Смотрите шиномонтаж выезд у нас.

К. Гордеев

НАРОД БОЖИЙ ИЛИ “ПОДЛЫЙ ЛЮД”?
(Размышление за порогом Синодальной Богословской комиссии)

“Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых,
и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей
не седе: но в законе Господни воля его...”
(Пс. 1)

“И сказали мне, что эта дорога приведет меня к
океану смерти, и я с полпути повернул обратно;
и с тех пор все тянутся передо мной глухие, кривые
окольные тропы”
(А. Стругацкий, Б. Стругацкий “За миллион лет до
конца света”)

 

Сегодня многие мои соратники празднуют победу. И это понятно: плодами бурного декабря 2001 года стали не только молитвенные стояния и крестные ходы у Патриархии, Храма Христа Спасителя и Министерства по налогам и сборам, но и Соборное Слово, принятое Всемирным Русским Собором, и решения Синодальной Богословской комиссии и декабрьского заседания Священного Синода, и предметно продемонстрированная готовность к диалогу со стороны МНС РФ и Сбербанка РФ. Вроде бы теперь уже можно и успокоиться и снова впасть в привычное блаженное оцепенение: идентификация исключительно по ИНН перестала быть обязательной, дамоклов меч “10 января” убран, и даже вроде бы законодательные поправки Грешневикова-Глазьева, обещанные быть поддержанными властями, предполагают, что такое состояние дел станет правовой нормой. Долой судебные иски, прочь тоска, гуляй рванина! Пусть безумцы, если им так нравится, пытаются перешибить обух плетью!

Стоп, стоп, стоп... Святой Первоверховный Апостол Павел учит нас: “Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной” (Еф.6:12). А Святой преподобный Авва Дорофей к тому добавляет: “не должно также и предпочитать исполнение дела своему устроению [совести], чтобы (усилиться) исполнить дело, хотя бы то было и со вредом душе” (Поучение четвертое: О страхе Божием). А потому не станем делать скоропалительные выводы и принимать поспешные решения, но проанализируем ситуацию, как она развивалась в течение всего 2001 года.

 

Откуда выросли ноги?

Для начала отметим, что проблема “принятия-непринятия ИНН” является производной, во-первых, от самоопределения по отношению к присутствию в душе человеческой страха Божьего, надежды на Спасение, сознательного отказа потакать плотскому (“служить маммоне”), а во-вторых – от кризиса доверия сначала мирской, а затем и церковной власти. Не в номерах, естественно, дело, а в том, кем они на каждом человеке пропечатываются, зачем их люди принимают, и для чего подобный учет ведется.

Все началось с того, что в один прекрасный день вся страна украсилась лозунгами вполне концлагерного содержания: “ИНН – Ваш личный номер”, “ИНН – Ваше второе имя”. Это не могло не задеть и не побудить к поискам, в результате которых стали широко известными факты более чем полутора десятилетней подготовки к поголовной кодификации населения России, выяснились роль и место баз данных и личных номеров в системах социального и медицинского страхования, обнажились “благие намерения” создания ГАС “Выборы” и “Государственный регистр населения”, АС “Население” и “Регистр налогоплательщиков”, открылся смысл введения ИНН, личного кода и иных персональных идентификаторов.

Первая реакция: “Нас обманули – как баранов завели “За стекло” и теперь уговаривают стать “счастливыми рабами”, подставив лоб подо что-то, вроде лужковской, очень удобной для всяческого контроля и управления поведением “Карточки москвича””. Вторая реакция: “Не хочу добровольно превращаться в безликий (унифицированный) социальный номер с неизвестно кем предопределенным поведением, почти биоробот, не ограниченный разве что в выборе порочных наклонностей в свободное от общественных обязанностей время”. Третья реакция: “Коли власть светская меня “надула”, то ведь Церковь-то Божия без обмана, в коей “пастыри добрые душу свою полагают за овец” (Иоан.10:11) – уж, они-то защитят”.

