Продажа ароматизаторов на дефлектор в Мск недорого

К. Гордеев

"Не судите, да не судимы будете" (Матф. 7:1)
или Несколько слов о религиозном потребительстве

С момента опубликования в "Сербском Кресте" (N 30) письма священномученика Михаила (Новоселова) наша редакция совершенно неожиданно для себя оказалась под перекрестным огнем как со стороны клерикалов "официальной" про-сергианской церкви, так и "непримиримых", требующих этих вышеупомянутых клерикалов к ответу, причем немедленно. Хотя мы уже дважды совершенно недвусмысленно обозначили свою позицию, полемика с нами, как со своеобразными "сусаниными", продолжается, свидетельством чему является приводимое ниже письмо.

" Здравствуйте, уважаемый Константин Юрьевич!

Давно порывался Вам написать, высказать свою позицию относительно изменения курса редакции "Сербского Креста", которое произошло в конце 2001 года. Все думал, что обойдется, разберутся сами, однако не обошлось, и сейчас очень жалею, что не написал раньше.

Я старый подписчик "СК", примерно с 4-5 номера начал выписывать вашу сначала газету, а потом уже и журнал, стал распространять его среди томичей. Вместе с творческим коллективом журнала постепенно раскрывал для себя сущность проблемы ИННизации, а затем и глобализации. И хотя в некоторых нюансах не во всем был с Вами согласен, но считал эти разногласия не столь уж принципиальными. Расхождение наших позиций произошло после 23 номера. "Сербский Крест" и Вы, Константин Юрьевич, подвели своих читателей к тому выводу, который сами, увы, пока огласить так и не решились.

Фактически, в 23 номере Вы произнесли часть нужных слов: "Итак, маски сорваны, и никто не прячет лица своего... Это год назад мы еще с надеждой взывали к первоиерархам, чтобы те хотя бы внимательно и непредвзято выслушали нас... Что делать? Ответ прост - он в Священном Писании и житиях Святых, Мучеников и Новомучеников. И честная - от всего сердца - молитва всегда к нему приведет. Жить надо, не поступаясь совестью, соединяясь любовью во Христе Иисусе вокруг верных Господу пастырей, а тем - у не поддавшихся веку сему епископов..."

После этих слов в следующем номере я и мои братья и сестры из Томска, да, наверное, и из других городов России ждали и надеялись услышать, кто же из пастырей стоит в Истине, а кто совратился и отступил от Веры Христовой. Вокруг кого нам сплотиться, а к кому повернуться спиной. Хотя, я думаю, многим из нас это было понятно и так. Однако, как я уже отмечал выше, на этот шаг, к сожалению, Вы не решились. Сразу после этого Ваш вестник утратил большую часть привлекательности, так как поиск Истины перестал для Вас быть главным. Журнал продолжал оставаться мощным источником антиглобалистской информации, но стал замалчивать те процессы в православном обществе, которые и не думали останавливаться из-за того, что один из источников поиска Истины перестал существовать. Да, да, именно так. "СК" перестал искать и доводить до людей истину, и перестал существовать, как ее (Истины) голос, которым он, несомненно, был ранее.

Я, тем не менее, продолжал выписывать и распространять "Сербский Крест", полагая, что та информация, которую он публикует, тоже очень важна и не несет в себе явного противления Правде, да и надеялся, что здравый смысл восторжествует, и "СК" вернется к своему прежнему курсу.

Увы, но пока мои надежды не оправдались.

Сегодня передо мною встала проблема. После публикации в 32 номере "СК" ("Между средой и пятницей", в рубрике "Стояние за Истину") Вашей статьи "Зачем "СК" поднял тему сергианства?") я прихожу к неутешительному выводу: далее распространять журнал среди томичей мне становится невозможным. Постараюсь Вам объяснить причину этого.

В начале статьи Вам были заданы несколько вопросов, на которые требовался не просто честный и искренний ответ - ответ требовался правильный!

