ООО "РЦТ" шинопровод каталог

К. Гордеев

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ПРОТИВ ХРИСТИАНСТВА
(доклад на Рождественских чтениях, январь 2004 г.)

 

Всечестные отцы, братья и сестры!

Очень хорошо - хотя и "несколько поздновато" - на Московских Рождественских чтениях создана секция, призванная осмыслить процессы глобализации и выработать православное отношение к ним. Хорошо именно потому, что, как это ни парадоксально, до сих пор (а названный процесс вступает уже в свою завершающую стадию) это сделано не было.

Как-то стихийно распространены две точки зрения. Первую чаще всего озвучивают иерархи: глобализация, дескать, зло, но зло объективное, с которым нужно научиться мириться. В соответствии с этим тезисом существует немало организаций в нашей Церкви, которые с разной степенью эффективности пытаются противостоять следствиям глобализационного процесса: борются с абортами, с бездуховностью в школе, с содомитской рекламой, с оскорбительными выставками. Параллельно этому отцы российской глобализации, собственно и отдающие приказы к тому или иному антихристианскому действу, регулярно представляются и получают церковные награды.

Другая точка зрения, принадлежит, собственно одному диакону Андрею Кураеву, который из выступления в выступление доказывает, что глобализация - это просто расширение коммуникационных возможностей человечества.

В своем докладе я попробую убедить здесь собравшихся, что оба взгляда являются ложными. Но прежде, чем начну обсуждение собственно заявленной темы, хочу отойти немного в сторону и напомнить, что как человеческая личность, так и Церковь - существа целостные. А это означает, что к ним к обеим приложимы утверждения, во-первых, Господа нашего Иисуса Христа - "всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит" (Мф. 12:25), - а во-вторых, апостола Павла - "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской" (1Кор.10:21). Это означает, например, что любитель порнушки или содомит хотя и может называть себя христианином, но, не раскаявшись и не расставшись со грехом, не может им быть. Запомним эту ремарку и вернемся к ней позже.

Теперь обратимся собственно к глобализации, которая не является ни никаким чисто "коммуникативным процессом", ни даже "объективным злом". Начнем с того, что изначально и вовсе не так давно, как кажется, а точнее на Давосском форуме 1996 года был принят курс на "экономическую глобализацию", под которой понималось "превращение мировой экономики из суммы связанных товарообменом национальных экономик в единую производственную зону и «единый глобальный рынок» (Джеффри Сакс), где обращение товаров, услуг, капиталов, людей и информации является беспрепятственным". И ничего сверх того. Был еще, правда, создан так называемый "Вашингтонский консенсус", разработавший экономическое обоснование и моральное оправдание глобальной экономики, но уже в 2000 году один из его участников Джеймс. К. Гэлбрайт писал о полном крахе глобализационного проекта.

Однако сразу после Давосского форума, по сути благословившего только тогда созданную ВТО, ПиАр, развернутый в СМИ, переиначил ее исходный лозунг - "Единый мир - Единый рынок", полностью поменяв в нем акценты. В новой редакции он стал звучать, как "Единый рынок - Единый мир". И термин глобализация чудесным образом - как мартышка очки - стали прикладывать к чему угодно: к экономике, к культуре, к политике, к религии... Как писал в 1997 году солидный вашингтонский журна The National Interest, "термин глобализация стал своего рода клише: он служит для объяснения всего, чего хочешь, начиная от упадка германской угольной промышленности и кончая сексуальными привычками японских тинейджеров" (цит. по статье В. Максименко "Глобализация: риторика, идеология, реальность").

Но несмотря на всю словесную шелуху, которая отлично выполнила свою маскировочную роль и создала в обывательском сознании устойчивые стереотипы, суть глобализации осталась неизменной - обеспечение концентрации политической власти на всей земле в одних руках. Причем экономическая составляющая, о которой шоа речь выше выступает и как оправдательное прикрытие новейшего завоевания мира, так и таранное средство для взламывания экномических и политических систем суверенных государств.

Технологически все выглядит до неприличия просто, как "игра в наперсток". Единая замкнутая экномическая система - единый рынок - неизбежно проходит процесс монополизации и через некоторый, отнюдь не длительный временной интервал оказывается под контролем одного хозяина. Мировой рынок до глобализационной махинации = это сумма национальных экономик + постепенно расширяющееся влияние транснациональных корпораций и глобальных финансовых групп. А теперь представьте себе следующую схему: некотрая ТНК или их консорциум, союз, клуб руководителей и т.п. (не в названии суть) аккумулирует в себе или захватывает контроль над неким ресурсом - финансовым, военным, информационным, технологическим, энергетическим и т.д. Затем затем создается специальный, якобы международный, фонд и развораяивается лицемерно-демагогическая ПиАр-кампания, доказывающая, что “исключительно ради всеобщего блага” – объявляется, что “стратегическое направление прогресса человечества пролегает через укрепление межгосударственных связей именно в данной области, укрепляется сотрудничество, расширяются контакты (коммуникативные возможности, по Кураеву)”. И потому все суверенные экономики должны в обязательном порядке (sic!), т.е. вне зависимости от степени добровольности, начать "открытый и свободный обмен" в данной области (естественно, на условиях “транспарентности и равноправной конкуренции”). А чтобы все шло "как надо" предусматривается в обязательном порядке контроль "со стороны международного сообщества", а на деле под присмотром наблюдателей, обслуживающих интересы монополиста и следящие, что бы все пртекало по его правилам. Для тех, кто безропотно или от чрезмерного хитромудрия согласился, результат прогнозируем: карлики, понадеявшиеся на “честное партнерство” со стороны рыночного гиганта, в скором времени оказываются банкротами, утратившими и имевшийся ресурс, и структуры, его обслуживавшие, которые частично реорганизуются и поглощаются монополией, а частично попросту ликвидируются. Для прочих же, наподобие Югославии и Ирака, предусмотрена "согласованная редукция несогласных" путем прямого военного вмешательства.

