучастия в оскверненных и извращенных таким образом таинствах.

Примерно так же обстоят дела и со всем остальным. Какое возрождение? Какая модернизация? Экономика страны живет, торгуя углеводородами и при том сырыми, т.е. непереработанными. Промышленность и сельское хозяйство присутствуют в размерах, лишь позволяющих делать вид, что таковые в принципе существуют. Бюджет пуст. Армия развалена. Товары на рынке сплошь импортные, в основном китайские. Наука, образование, здравоохранение разрушены почти до основания. Как честно призналась недавно профильный вице-премьер правительства, в РФ 38 млн. безработных и число их в силу продолжающихся сокращений и разорений непрерывно возрастает.

Да и «патриоты объединяются» в основном только на телеэкране — ради собственного заработка в подтверждение имиджа спасительнейшего президента. Остается «грядущий царь», который почему-то должен придти в общество, все более превращающееся в толпу озлобленных, взаимно ненавидящих друг друга людей. Вероятно, чтобы, по их мнению, собственноручно разгрести всю ту кучу дерьма, которую они наворотили вокруг себя, «страдальцев» накормить, напоить и «к делу пристроить». т.е. фактически ожидаемым является не царь, а нянька.


С другой стороны...


Ну, а если оглянуться вокруг себя и оценить происходящее не с «внешней», а с «внутренней стороны», т.е. с точки зрения духовности и нравственности, то становится еще тошнее. В обществе (хоть российском, хоть забугорном, где все усугублено застарелостью болезни) явно положение господствующей идеологии занимает сатанизм (что бы при этом о самих себе не заявляли «отцы наций» и их глашатаи).

Людоедство? Да, пожалуйста! Европа транслирует в прямом эфире, а российские деграданты практикуют едва ли не массово. Мертвецов на удобрения? Запатентовано и используется! Разделка людей на органы? Нет ничего проще! Повсеместно принято законодательство, легализующее эту процедуру и ставящее ее на конвейер. Надо всем довлеет утилитарный подход: чем, спрашивается, человек отличен от биосырья? С точки зрения правящих сатанистов и их апологетов, ничем!

И не надо рассуждать здесь о «высоких принципах гуманизма» — о том, что «миллионы людей ждут — не дождутся, когда другие миллионы сдохнут, чтобы забрать останки последних на запчасти». Особенно это мерзко выглядит с учетом существования (а) «рынка органов», (б) «черного рынка органов» и (в) «разделки на органы детей».

Кстати, о детях... Разве не узаконено ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕМИ «цивилизованными» государствами торговля детьми, продаваемыми по сути в руки «черных трансплантологов», «сексуальных извращенцев» и «педофилов»? Разве не поставлены ради этого на поток детоотъем и целенаправленное разрушение института семьи? Разве деятельностью на «законных основаниях» всяких РАПСов не создана индустрия принудительного абортирования, служащая не только инструментом сокращения численности населения, но и крупнейшим поставщиком биоматериала для нужд фармацевтической, микробиологической и … косметической промышленностей?

Фактически, до состояния моральной нормы доведено распространение в качестве продуктов питания ГМО-мутагенов, низкокачественных продуктов, более напоминающих промышленные яды и различного рода прививочных кампаний, вызывающих в детях глубинные изменения на генном уровне. То, что д-р Йозеф Менгеле практиковал в Освенциме в 40-е годы ХХ века, стало повсеместной глобальной практикой ко второму десятилетию века XXI.

Писать о том, что вытворяют друг с другом и со своими близкими, включая собственных детей, современные обыватели, нет проку. Это по содержанию — страшно, по сути — отвратительно. Принудительно развращенные потребительством и его активной, в том числе суггестивной пропагандой через СМИ, они внутренне ничего не желают, кроме как непрерывно удовлетворять физические и эмоциональные похоти, и даже свой собственный труд видят исключительно через призму самоудовлетворения.

Животное существование, отсутствие человеческого смысла жизни — и вот уже нет Бога, нет нравственного закона, позволено все. Что и происходит на самом деле: извращенные меньшинства правят, большинство ненавидит друг друга лютой ненавистью и зверствует при случае до пределов своего воображения.

По большому счету у человечества, сделавшего кафкианские кошмары средой своего обитания, массово съехала крыша. И совершенно не случайно жестоких безумцев, вроде Брейвика, Евсюкова или «белгородского стрелка», власти отказываются объявлять сумасшедшими. Ибо таковые — наглядная иллюстрация, витрина современного homo bestialis — человека зверского, — в некотором смысле, «пример для подражания».