Правда тем и отличается от неправды, что ее очень легко доказать, не прибегая при этом ни к каким уловкам. Вам, например, достаточно было бы просто процитировать несколько правил Церкви Христовой о том, что должен делать православный христианин, когда в тело Церкви проникает ересь и отступничество, и все сразу стало бы ясным. Например, тот же святой преподобный Феодор Студит, который действительно не уходил из Церкви, а только отказывался участвовать в еретических сборищах и лжеслужбах, оставил для Православной Церкви много правил на эту тему, кстати, которые мы с Вами обязаны неукоснительно исполнять. Вот, например, одно из них:

"Вопрос: "О церквах, оскверненных священниками, вступившими в общение с ересью, и занимаемых ими: можно ли входить в них для молитвы и псалмопения?" Ответ: "Отнюдь не должно входить в такие церкви для указанных целей, ибо написано: се, оставляется вам дом ваш пуст (Мф. 23:38). Подлинно, как скоро введена ересь, то отлетел ангел-хранитель тех мест, по словам великаго Василия (Письмо ССХХХ); и такой храм стал обыкновенным домом. И не вниду, говорит псалмопевец, в церковь лукавствующих (Пс. 25, 5). И апостол говорит: кое сложение церкви Божией со идолы (2 Кор. 6, 16)?" ("Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима епископа Далматинско-Истрийского", Том II, стр. 597, вопрос 3, 1996 год).

Общение с ересью, конечно, может быть разным, но не признавать вознесение заздравных молитв о жидомасонской предантихристовой богоборческой власти и о патриархе-отступнике и величание его своим "великим господином и отцом", которые произносятся в церквах Московской Патриархии, не признавать все это за сочетание с ересью было бы полным отвержением Истины.

Далее: зачем, уважаемый Константин Юрьевич, проводить такие неуместные параллели? Ведь деяния митрополита Сергия Страгородского и Алексия Ридигера значительно отличаются. Один, как Вы совершенно справедливо заметили, действовал в отрыве от церковного народа и наподписывал разных отступнических бумаг, в основном лишь себе на голову. Времена, в которые "творит" другой совершенно иные (в отличие от дел митрополита Сергия сегодня с отступнической деятельностью патриарха Алексия знаком каждый православный человек, и скрыть что-либо от всей полноты Церкви ему ничего не удается, и это - в том числе, благодаря и Вашему журналу), да и деятельность его на порядок опаснее.

Согласен с Вами, что "Отступление пастырей оказывалось их личным грехом, но не падало само собой на головы их пасомых", но это утверждение действительно по Правилам Православной Церкви лишь в том случае, если пасомые либо не знали об этом отступлении, либо, узнав о нем, отказывались подчиняться таким лжепастырям и, перестав называть их своими великими господами и отцами, отстранялись от них. Во времена Сергия Страгородского большая часть Русской Церкви так и не узнала о его унии с большевиками, а потому и не сочеталась с его грехом, другая, узнавшая об этом, часть Церкви взошла на Крест, но не сочеталась с отступничеством.

Сегодня полнота Русской Церкви знает об отступничестве своего патриарха-глобалиста-экумениста и, прославляя его, называя своим великим отцом и господином, сочетается с его ересью и отступничеством, а, значит, разделяет с ним его смертный грех.

И Вы, как мне думается, все это отлично знаете, но, тем не менее, учите людей поступать не по совести, а с лукавством. Если Вы боитесь возвысить свой голос против высокопоставленных отступников, проникших в тело Церкви, то для этого совсем необязательно учить людей компромиссу со злом. Не хотите искать и говорить людям Истину - не надо, но тогда лучше закройте журнал или, как прежде, молчите на эту тему. Это будет меньшим грехом, чем потакание неправде.