Но не так все просто. После долгих, охватывающих целый 2000-й год препирательств с налоговиками и воплей к священноначалию: “Защите, отцы честные!” – наконец, в феврале 2001-го собралась на свой VII Пленум Синодальная Богословская комиссия. Собралась и, констатировав негативные тенденции глобализации и факты дискриминации верующих людей, тем не менее постановила: “Принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения”. А всем пострадавшим посоветовала обращаться в “вышестоящие налоговые инстанции”. Черту же всему подвели слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в его послании в Неделю Торжества Православия:Дорогие мои! Со всей искренностью, любовью и пастырской заботой говорю: вам нечего бояться. Если же кто-то, пусть даже самый красноречивый человек, будет продолжать сеять в ваши сердца ложные страхи и сомнения, то верьте не ему, а Полноте церковной”.

Тем самым, фактически, борцы “За право жить без ИНН” оказались вне закона внутри церковной ограды и, соответственно, были выдавлены за ее пределы, а государство как бы передоверило право ИННизировать верующих самой РПЦ, чьи иные архипастыри (вопреки Решениям Богословской комиссии и Постановлениям Священного Синода!!!) взялись кодифицировать столь ревностно, что превзошли даже руководителей региональных управлений МНС. При этом не была создана ни предполагавшаяся первоначально согласительная церковно-государственная комиссия, ни внесены обещанные законодательные поправки.

И так дело катилось вплоть до сентября месяца, когда по всей стране вновь началась ИННизационная кампания, в ходе которой обещалось, что без номера ни покупать, ни продавать, ни работать будет нельзя. Правда, подоплека этих обещаний тщательно скрывалась ото всех еще несколько месяцев, ибо на памяти светских властей были и провал законопроекта “Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина РФ”, и вынужденная, полугодовая отсрочка законопроектов “Об информации индивидуального характера” и “О государственном регистре населения РФ”.

Но в ноябре руководство Благовещенского Управления МНС РФ “проговорилось”: существует совместное письмо Министерства по налогам и сборам и Сбербанка, согласно которому после 10 января 2002 года указание ИНН станет обязательным при совершении бюджетных платежей – налогов, сборов, штрафов, пеней. И тут началось... Ибо для многих, не согласившихся с принятием идентификационного номера, но, как и подобает чадам Церкви, закрывших рты после решения Священного Синода и благословения Святейшего Патриарха, молчать стало невозможно.

Сразу же выяснилось, какое великое множество гонимых обретается во всех российских епархиях РПЦ (редкий номер “Сербского Креста” обходился без информации о пострадавших за свою позицию). Сразу же поток писем и звонков обрушился на редакцию, на Министерство по налогом и сборам, на органы управления РПЦ. Начались стояния, крестные ходы, прошения и обращения. Кои и вынудили светскую и церковную власти явить свою добрую волю и конкретными управленческими решениями пойти навстречу чаяниям своих сограждан и чад.

Правда, оборотной стороной этого явленного “темным людишкам” добра стало то, что под общий анти-ИННовский декабрьский шумок в Государственную Думу втихую был-таки внесен законопроект о присвоении каждому “россиянину” пожизненного личного идентификационного кода с обязательной записью в паспорте и необходимостью предъявления оного представителям “кесаря” по их первому требованию.

 

 

2. “Раскольники” и священноначалие

Это – другой аспект существующей проблемы, проигнорировать который невозможно.

Прежде всего, следует отметить, что до октября 2000 года противников ИННизации никто раскольниками не называл. Такой ярлык (в совокупности с обвинением в государственной измене) впервые навесил на нас глава “Русской линии” С. Григорьев (статья “Чего хотят противники ИНН?”), чье православное благочестие оказалось задетым не как обычно – экуменической ересью, а нашим, анти-ИННовским, написанным по благословению старцев, обращением к священноначалию. Кому-то из “высоко стоящих” подобный полемический прием пришелся по душе (если, конечно, он самим этим лицом и не был инспирирован), и с тех пор нас иначе и не называют, в упор не слыша никаких встречных – как рациональных, так и иррациональных – аргументов.