И поверх всего этого клубящегося ненавистью «социального пространства оскудевшей любви» — уже сформированный механизм кажущегося «управления хаосом». У существ, интенсивно теряющих свое человеческое достоинство, отняты имена, заменены номерами, а собранные персональные биометрические данные превращены в инструмент непрерывной слежки за перемещением и действиями каждого. Причем везде, где социальная структура приобрела сетевой вид.

В Америке и в России в равной степени мониторятся телефонные переговоры, взламываются компьютеры, перлюстрируется переписка, логируется интернет-серфинг, просмотр телепрограмм, чтение новостей, статей, книг, просмотр фильмов, фотографий и видео. Еще недавно множество «умников» вопило: «Тотальная слежка невозможна! ТЕХНИЧЕСКИ!!! Тотальная биометрия невозможна! ТЕХНИЧЕСКИ!!! Сделать мир полностью сетевым и превратить «бывших человеков» в носителей их персональных данных — невозможно! ТЕХНИЧЕСКИ!!!»

Оказалось, что вполне практически реализуемо, если взглянуть, например, на недавние скандалы, когда сотрудник американского АНБ «слил» в СМИ приемы этой организации, позволяющие держать под непрерывным контролем граждан, как собственного, так и иных государств. Или на практику, продемонстрированную правительством РФ, потребовавшем ВОСЛЕД ВСЕМУ ОСТАЛЬНОМУ МИРУ для разрешения пролета самолетов над своей территорией предоставлять персональные данные пассажиров, включая биометрию и кредитные карты.

(Воистину Оруэлл был пророком или хорошо информированным сотрудником британских спецслужб!)


Со стороны изнанки...


Вообще говоря, чудовищность перечисленного, если смотреть на него не привычно замыленным, а хоть чуть-чуть отстранённым взглядом, зашкаливает, и одного этого уже вполне достаточно, чтобы оценить апокалиптичность окружающего мира. Но понятно, что спрашивающие, хотя и приведенное выше не особенно замечали, и молились в основном не «Ей, гряди, Господи!», а «Подожди, Родимый, приходить, дай здесь пожить, как можется — детей-внуков вырастить!», однако в виду все-таки имели не ужас своего происходящего превращения в нелюдь, а как раз сроки «катастрофы», предшествующей Второму Пришествию, чтобы, значит, лишний раз себя не отягощать. (Это те, которые во Христа говорят, что веруют — остальных же просто интересовало, до которого момента еще можно «не дергаться»).

Однако подобные предсказания явления Господня — дело неблагодарное. И не только потому, что Богу никто не указ и ничто Ему не предписание, но еще и потому, что даже сгнившее дерево не падает само собой. Как уже было писано в начале статьи, обвал сначала «вызревает» и лишь после того провоцируется стечением случайных обстоятельств или волей злоумышленников.

Поговорим о вызревании. Действительно экономисты отказываются понимать или только делают вид, но рынок, вопреки господствующему среди них мнению, не является ни единственным, ни главным и даже ни вполне регулятором хозяйственной сферы деятельности человека в социальной системе.

Человеческое общество относится к саморегулируемым и самоорганизующимся структурам и, как все они, существует и формируется в материальном мире во взаимодействии с некими внешними источниками энергии, одни из которых, вроде стихийных бедствий, действуют на социальную систему разрушительно, а другие, такие как ресурсы жизнеобеспечения, которые люди перерабатывают и потребляют, являются необходимым условием системного существования. И потому, как бы кому ни хотелось, но в центре хозяйственной деятельности человека находится не его психология, духовность и сознательность, а … производство, преобразующее ресурсы окружающего мира в усваиваемую «продукцию», служащую энергетическим источником для дальнейшей деятельности.

Соответственно, оно, производство, и выступает в качестве центрального регулятора экономической системы. Центральным, главным, но не единственным. Вторым таким регулятором является, так называемая, модернизация или совершенствование производственных технологий, главный смысл которой состоит в высвобождении человека от непосредственного участия в производственном процессе. По факту, именно эта составляющая хозяйственной деятельности исторически стала доминирующим вектором в развитии социальной системы и фактором, определяющим ее формообразование.