Простите меня за жесткие слова, я обязан был их произнести. Иначе не было бы смысла писать это письмо и отнимать у Вас время. Я отношусь к Вам с большим уважением, но принять такую позицию не могу. Более того, полагаю, что такая позиция может зачеркнуть весь Ваш огромный и важный проделанный ранее труд на благо Церкви Христовой.

В том же номере журнала прозвучали, на мой взгляд, и правильные слова, и была оглашена верная оценка дальнейшего развития событий в Русской Церкви. Я имею ввиду статью "Размышление о пленуме".

"Конец этого кризиса - разделение Церкви на Жену и блудницу". Полностью согласен с автором этого предположения. Вот только жаль, что для него осталось незамеченным, что это разделение уже давно началось. Высылаю Вам материалы, которые подтверждают мои слова.

Пока же вынужден вернуть часть журналов, полученных от Вас, так как не имею возможности каждому читателю разъяснять ошибочность высказанной в вышеуказанной статье, надеюсь, неумышленно, позиции...

С уважением, многогрешный раб Божий Павел".

Хотя в этом письме довольно много частных неточностей, отображающих субъективное мнение р.Б. Павла о издаваемом нами вестнике, их мы опустим: в конце концов, ведь не читатель для журнала, а журнал для читателя. Главное, чтобы информация, обладателями которой мы стали, дошла до него, а как он к ней отнесется и ею распорядится - дело его совести. Однако есть и в приведенном выше послании и вещи сугубо принципиальные. На них и остановимся.

Начнем с конца, т.е. с того, что положение на самом деле гораздо хуже, чем рисуется даже и Павлу. И не только потому, что глобализация ПРАКТИЧЕСКИ подготовила пришествие антихриста, и ожидать его можно уже в любой момент (недаром иудеи уже год, как кричат: "Мошиах пришел! Он уже здесь!" - и с вожделением ожидают удобного случая, чтобы воздвигнуть иерусалимский храм). Но и еще в связи с тем, что отступление от Христа со стороны иерархов подавляющего большинства мировых конфессий дошло практически до предельной точки. И сегодня этого они не скрывают. Вот несколько весьма красноречивых цитат:

"Идея экуменизма как новой супер-религии, объединяющей все существующие религиозные представления, устарела. На ее место приходит новая теория - "Единство в многообразии" (именно это сочетание все чаще появляется в названиях конференций и экуменических встреч), или, как выразился лютеранский епископ Гуннар Стаалсетт, "примиренное разнообразие" религий. Выступая 7 августа прошлого года на "Фестивале мира" в Аугсбурге (сообщение агентства ENI от 23 августа 2000 года), епископ Стаалсетт отметил, что "первой инстинктивной реакцией на глобализацию является усиленное внимание к явлениям, связанным с собственной идентичностью". Стаалсетт подчеркнул, что система отношений между религиями "не должна опираться на идею единой религии и не должна стремиться к синкретизму, то есть смешению религий. Именно этот подход все более преобладает в современном мире: каждой народности - своя религия, все религии дополняют друг друга и помогают делать жизнь на земле лучше".

"Все эти Церкви находятся между собой в полном общении. Независимо от своих разнообразных верований, они должны регулярно демонстрировать свою целостность и "единство в многообразии" с неправославными церквами. Для этого регулярно проводятся экуменические службы. В частности - в рамках ежегодной "Недели молитв о христианском единстве" на службах совместно молятся католические, православные и протестантские иерархи - по одному-два от каждой Церкви. В нынешнем году подобное богослужение состоялось 18 января в Ватиканской базилике св. Петра За Стенами. В службе, которую возглавлял папа Иоанн Павел II, приняли участие 17 иерархов официального православия (особая честь была оказана епископам Константинопольской и Московской Патриархий), 3 епископа-монофизита, один иерарх от несторианства, 5 англикан и несколько протестантов различного толка".