И все это происходит при полном одобрении и самогипнозе со стороны "прогрессивного человечества", которое постепенно реорганизуется в рабовладельческую деспотию... Вот только кого? И здесь мы подходим к идеологической составляющей проекта, которая возникла задолго до того, что мы сегодня понимаем под глобализацией.

Имя ей синтетическая псевдо-религия - мондиализм, к формированию которой руку приложили силы немалые: от теоретика открытого общества Карла Поппера до сатаниста-утописта Жака Аттали, от экспертов Римского клуба, подведших научное обоснование неизбежности и необходимости "торжества мондиализма до популяризаторов данного мировоззрения так называемых "новых французских философов. Если сконцентрировано постараться передать, на чем основана данная концепция, то охарактеризовать ее можно как философию "универсального потребителя", живущего чтобы потреблять и потребляющего, чтобы жить, бродяги, чья жизнь проходит под девизом "Автомобиль - гостиница - кредитная карта", кто не нуждается ни в каких других дополнительных социальных ценностях, кроме обеспечения права на жизнь, свободу слова и свободу перемещений, кто понимает исторический процесс, как "объективную" культурно-религиозную унификацию, и при всем при этом приторно толерантен, т.е. с готовностью мирится с гегемонией всякого рода меньшинств.

Однако здесь следует уточнить: мондиализм, который после жесткой критики в 80-е годы прошлого века сменил свой имидж с французского на английский и стал называться привычным нашему уху глобализмом, этот самый мондиализм при всей своей декларативной веротерпимости и идеологически-моральной конвенциональности на самом деле яростно агрессивен, ибо целью его является УНИФИКАЦИЯ самобытности национальных культур и самоидентичности религий, размыть их ценности, убедить в том, что все они, кроме его собственных, только условно истинны, не абсолютны и не универсальны. При этом в особенности данная псевдо-религия противостоит и нетерпима к христианству, как вероучению, оказавшему наибольшее влияние на формирование доминировавшей до самого последнего времени европейской цивилизации. Не случайно из принимаемой ныне Европейской Конституции несмотря на протесты нашей Церкви и других конфессий тщательно и упорно вымарывается всякое упоминание о христианских культурных корнях европейских государств.

Причем все это происходит не только где-то там "за бугром", но везде, где базирующийся на мондиализме "новый мировой порядок" утверждает свою власть. В том числе и в России. Наиболее ярко это было озвучено путинским аналитиком Александром Игнатовым, сформулировавшим "тезисы глобализационного лидерства России", согласно которым фарватером информационно-культурной глобализации должен явиться "синтез религий" (в России на основе, прежде всего, Православия и ислама). Впрочем, если судить по активности и направленности экуменических и межконфессиональных контактов некоторых наших иерархов, к синтетическим ингридиентам также следует добавить иудаизм (как это ни удивительно, каббалического толка), буддизм, монофизитство, а также католицизм. А информационные ленты свидетельствуют, что светские власти в некоторых епархиях привлекали православных священнослужителей к освящению языческих идолов и даже таинственного "Храма мира", об божестве которого остается только гадать.

Однако руководители, представляющие "новый мировой порядок" в России, не только вовлекают православных архиереев участвовать в качестве медиаторов в процессах политического урегулирования и, тем самым, поневоле идти на мировоззренческие компромиссы. Другое направление, обнаружившее себя совсем недавно - вполне успешная попытка интегрировать Церковь в новое общественное устройство, как субъекта сетевой рыночной системы. И хотя включение церковных общин в Единый государственный реестр предпринимателей на первый взгляд кажется делом формальным и безобидным, однако имеет собой множество последствий: от новой системы налогообложения, о которой совсем недавно было высказано столько негодований, до внедрения одного из базовых мондиалистских стереотипов, представляющего всякую религиозную конфессию, прежде всего и главным образом, как продавца ритуальных услуг.

Итак, подведем итоги. Во-первых, глобализация, хотя и предполагает расширение коммуникативных возможностей человечества, но к ним одним далеко не сводится. Во-вторых, глобализация, "как зло", объективна ровно настолько, насколько объективно появление в некоторой местности организованной преступной группировки и перестройка там жизненного уклада по бандитским "понятиям". В-третьих, по отношению к Православной Церкви глобализационный процесс агрессивно-враждебен и стремится ее выхолостить и уничтожить. В-четвертых, если этому не противостоять, то так все и произойдет, потому что, как известно, дверь открывается только стучащему, а дается - просящему, и даже Царство Небесное только "силою берется, и {лишь} употребляющие усилие восхищают его" (Мф.11:12).

И здесь, следует честно признать, мы все многое - очень многое! - упустили. Четыре года назад именно от голоса Русской Православной Церкви зависело, как быстро светские власти смогут выстроить в России управленческую основу "нового мирового порядка" - так называемую "Сеть", базирующейся на системе глобальной и тотальной электронно-цифровой идентификации личности. Но мы сплоховали, и сегодня она уже здесь. И вопрос лишь очень короткого времени, когда из-за океана, из Латинской Америки, докатится до нас волна, сменяющая новые "безобидные" паспорта вживляемыми чипами и татуируемым штрих-кодом.

За что когда-нибудь нам перед Господом и ответ придется держать.