Однако все имеет оборотную сторону. В данном случае она состоит в том, что процессы энергообмена в материальном мире, к каковым относятся и все связанные с производством, направлены в сторону возрастания энтропии. Что это такое? - Мера хаоса, степень бесформенности, возрастающая внутрисистемная неопределенность, выражающаяся в разрыве связей между составляющими, в деструкции системы и тем самым в умножении ее допустимо реализуемых состояний.

Так возрастание энтропии в производственных процессах заключается в основном в рассеивании энергии, заключенной в перерабатываемом сырье (за исключением очень небольшой ее доли, усваиваемой и затем расходуемой людьми), и в распылении вещества, превращаемого в значительной его части в невостребуемые отходы. Зато в модернизациях ненужными излишками становятся уже сам человек, замещаемый все более сложными механизмами, и избыточная, т.е. произведенная явно не для внутреннего потребления, продукция.

Совершенно очевидно, что накопление во внутрисистемном пространстве энтропии или, иначе, элементов системной деструкции в конечном итоге оборачивается для нее накоплением внутреннего хаоса, потерей устойчивости и распадом. Такова цена модернизационного развития человеческого общества — усложнения и совершенствования используемых им технологий.

Одним из основных механизмов, предотвращающих подобный результат и компенсирующих последствия сжатия системного ядра является рынок или, соответственно, «рыночное регулирование». По сути он выступает, как инструмент экстенсивного расширения системного пространства и увеличения его производственной емкости путем присоединения иных экономических сообществ, перераспределения «лишних продуктов» и «лишних людей», освоения новых ресурсных источников и избавления от «старых отходов». Каждый уровень технологий предопределяет размеры существующих рынков и степень их взаимоинтегрируемости и взаимопроникновения [1].

В сущности «тесно» на Земле стало уже к началу ХХ века. И, вследствие этого, одна за другой разразились две мировые войны, потом еще одна, третья мировая «холодная война», как соревнование двух типов социальных систем, и, наконец, реализовался проект «глобализация». В результатом всего перечисленного мировое экономическое пространство стало в единым целым.

И рыночный регулятор ... «сломался», т.е. постепенно исчерпал свои возможности исполнения основной функции — «перераспределять излишки» (см. выше) и «вывозить энтропию за границы системы». Причем, как и всегда, ее физические пределы расширения исчерпались совершенно синхронно и вследствие очередного модернизационного скачка — технологических инноваций, выведших на новый уровень интенсивность производства.

В чем смысл и каковы масштабы этой «поломки»? Попробуем оценить.


Со стороны рынка...


Еще в начале ХХ века американский экономист Ирвинг Фишер в работе «Покупательная сила денег» привел формулу, отображающую в себе равновесие между массой денег и уровнем цен на товары. Вот она:


, {1}


где Д — масса денег,

О — скорость обращения денег (число оборотов),

Ц — уровень цен,

П — объем продукции (товаров), находящейся в рыночном обмене.


С тех пор по-разному, математически то усложняемое, то упрощаемое, это выражение находится в центре всех основных экономических теорий и моделей рыночного регулирования. А связано ли оно каким-либо образом с накоплением системной энтропии, о которой шла речь выше? Да, связано.

(К сожалению, дальнейший разговор без некоторой арифметики невозможен. Те из читателей, которые испытывают к ней аллергию могут просто перескочить несколько абзацев и обратиться непосредственно к выводам и заключениям).

Как уже было отмечено, формула Фишера по сути представляет собой уравнение равновесия между массой денег и уровнем цен, в котором количество товаров в среднем постоянно и соответствует текущему состоянию рынка, отображавшему в себе до самого последнего момента уровень модернизации производства.


{2}


Здесь Правн. соответствует объему продукции (товаров), участвующих в рыночном обмене, т.е. не только произведенных, но и обязательно покупаемых и продаваемых. Последнее крайне важно для понимания того, как рынок побеждает хаос и терпит от него поражение.

Выше отмечалось, что в результате производства и его модернизаций энтропия накапливается в виде «лишних продуктов» и «лишних людей». Где они в уравнении {2}? Постараемся понять, что такое «продукция, участвующая в рыночном обмене». Ее можно представить себе, как сумму «продукций», потребляемых различными социальными группами и определяемых, как произведение численности каждой из групп на ее потребительскую возможность k (которая зависит от уровня дохода и способности к усвоению).