"Другая демонстрация "примиренного разнообразия" прошла во время празднования Дня независимости Украины: 23 августа этого года в Софийском соборе в Киеве был отслужен молебен за Украину, в котором приняли участие главы существующих в стране православных, католических, монофизитских, протестантских Церквей, а также три муфтия и главный раввин Украины. Аналогичная церемония происходила в этом же соборе во время инаугурации президента Леонида Кучмы".

"В будущем можно ожидать дальнейшей интеграции официального православия в систему мировых Церквей, которая поглотит также и РПЦЗ".

Все это написано ни в какой-то "отмороженной" ультра-радикальной "истинно-православной" листовке, а во вполне светском - "секулярном" - интернет-издании "Религия в России" (статья О. Митрениной "Церковь единая и церковь разделенная", опубл. 19.10.2001, http://religion.russ.ru/problems/20011019-mitrenina.html). Сие - действительность наших дней. И потому, когда автор письма в редакцию "ПиП"а, говорит, что нечто остается для нас незамеченным, или, наоборот, замеченным, но умолченным нами - это, мягко говоря, предвзятость его личного видения. И знаем, и не молчим - ибо вы, братья и сестры, читаете эту страницу, как и многие другие и до, и после письма священномученика Михаила (Новоселова).

Однако есть в позиции томича Павла нечто, что я не могу списать только на "субъективность его оценок". Ибо он, в отличие от нас, бесконечно убежден, что ЗНАЕТ ИСТИНУ, НАХОДИТСЯ В ИСТИНЕ и ГЛАГОЛЕТ ПРАВДУ (которую, как он считает, "очень легко доказать, не прибегая при этом ни к каким уловкам"). Точно также думают и многие другие, самочинно присвоившие себе имя "ревнителей Православия". Мы же себя, в отличие от них, ТАКОВЫМИ НЕ СЧИТАЕМ. Не по росту нам это: не смеем даже в мыслях сравнивать себя ни с свт. Василием Великим, ни со св. прп. Феодором Студитом, ни с вмч. Максимом Исповедником, ни даже с кем-либо из исторически более близких нам новомучеников и исповедников российских.

А если уж и говорить о том служении, которое Божией Волей да старческим благословением нам довелось исполнять, то оно не в поисках правды (что за глупость?!!) и не в водительстве паствы (не апостолы мы, не епископы и не священники), а в СВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ о том, ЧТО В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРОИСХОДИТ СО ВСЕМ ЧЕСТНЫМ МИРОМ, С НАШИМ МНОГОСТРАДАЛЬНЫМ ОТЕЧЕСТВОМ, С ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ. Именно свидетельствованием, то бишь пролитием света на дела тьмы, мы отстаиваем ту часть правды - или, если угодно, истины, - которая нам по милости Божией открывается.

И когда на страницах журнала наши читатели встречают такие строчки: "Жить надо, не поступаясь совестью, соединяясь любовью во Христе Иисусе вокруг верных Господу пастырей, а тем - у не поддавшихся веку сему епископов...",- то это отнюдь не означает, что мы поднимаем знамя "священной войны" и зовем сплотиться вокруг себя, или даже готовы отослать всех к "верным священникам и архиереям". Мы рады были бы сделать это, да не знаем к кому и не считаем себя вправе вместо них встать во главе. Да и как можно было бы кого-то публично назвать находящимся в истине, если сам он этого до сих пор не сделал и не размежевался с отступниками.

Но вот совет, что делать всем тем мирянам, кто видит богоотступничество иерархов, мы даем: искать священников и епископов, которые не лишены ни совести христианской, ни страха Божия, не подменили оных показной видимостью послушания, фарисейским фиглярством и перетолковыванием Писания, кто не превратил, "приватизировав", Дом Отца Небесного в свое собственное доходное место, и кто не засвидетельствовал своего желания благополучной "дружбы с миром" превыше несомого креста. С нашей стороны подлым доносительством было б публичное называние имен таковых праведных пастырей - весьма и весьма напоминающим деяния Иуды, ставшего, согласно евангельской истории, первым из орудиев распятия Господа нашего Иисуса Христа. Но вот призвать всех, кто сохранил веру, объединяться вокруг них мы считаем себя вправе.