Правда, происходит это за глаза, т.е. либо в параллельной печати, либо конфиденциально распространяется “из уст в уста”. Говорят, что мы “секта”, что “продались ЦРУ”, что “наняты Березовским”, что “являемся агентами Валентиновской Истинно Православной Церкви (той самой, что расколола РПЦЗ)”. Ну, и периодически из разных углов раздаются тихие всхлипывания, что мы “раскалываем не только Церковь, но общество в целом” и даже, страшно подумать, “вредим государству”.

Братья и сестры, еще не позабывшие истории своего Отечества, вам это ничего не напоминает?

Ни “Сербский Крест”, ни лично я, ни мои ближайшие соратники и сподвижники, первыми, еще в январе 2000 г., поднявшие флаг борьбы с новейшим тоталитаризмом, никому и никогда не продавались и никем не нанимались, а отстаивали только свое право, данное Богом каждому человеку, при жизни быть личностью, а после смерти чаять Спасение. И тут возникает вполне резонный вопрос, кому и зачем нужно на нас клеветать, совершая грех не только по понятиям христианским, но и даже по секулярным общечеловеческим? Видимо, существует игра, и ставки в ней существенно выше, чем собственная совесть, а, уж, тем более честное имя “каких-то там борцов “За право жить без ИНН””.

Правда, справедливости ради, следует отметить, что те, совершенно немногие из наших хулителей, кто брал на себя труд добросовестно, а не по свыше спущенным установкам, знакомиться с существом проблемы, не то, чтобы совсем переходили на сторону противников ИННизации, но честно свидетельствовали о их правоте. Примером тому, в частности, инженер Н.В. Больсунов, который сначала, “с горяча”, опубликовал большую ругательную статью (“Москва”, №8, 2000 г.), а потом, разобравшись, глубоко и искренне в ней раскаялся (примечательно, и это характерно как для упомянутого выше журнала, так и вообще для подавляющего большинства наших оппонентов, что ложь ими помещается на самом видном месте, а ее опровержение на задворках, так чтоб было едва заметно).

Впрочем, высшее руководство РПЦ мнение обо всем происходящем вокруг принудительной ИННизации своих чад хотя и имело, но выражать оное старательно воздерживалось, предоставляя пастве лишь строить на сей счет догадки, опирающиеся на обрывки противоречивых слухов о тех или иных действиях священноначалия (речь, естественно, не идет о недавних, совсем свежих, сообщениях об открытых преследованиях клириков в центре и ряде регионов за отказ принимать ИНН). Сам Святейший Патриарх, к которому в течение двух лет шел непрекращающийся поток писем с просьбами защитить гонимых светскими властями, лишь трижды, не считая уже цитировавшегося Послания, публично высказал свою оценку описываемых событий вообще и действий противников всероссийской персональной инвентаризации в частности:

“Антицерковные силы предпринимают попытку расколоть Церковь, пользуясь слухами о том, что в ИНН, якобы, содержится число 666... антицерковными силами, по вражескому наущению, нагнетается настоящая паника, связанная с принятием и непринятием ИНН” (письмо арх. о. Иоанну (Крестьянкину), 21.01.2001 г., “Псково-Печерский листок” № 386);

“Проблема присвоения индивидуального номера налогоплательщика /ИНН/ была искусственно навязана церкви с тем, чтобы внести разделение в среду верующих... Также, как в случае с участием Православной церкви в экуменическом движении, возникла дискуссия, которую подогревали множество брошюр и кассет, где этот вопрос был представлен в искаженном виде” (интервью корр. ИТАР-ТАСС О. Костроминой, О. Кирьяновой, 06.03.2001 г.);

“После изучения этого вопроса Церковь признала необоснованными опасения верующих, увидевших в ИНН “печать антихриста”... Отказ от ИНН по религиозным мотивам - это проблема, которая создается на пустом месте... Такое впечатление, что эти люди упорствуют не только по незнанию, но то ли куплены кем-то, чтобы вносить смущение в сознание других” (ИТАР-ТАСС, 14 Декабря 2001, http://religion.russ.ru/news/20011214-n1.html).