Выделим для простоты три таких группы — истинные владельцы производства продукции (по-новомодному — «инвесторы», ВП), наемные работники (Р) и иждивенцы (т.е. те, в ком производство, экономика и в сущности общество не нуждаются и вынужденно содержат, И). При этом для каждого уровня модернизации соотношение между ВП и Р с некоторой долей приблизительности можно считать в среднем фиксированным и обозначить, как «константа модернизации» — КМ. Тогда


или


, {3}


, {4}


где Пмравн. — это Правн., зависящее от уровня модернизации производства, а Эл. — соответствует количеству продукции, которые общество в результате существующих рыночных отношений может позволить себе выделить на содержание иждивенцев, т.е., фактически, «лишних людей».


Как легко увидеть из формул {3} и {4}, Пмравн. уменьшается с каждой очередной модернизацией, сокращая количество основных потребителей «покупаемой и продаваемой продукции», которыми в предельном случае должны остаться только «владельцы производства». Именно потому расширение рыночного пространства, в буквальном смысле увеличивающее численность ВП, и является лекарством от модернизационного сжатия экономики. Ну, а достижение пределов расширения рынка ведет к уменьшению Пмравн. и, соответственно, увеличению социальной энтропии Эл..

Факторы хаотизации содержатся и в левой части уравнения {2}. Если Д представляет собой массу денег, то она далеко не вся принимает участие в описываемом этой формулой товарно-денежном обмене. Во-первых, одна часть из них, не находя соответствующей себе продукции, превращается в сокровища («лишние деньги», Эд.) и выводится из оборота. Во-вторых, другая — оказывается трансформированной в продукцию, не ставшую по тем или иным причинам рыночной, т.е. не нашедшую себе продавца-покупателя («лишние товары», Эт.).

С учетом всех факторов хаотизации уравнение {2} в конечном итоге может быть записано следующим образом:


{5}


Что оно описывает? Каждое очередное модернизационное сжатие экономической системы сокращает число непосредственных участников производственного процесса — «работников», замещаемых механизмами, и даже «владельцев производства», проигравших в конкурентном противоборстве друг другу. И те, и другие пополняют число «иждивенцев», а вместе с этим уменьшается величина Пмравн. и возрастает Эл..

Если при этом расширения рынка вовне не происходит, то производство вынужденно сокращается, общесоциальный резерв, сформированный ранее для содержания «иждивенцев», исчерпывается, а возникший избыток денежных средств, не находящий себе места в сузившемся рыночном обмене, выводится из него, превращаясь частично в сокровища («на черный день», Эд.), частично в убыточную, невостребованную рынком продукцию, частично в необеспеченные ею «ценные бумаги» (Эт.).

Ну, а на практике в современных нам исторических реалиях все перечисленное реализуется, как

(1) рецессия рынка, постепенно переходящая в глубокую депрессию,

(2) запустение целых производственных регионов,

(3) катастрофический рост безработицы,

(4) резкое сокращение фондов социальной поддержки,

(5) ускоряющаяся концентрация капитала, сопровождающаяся разорением крупных игроков глобального рынка — от транснациональных корпораций до целых «национальных» государств,

(6) консервация денежной массы рынка в виде «сокровищ» и «токсичных деривативов»,

(7) компенсация посредством включения печатного станка недостатка финансов на рынке, возникающего вследствие их «убегания»,

(8) удешевление обменной стоимости денег (девальвация и инфляция, или, точнее, с учетом депрессии, стагфляция) и усугубляющаяся разбалансировка рыночной системы.


Со стороны цифири...


Однако без конкретных цифр масштабы происходящего оценить невозможно. Начнем с самого болезненного — с «человеческой энтропии».

Хотя истинные данные надежно укрыты под различными секретными грифами и замаскированы числовой эквилибристикой официальной статистики, тем не менее кое что до публики все же доносится, например, в оговорке вице-премьера РФ, озвучившего настоящую цифру российской безработицы (см. выше), которая соответствует 40% трудоспособного населения страны. Очевидно, что в других государствах число безработных характеризуется иной величиной, но даже в наиболее стабильных регионах «золотого миллиарда» она перевалила 10%-ный рубеж, а там, где кризис разгулялся вовсю, например, в Испании, достигла и превысила значение в 50%.

Можно взглянуть и с другой стороны. По весьма не свежим данным в этих же государствах экономически активное население составляет 44%, из которых непосредственно в производственной сфере заняты лишь 30% или чуть более 10% от общего числа жителей. При этом на названные страны приходится потребление 60% мирового ВВП.