И чтобы закончить эту часть обсуждения, не могу не сказать, что по-видимому уже в самое ближайшее время "официальное православие" окончательно размежуется с "истинным православием" (по терминологии О. Митрениной) - ибо антихристова власть, которой сослужит первое из них, - потребует таковых решительных действий. А это означает, что всех, кто не выкажет себя лояльным, вышвырнут "за пределы церковной ограды", назовут "сектантами", "экстремистами", "пособниками террористов" и передадут на суд и расправу сатрапам князя мира сего. Так уже было, в том числе и в советской истории. И крайне мало вероятно, что аналогичные события не повторятся вновь. А это, в свою очередь, также означает и то, что невозможно будет без ущерба для собственного спасения отмолчаться никому - в том числе и архипастырям, одни из которых окончательно предадут себя служению тьме и погибнут для спасения и жизни вечной, а другие - примут заслуженный мученический венец.

Сильно сомневаюсь, что в нынешних условиях возможно будет найти какой-то компромисс или, точнее, выработать соборное мнение на вынужденно проведенном Поместном Соборе. Ибо хорошо помню, КАК собиралась и КАК проводилась первая из богословских комиссий по ИНН, и КАК ее результаты оформила "ЦЕРКОВНАЯ ПОЛНОТА". По-видимому, если таковому собору Русской Церкви и суждено состояться, то пройдет он уже в катакомбах.

Теперь о втором из поднятых вопросов: о хождении в храмы и о поминовении "всех великих". Если я никого не веду за собой, и, более того, я не знаю, куда вести, и даже власти на то не имею, то как я могу говорить: "Не ходите и не молитесь!" А куда тогда ходить и что делать тем многим и многим нашим братьям, для кого факт ереси и отступничества пастырей вполне еще не осознан? Им, овцам оставшимся без пастырей, страшно, ибо их вели-вели и бросили, а новые пастыри не пришли. Это-то они каким-то внутренним, душевным чутьем поняли, а вот осознать и, более того, САМОСТОЯТЕЛЬНО искать выход из создавшегося тупикового положения СТРАШНО и СИЛ НЕТУ.

По Павлу и близким ему по духу бузотерам-анархистам, "надо жить в истине", то есть ... во множестве ругать "неправильное" священноначалие. Но ведь ругань не есть сосредоточие жизни христианина, а совсем даже наоборот. Я ведь хорошо знаю не только материалы сих "свидетелей истины", которые были приложены к письму из Томска, но и не понаслышке знаком с этими людьми. Из них лишь одна монахиня - духовная дочь почившего недавно в Бозе о. Иеронима из Санаксар - делает дело богоугодное: строит храм по благословению своего духовника. Да и рассказ ее о делах давно минувших самый что ни на есть богобоязненный. Что касается других, то люди они доверия не внушающие. Один - впавший в прелесть схимонах, объявляющий себя, то епископом, то патриархом, то даже ... царем русским. Другой мечущийся и духовно страждущий священник за штатом, не находящий себе места нигде, обретающий друзей и тут же теряющий их из-за собственной "экстремальности" и, наконец, нашедший себе прибежище (надолго ли?) в зарубежной церкви, которая, по словам светского аналитика, ведет "дальнейшее сближение с официальным православием, и прежде всего - с Московской патриархией". И, наконец, третий из них - простой мирянин, руководитель братства, чья деятельность даже близкими ему клириками оценивается, как "на грани фола" и "близкой к провокационной", да и сам он неоднократно говорил, что пишет свои декларации осознанно эпатирующими.