После сказанного только и остается, что развести руками и предположить либо о существовании злодея, сознательно дезориентирующего Предстоятеля РПЦ, либо о катастрофически полной некомпетентности его консультантов вкупе с целенаправленно подрывающей авторитет Церкви деятельностью светских властей, либо, и это самое печальное, о существовании антихристианского заговора в самых высших эшелонах церковной власти. Впрочем, гадать об этом бессмысленно: время и Промысел Божий постепенно расставят все по своим местам.

 

3. “Казнить нельзя помиловать”

Строго говоря, если исходить из тех разъяснений, что нам давались в течение двух лет, проблема действительно существует на пустом месте, ибо по сути является сугубо управленческой.

Православных людей, для коих принятие номера равносильно отказу от христианского имени и вступлению в мировую систему зла, даже в своем предельном исчислении не более 1-2% от всего российского населения (данные социологических опросов). И хотя 12-значные буквенно-цифровые ключи действительно ускоряют компьютерную обработку массивов данных и даже быстрее вводятся оператором, чем полностью соответствующие им 80-значные паспортные данные, но это с учетом общего количества “религиозных уклонистов от ИНН” не может заметным образом сказаться на функционировании той “электронной России”, которую с упорством, достойным лучшего применения, строят в нашей стране под заокеанскую диктовку.

Более того, автоматизированная система контроля и учета не перестанет работать, даже если у всех российских граждан найдутся причины идентифицировать себя привычным образом. Только авторизационный процесс станет происходить несколько медленнее – не в режиме реального времени. Ну, а все остальное останется вполне функциональным. Даже наоборот, число случайных ошибок “ввода-вывода” уменьшится, ибо чем больше знаков (а в особенности, знаков осмысленных для оператора), тем меньше случайных опечаток и выше надежность идентификации.

Так почему же чисто с управленческой точки зрения, светская власть не шла нам навстречу, а церковная ей угодливо в этом помогала? Вероятно, существовали и поныне имеют место быть причины не управленческие, а принципиальные, мировоззренческие, как не раз уж это бывало, вынуждающие к решениям вопреки логике рациональной и устойчивой организации социума. И лишь кризисная ситуация, обострившая до предела взаимоотношения между верующими людьми, с одной стороны, и “церковно-государственной симфонией”, с другой, вызвала действия, которые следовало совершить еще в самом начале 2000 года.

Практическим следствием нынешних “декабрьских нестроений” стал тот факт, что на самом высоком уровне была декларирована решимость уладить существующий конфликт и даже продемонстрирована практическая готовность к этому путем отмены части положений совместного письма МНС и СБ. И беспокойство само собой стихло, ибо люди почувствовали, что те, кто “не пронумеровался”, изгоями общества не становятся и, хотя и получают некоторые технические осложнения, но в правах и свободах не поражаются.

Здесь при условии, что обещанная налоговыми чиновниками добрая воля не иссякнет, а ОВЦС, взявший на себя труд “разруливать” ИННовскую проблематику, заниматься этим не бросит, можно сказать, что данная конфликтная ситуация исчерпана. Тем более, что две из трех просьб представителей общественного движения “За право жить без ИНН” и Синодальная Богословская комиссия и Священный Синод вроде бы ко вниманию приняли и даже записали, что “с пониманием относятся к мнению тех, кто не принимает ИНН как число, могущее восприниматься в качестве альтернативы христианскому имени, особенно в случаях, когда это число присваивается по принуждению, что нарушает гражданские права личности” и при этом “считают крайне важным скорейшее окончательное решение данного вопроса на законодательном уровне, для чего Священный Синод постановил активизировать консультации с соответствующими органами законодательной и исполнительной власти, дабы всем гражданам, не желающим принимать ИНН, в случае их соответствующего волеизъявления, была предоставлена таковая возможность”.

Иными словами, было ясно выражено намерение прекратить гонения на уклонистов от ИНН внутри церковной ограды и сделать все, чтобы таковые не происходили и во вне ее. Для чего, по-видимому, предполагается поддержать законодательную инициативу, закрепляющую право по собственному желанию не принимать ИНН. Вот только чей законопроект: Глазьева (с официальной точкой зрения МНС – о нем мы уже писали прежде), Грешневикова (ясно излагающий нашу позицию) или туманный совместный Глазьева-Грешневикова (когда нами формулировались предложения Синодальной Богословской комиссии была информация, что Глазьев к Грешневикову присоединился, позже выяснилось, что ситуация вокруг этого закона не так однозначна, как хотелось бы)?