Соответственно, доля непосредственно занятых в производственной сфере среди остальных 6/7 населения планеты еще меньше. На это указывает и тот факт, что даже с учетом «большей неприхотливости» в совокупности потребляют они в полтора раза меньше, чем жители регионов «золотого миллиарда». Ну, а сколько же на самом деле? На санкт-петербургском саммите «большой восьмерки» в интервью одного из «мировых лидеров» прозвучало примерно следующее: «На данный момент (2006-й год — К.Г.) в мире около 280 млн. эффективных менеджеров...», — т.е. 4% нынешних землян. Даже с поправками на модернизационный коэффициент общее число прямо и косвенно включенных в процесс производства существенно менее названных выше 10% и явно не дотягивает до прежде установленной планки — 1 миллиард «допущенных к человеческому счастью».

Другими словами, иждивенцами и социальным балластом, с точки зрения рыночных отношений, уже сегодня является более 90% населения планеты. Правда, бóльшая часть из оного за пределы социальной системы de facto уже выброшена и существует в неком своем изолированном ото всей остальной социальной системы экономическом андеграунде, типа «индейская резервация», в условиях, приближенных к средневековью или даже каменному веку, и не имеющих практически никакого отношения к «глобальной экономике».

Иначе говоря, распад глобального социума, порожденный экономическими причинами и реализованный по сути в политике неоколониализма, уже происходит. А все разглагольствования на тему «избытка человечества» и «устойчивого развития» — своего рода «хороший тон» и «правильная религия» представителей мировых элит, в т.ч. и российского руководства — по сути представляют собой рафинированные этноцид и фашизм в псевдо-научной оболочке, оформленной учеными-неомальтузианцами, обслуживающими щедро оплачиваемый заказ.

Ну, а практической характеристикой доли «лишних людей» вполне может служить следующая цитата: «Если объединить собственный капитал 250 богатейших людей планеты, то получится сумма, которая будет превышать общие годовое расходы на проживание почти половины населения планеты – три миллиарда человек» [2]. Вопреки мнению ее автора, она характеризует не столько «неравенство людей на планете», сколько потребность в них, поскольку значительная доля того, чем владеют «хозяева жизни» создается почти без участия человека.

Еще более сложно, чем «энтропии людей» дать оценку «энтропии денег». Что наиболее ярко высвечивает ее в череде косвенных свидетельств: мощность печатного станка ФРС, компенсирующая безвозвратный отток финансов в сумме 85 млрд. долл. США [3] ежемесячно (!!!), офшорные скандалы, вскрывающие денежную массу, выводимую из оборота и укрываемую от налогообложения, или, быть может, соотношение между золотыми запасами государств и таковыми, находящимися в частном пользовании?

Так из 150 тыс. тонн мирового золота «государственными» (и то под вопросом) являются всего лишь немногим больше их пятой части. Остальными владеют «некие частные лица». О том, кем таковые являются, можно судить по тому, что весь мировой рынок данного драгметалла полностью контролирует ротшильдовское пятибанкирье — так называемые «банки золотого фиксинга».

Или, быть может, стоит обратить внимание на глобальные операции с недвижимостью, которая по-тихому, но достаточно интенсивно, переходит во владение весьма и весьма ограниченного круга лиц? Самыми эффектными из них (по крайней мере по просочившемся сведениям) является клан Рокфеллеров, скупающий по всему миру огромные территории, по сравнению с которыми «предолимпийский сочинский ажиотаж российского истеблишмента» выглядит смехотворным.

Так, в частности, в собственность владельцев названной выше глобальной финансовой группы (ГФГ) перешла аргентинская Патагония — треть земель этого латиноамериканского государства. Существует также информация, что ими велись переговоры и по приобретению большой части Сибири, но «ее освоение показалось слишком затратным».

Что же касается «энтропии товаров», то, по сравнению с описанным выше, ее оценка сомнений не вызывает. Так, согласно одному из опубликованных протоколов собраний МВФ под весьма красноречивым заголовком «Теневой банкинг: экономика и политика», свидетельствуется, что сумма функционирующих на рынке 600 трлн. долл. США теоретических деривативов (ценных бумаг) практически обеспечена ничтожными 600 млрд. долл. США реальных активов [4]. Другими словами, 90% денежной массы является избыточной и по сути обменивается не на продукцию, а лишь сама на себя.


Со стороны будущего...