Мне уже не однажды приходилось писать, о том что бежать нам из Русской Православной Церкви некуда да и незачем. ОНА - НАША ЦЕРКОВЬ, НАША МАТЬ, А МЫ - ЕЕ ДЕТИ. Пусть откалываются и уходят все те, кто придумал себе формальное, "примирившееся с разнообразием" православие - по сути анти-христианство. Те, кто этот факт уже осознал, и без наших подсказок ищут и находят, где и с кем молиться, кого поминать и как причащаться. Наш журнал, если и помог им, то лишь составить себе более полную картину происходящего, чтобы совершить необходимый выбор. Все прочие либо не решились увидеть, либо не захотели этого, либо выбрали удобное для себя сосуществование с безбожным, воюющим против Христа обществом.

Если следовать автору присланного письма, "Сербский Крест" ("Первый и Последний") должен был бы разжевать все до простой инструкции, что кому делать, куда и во сколько идти. Другими словами, мы должны были не просто взять на себя ответственность за ничего не понимающих людей, но, фактически, лишить их дарованной Богом свободы волеизъявления, т.е. СОБЛАЗНИТЬ. Нет, мы так никогда не сделаем, ибо прекрасно помним: "А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской" (Матф. 18:6). Так что каждому - хочет он того или не хочет, праздно ли читает наш журнал или "со смыслом", привык ли потребительствовать или не привык, - но ВЫВОДЫ ИЗ ПРОЧИТАННОГО И РЕШЕНИЯ ПО НИМ ПРИНИМАТЬ ПРИДЕТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО.

Все, чем мы можем помочь в этом, так это рассказать, что знаем.

И еще одна сторона, на которую я хотел бы обратить внимание. И сам Павел, автор письма, и те люди - точнее, документы теми произведенные, - на которых он ссылался, воюют не с "духами злобы поднебесной", а с "плотью и кровью", полагая почему-то, что все дело в патриархе Алексии или в нескольких десятках близких ему епископов, и что, обличив их, положение разом изменится на противоположное. Это не так. И патриарх, и президент страны, ругать которого любят патриоты, настолько незначительные пешки по сравнению с грандиозным масштабом наступивших уже эсхатологических событий, что говорить о них даже как о главных противниках попросту несерьезно (разве что, как о несчастных людях, чьим жребием стало выступить проводникам последнего соблазна: "Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит" (Матф. 18:7)). Уж лучше (и спасительнее!) оборотиться на себя, на чистоту и праведность собственной жизни.

Вот, к примеру, канонизированы святые царственные мученики, а облегчения ни России, ни Церкви не наступило, ибо не состоялось ВСЕНАРОДНОЕ покаяние, не выраженным оказался СОБОРНЫЙ голос, что и позволило врагу в очередной раз совершить подмену: мало того, что священномучеников определили страстотерпцами, т.е. пострадавшими от своих же, от христиан, так еще под шумок всеобщей эйфории по поводу долгожданного прославления втихую, как бы заодно, приняли пару еретических по духу документов. Такого бы не было, если б соборный голос был по-настоящему соборным и потому обязательным и необходимым для каждого из епископов, каких бы взглядов тот ни придерживался.

И разве всяким горбачевым, гайдарам, ельциным, грефам, чубайсам и путиным удалось бы в столь короткие сроки свести на нет великую державу, если бы каждый ее гражданин, каждый житель твердо выразил им свою волю, а не стал, приспосабливаясь, кучковаться да тусоваться по кухонькам, да укромным уголкам. И депутаты, и губернаторы не посмели бы творить то, что творят, и никакие "Единства", собезьянничившие свое название с девизов масонского бильдербергского клуба, не стали бы современной пародией на былую КПСС.

Так что ни в ридигерах и страгородских дело, а в нашей теплохладности, в привычке к сидению на стуле, и к ленивому и ни к чему не обязывающему почитыванию "разоблачительных" статеек. Эй, кто там следующий восходит на крест? Чего же это он там задерживается? Ну-ка, подтолкните его, подтолкните!..