Впрочем намек на то, как правильно понимать решение Священного Синода, в его документах присутствует: “Церковь настоятельно предлагает, чтобы нумерация относилась не к личности, а присваивалась бы лицевому счету или иному документу, фиксирующему взносы налогоплательщика”. А это в свою очередь означает, что номера все-таки будут, хотя и не на лоб, но на ... другое место. Так что подставляйте.

Да простят нас архипастыри! Никакого ни горизонтального, ни вертикального раскола ни я, ни мои соратники не хотим. Мы вовсе не стремимся, как распускаются об этом слухи, умалить значимость священноначалия и не роем, как злословят иные, яму под Святейшего Патриарха. Наоборот, даже, вовсе сказать, искренне, по-христиански всех их любим, и молимся за них, и чтим. Но еще больше мы любим и страшимся Господа Бога и Спаса нашего, чаем не отпасть от Церкви Его Небесной, для коей наша земная отнюдь не фундамент (как кажется сегодня иным официальным богословам), а только подножие, надеемся, что по безмерной милости Его удостоены будем Царствия Небесного, а не тьмы и скрежета зубовного.

А потому для нас и нашего служения в огромной степени значимым является и третье предложение, сделанное нами Синодальной Богословской комиссии, ею отвергнутое, а Священным Синодом как бы незамеченное. Мы только-то и просили, чтобы наши пастыри и водители “выработали совершенно определенное, директивно выраженное отношение к тому, какое конкретное внешнее по отношению к верующему человеку действие [принятие ИНН, социального номера, личного кода, чипа в предплечье, печати на лоб и т.п.] тот мог бы считать последним рубежом отступления, за который даже в наше апостасийное время перешагнуть нельзя ни при каких условиях”. В ответ же услышали: “Отступления не видим, а значит и границ у него быть не может” (Синодальная Богословская комиссия), “... технологическое действие не может само по себе произвести переворот в сокровенных глубинах человеческой души, приводя ее к забвению Христа. Обратное утверждение является суеверием, противоречащим церковному Преданию и святоотеческому учению, ибо "печать зверя" ставится на тех, кто сознательно уверует в антихриста "единственно ради ложных его чудес" (святитель Иоанн Златоуст). Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры” (Решение Священного синода).

Полноте, честные отцы! Конечно же, “идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого” (1 Кор. 8:4). Но не к тому ли это сказано, что “все [мы] имеем знание; но знание надмевает, а любовь назидает. Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. Но кто любит Бога, тому дано знание от Него (1 Кор. 8:1-3), и что хотя “Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем” (1 Кор. 8:8), беречься следует, “чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных... И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего” (1 Кор. 8:9,13).

Более того, если дочитать цитируемое Послание до конца, то в нем апостол прямо указывает, как следует правильно относиться ко внешнему: “Никто не ищи своего, но каждый пользы другого. Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести; ибо Господня земля, и что наполняет ее. Если кто из неверных позовет вас, и вы захотите пойти, то все, предлагаемое вам, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести. Но если кто скажет вам: это идоложертвенное, -- то не ешьте ради того, кто объявил вам, и ради совести. Ибо Господня земля, и что наполняет ее. Совесть же разумею не свою, а другого: ибо для чего моей свободе быть судимой чужою совестью? Если я с благодарением принимаю пищу, то для чего порицать меня за то, за что я благодарю? Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию. Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией” (1Кор.10:24-32).

Творение апостольское не раздергиваемый цитатник – оно целостно, как целостен Божий мир, как целостен человек. Конечно, если ты внутренне совершенен, хотя бы как апостол, то ничто внешнее тебе не повредит. Но кто из ныне живущих посмеет сказать о себе подобное? Кто посмеет превзойти самого Христа, утвердившего писанное: “Не искушай Господа Бога твоего” (Матф.4:7)?