Из сказанного следует, что в настоящее время рыночный регулятор глобальной экономической системы вместо ее стабилизации производит хаос, и она (а вместе с ней и общество в целом) утратила устойчивость и находится в состоянии распада. Почему до сих пор этот процесс не стал лавинообразным, и не случился обвал? Исключительно в силу стечения случайностей и наличия некоторого наработанного прежде резерва, как своего рода невыбранного запаса прочности.

В 2008 году, когда глобальный кризис впервые вырвался наружу, правительствам государств удалось несколько притушить разгорающийся пожар за счет общесоциальных фондов, которые на данный момент практически повсеместно израсходованы. И хотя в принципе понятно, какие меры могли бы изменить ситуацию, но они, будучи примененными, по сути должны означать весьма болезненное изменение действующих «правил экономической игры», на что нынешние победители в ней, определяющие облик и будущее существующего общества, никогда не пойдут и будут всячески этому противодействовать.

Поэтому дальнейший сценарий развития событий, если не иметь в виду катастрофического вмешательства высших сил, является весьма предсказуемым. Собственно, никто и не скрывает того, что впереди главным образом процессы распада. С одной стороны, так называемые финансово-производственные элиты, считающие себя ядром современного общества и контролирующие глобальную экономику, постараются отделить себя ото всех остальных, лишив их по возможности средств к существованию и оставив лишь небольшое количество «человеческого материала», как рабов и «сырья для рационализации».

То, что этот путь тупиковый, отчасти они понимают и сами. Модернизационное сжатие уже «их общества» будет продолжаться и далее, не оставляя им никакой человеческой перспективы. Вероятно, именно поэтому с начала XXI века стали столь популярными и усиленно пропагандируются теперь идеалы трансгуманизма и несбыточные мечтания всяких ицковых и курцвейлей о бессмертии путем сращивания человека с компьютером.

Казалось бы, замечательно — вечные господа и вечные, специально переделанные и функционально приспособленные служить, рабы. Однако мало ведь для бессмертия научиться память перезаписывать: этот фокус человечество непрерывно проделывает уже несколько тысячелетий (правда, до недавнего времени не на магнитные носители, а нечто более простое — всякие глиняные таблички, дощечки, бумагу). Чтобы считать себя вечноживущим, необходимо непрерывно воспроизводить не некоторый объем уникальной информации, а способ узнавания в этом воспроизведении самого себя, т.е. самопреемственность. И тут без существующего вечно «процессора» не обойтись. К счастью, душа в виде материального объекта пока не выделена, и технологии ее извлечения не существует.

Вторая проблема, которую «претендентам в небожители» также успешно не разрешить, состоит в том, что пустота их душ, даже буде они пересажены в вечные коробки, полнотой не станет. А, значит, даже реализовавшись, в лучшем случае их нескончаемое существование смысла иметь не будет, а в худшем — кибернежить его подомнет и подчинит себе и своим, ныне даже непредставимым целям.

Словом, как ни поворачивай, для этой части человечества, будущее бесперспективно и гибельно. Впрочем, история свидетельствует, что так бывало и прежде с элитами цивилизаций, достигших пределов своего развития.

Что ожидает остальные 90% человечества, обреченные деятельностью элит на погружение в хаос? Конкретный сценарий, конечно, угадать сложно, однако по нескольким штрихам, таким как «хранилища судного дня» с запасами продовольствия, бункера «для избранных», укрепрайоны вокруг стратегических природных ресурсов, уже начавшееся переселение заранее оповещенных в новые анклавы, можно предположить, что впереди сразу несколько «заготовок».

Во-первых, экономический обвал, основанием для которого станет, как объективная предопределенность этого события, так и, очевидно, злая воля представителей ГФГ, противоборствующих друг другу «за лучшие пастбища будущего». Во-вторых, голод, который обречен случиться, учитывая, как факт уже существующего дефицита продовольствия, так и то, что значительная часть его будет укрыта «хозяевами жизни» в виде стратегического запаса.

В-третьих, череда вооруженных конфликтов, которые хотя с большой вероятностью и охватят всю планету, однако скорее будут напоминать разборки между бандитскими группировками, нежели полномасштабную войну. На такой вывод наводит пример стратегии «управляемого хаоса», апробированный глобализаторами в последнее десятилетие на «Большом Ближнем Востоке». Кроме того, результат ее применения — погружение коренного населения, находящегося за пределами оккупированных анклавов, в каменный век — как нельзя лучше отвечает идеологии «устойчивого развития путем сокращения человеческого поголовья».

В-четвертых, крупные населенные пункты с многомиллионным, но избыточным для нынешней экономики, населением, возросшим за счет принудительной миграции из совсем уж нищих стран Азии и Африки, превратятся в ловушки для всех там собранных, поскольку будут блокированы вооруженными силами извне, окажутся без ресурсов, необходимых для жизнеобеспечения, внутри и, с очевидностью, будут охвачены межрелигиозными, межэтническими и общесоциальными конфликтами.

В-пятых, довершением ко всему станут окончательное разрушение инфраструктуры, разруха, бандитизм, массовое одичание и … эпидемии.

Словом, апокалипсис и практически в тех же признаках, что описаны в Священном Писании и вполне естественны, как следствие, из пути, пройденного человечеством ко дню нынешнему. Кто сказал, что он еще не наступил? Если мы чего-то не видим, то это не означает, что этого нет.


Будет трудно...


Доказывать, насколько верны оценки, приведенные выше, дело пустое. Конечно, возможны разные варианты развития событий, но в любом случае «момент истины» наступит уже в самое ближайшее время. Не случайно так ускорились по всему миру процессы раздачи населению идентификационных чипов, и так активизировались призывы изъять у него наличествующее оружие (вплоть до ножей). Не без причины и ужесточение фильтров транспортных, позволяющих жестко регулировать кто, куда, зачем и с чем едет, и сетевых, отслеживающих социальную, политическую и финансовую активность граждан.

Поэтому бóльшая часть рекомендаций из тех, были популярны прежде, явно устарела. Поздно укореняться на селе — врагами станут и местные, и приблудные бандиты. Да и существенных продовольственных запасов (на тот же «черный день») с большой степенью вероятности сделать теперь уже не успеется. Да и все — что лукавить? — пересчитано и поделено, все взято действующей властью под присмотр.

Однако тем не менее все же некоторые вещи иметь в виду стоит. Во-первых, то, что города станут ловушкой.

Во-вторых, то, что цифровая (чиповая) идентификация личности в период наступающего хаоса заработает сразу же, но не так, как это представлялось для мирного времени. Наличие чипа с номером-именем станет допуском к куску хлеба, защищенному пространству, сохранению работы и места вблизи «хозяев». Отсутствие такой метки автоматически будет означать полную беззащитность и состояние «вне закона» перед любым «человеком с ружьем».

Отсюда, в-третьих, вытекает, как то, что далеко не все «желающие» будут оцифрованы, так и то, в-четвертых, что «неоцифрованным» придется защищать себя и своих близких до смерти. Со всеми вытекающими отсюда выводами о том, к чему надо быть готовым и что для этого заранее сделать.

Ну, и, наконец, в пятых, совершенно понятно, что защитить себя от силы можно только силой. Силой веры, если у кого-то она столь велика, или силой человеческой. А для этого … нужно объединяться с единомышленниками в группы и общины, вместе определять последовательность действий перед днем «Х» и после его наступления, запасаться необходимым и загодя обеспечивать пути доступа к нему.

Словом, будет трудно, но «дорогу осилит идущий». А там, глядишь, и до желанного Второго Пришествия Христова дотерпеть удастся. Бог в помощь!



__________________

[1] Другие материалы на эту тему см. — К. Гордеев. Экономика саморазрушения, http://kongord.ru/Index/Articles/econsdistruct.html , Кибернетика некрократов, http://kongord.ru/Index/Articles/necrocybernetq.html , Неклассическая экономика, или Необратимые последствия текущего глобального экономического кризиса, http://www.kongord.ru/Articles/nonclassicecon.html , Неклассическая экономика (2): глобальный кризис, пределы роста, нереализованные возможности, http://www.kongord.ru/Articles/unrealizchance.html, На пороге эпохи запустения, http://kongord.ru/Index/Articles/be4eneglectage.html

[2] http://mixednews.ru/archives/30554, пер. из http://www.presstv.ir/usdetail/284926.html

[3] «Российская газета», Федеральный выпуск №5886 (213), http://www.rg.ru/2012/09/15/fondi-site.html

[4] http://mixednews.ru/archives/30094, пер. из http://www.zerohedge.com/news/2012-12-24/1000x-systemic-leverage-600-trillion-derivatives-backed-600-billion-collateral