Впрочем, богословски толковать должно ученым профессорам. Из решения же Священного Синода вытекают два сугубо практических и крайне неприятных следствия. Первое глобальное: Русская Православная Церковь официально заявила, что она согласна с “новым мировым порядком” и всеми его внутренними и внешними модернизациями (с этой точки зрения, даже порнореклама и повсеместно назидаемая безнравственность не может быть осуждена и не должна встречать противодействия – ведь они же “внешние” по отношению к “благочестивым христианам”). Второе локальное: при первом же удобном случае все достигнутые договоренности между борцами “За право жить без ИНН”, Церковью и государством последними будут нарушены – ведь, по их мнению, не существует “никаких догматических причин, чтобы соглашаться этими смутьянами”.

И ситуация по сути снова оказывается подвешенной...

 

Всяк сироту норовит обидеть...

И потому ее спасение, как и прежде, дело рук самой сироты.

Безусловно, следует попытаться в полной мере использовать и даже развивать достигнутые договоренности. Все пострадавшие могут и должны искать правды, обращаясь, как было обещано, в ОВЦС и соответствующие отделы Министерства по налогам и сборам. Вестник “Сербский Крест” готов взять на себя все возможные трудности диалога. Лишь бы не струсили, не “поскромничали” те, кто так горячо рассказывал о своих “болячках” в письмах, телеграммах, на митингах, стояниях и собраниях. Наше молчание и пассивность на этом пути дадут возможность закрыть его для нас – “ввиду отсутствия фактов”. Вот, уж, воистину, когда личным молчанием, личной трусостью, нежеланием свидетельствовать о беззаконии можно предать Бога.

Во-вторых, хотя проблема ИНН и с правовой, и с чисто управленческой стороны видится в целом разрешенной, однако до тех пор пока не станут законом поправки депутата Грешневикова к Налоговому кодексу, успокаивать нам нельзя. Государство в любой момент может отыграть в обратную сторону. И здесь нужна наша максимальная и молитвенная, и организационная поддержка наших православных депутатов, которые, будучи в ничтожно численном меньшинстве, умудряются стоять и побеждать.

В-третьих, российские власти от иных своих антихристовых планов не отказались. И последние реализуются все более и более интенсивно. Впереди в этом году и перепись, и принятие законов “О государственном регистре” (т.е. о законодательном закреплении за каждым из нас личного кода), “Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина РФ” (т.е. о новых паспортах, где этот личный код будет проставлен), “Об информации персонального характера” (т.е. о превращении личной тайны в предмет международной купли-продажи). В этом году правительство России должно будет обязательно отреагировать на ультимативное требование США немедленно ввести идентификационные пластиковые карты для всех своих граждан (естественно, в целях “единодушно одобренной борьбы с международным терроризмом”). Не за горами и “цифровые ангелы”. Так что, оснований для прекращения нашей борьбы ни вблизи, ни вдали не видать. Наоборот, ее следует наращивать и наращивать, а то как бы нам, “не боящимся внешнего”, с полного нашего согласия не получить по чипу да по печати на те места, о которых писал св. ап. Иоанн.

И в-четвертых, нужно обязательно поддерживать наше священноначалие, хотя бы в том, что оно, даже негодуя по нашему поводу, само номеров не берет, брать их не спешит, а даже в навязываемые ей “православной властью” откровенно мондиалистские документы, вроде “Соборного слова” VI Всемирного Русского Народного Собора, вставляет такие замечательные, словно взятые из патриотической печати слова:

“Миропорядок следует переустроить на началах многополярности и многоукладности, позволяя каждому народу развиваться свободно, в соответствии со своими традициями, своим мировоззрением, своей верой, своими исконными моделями политического и экономического обустройства. Никому не следует навязывать чуждых ценностей, информационного и культурного единообразия, искусственно прививаемых схем правовой и политической организации государства, систем образования и воспитания. Каждой нации нужно обеспечить соразмерное участие в принятии решений на международном уровне. Современная экономика должна быть организована таким образом, чтобы позволить простому труженику получать достойное вознаграждение за усердную и плодотворную работу. Только при этих условиях современный мир станет более справедливым, а террористы не смогут искать ложного оправдания своих преступлений в реальных проблемах человечества”.