Здесь покупают нерабочие стиральные машины, город Киев.

К. Гордеев

ХРИСТИАНИН В "ПОСТХРИСТИАНСКОМ" ОБЩЕСТВЕ:

ПЕРЕД ЛИЦОМ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ

"Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею,
то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества,
и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и
горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все
имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в
том никакой пользы" (1Кор.13:1-3).

Итак, то, о чем вот уже три года пишут "Сербский Крест" и "Первый и последний", то, что с таким упоением расписывают г-да Давыдов (см. статьи в "Аналитическом вестнике СФ РФ", N 17(173), М., 2002, http: // www.council.gov.ru) и Зайцев (автор "Общества счастливых рабов"- "Огонек", N 48, 2000 г.), то, что совсем недавно провозгласил президент России Путин - перестройка человеческого общества в "Сеть" - совершилось. Начиная с 2003 года со стольного града Москвы, эта форма социальной организации стала сущей реальностью нашего российского бытия. Нет, конечно, же "распространение передового московского опыта" на все прочие необъятные просторы нашего некогда без сомнения великого Отечества еще впереди. Конечно же, какое-то, не очень большое время понадобится для того, чтобы упразднить подавляющее большинство управляющих структур, вроде федеральных министерств и их региональных подобий (http://www.polit.ru/documents/521913.html). Конечно же, какое-то время и первопрестольная будет вынуждена существовать в двух измерениях - старом, привычном нам, и новом, в котором неизбывными спутниками каждого станут электронный поводок, опосредованный личным идентификационным номером, всевидящий, всепроникающи глаз "большого брата" и полное отсутствие наличных денег.

Это без сомнения новый для всех нас мир - чуждый человеческой природе и враждебный христианину, - мир, который сами его организаторы, загодя назвали ПОСТХРИСТИАНСКИМ. Чтобы сказанное не показалось преувеличением, позволю себе процитировать одного из генеральных конструкторов сей "новой реальности" З. Бжезинского в пересказе и с комментариями британского разведчика Дж. Колемана:

"В "Технотронной эре" Бжезинский говорит о людских "массах" как о неодушевленных предметах – возможно таковыми мы и представляемся Комитету 300. Бжезинский постоянно говорит о необходимости осуществлять контроль над нами, "массами". В одном месте он проговаривается: "В то же время возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможно осуществлять почти непрерывный контроль за каждым гражданином и вести постоянно обновляемые компьютерные файлы-досье, содержащие помимо обычной информации самые конфиденциальные подробности о состоянии здоровья и поведении каждого человека".

"Соответствующие государственные органы будут иметь мгновенный доступ к этим файлам. Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию. Существующие органы власти будут заменены учреждениями по управлению предкризисными ситуациями, задачей которых будет упреждающее выявление возможных социальных кризисов и разработка программ управления этими кризисами".

"... Использовать такую базу данных в США будет очень просто –достаточно лишь ввести в компьютер "666" номер водительского удостоверения или социального страхования, и наблюдение, о котором говорят Бжезинский и его коллеги из Комитета 300, будет обеспечено" (Дж. Колеман. «"Комитет 300"». "Витязь", М:. 2000).

Не столь мудрено и научно, как у г-на Давыдова, зато очень откровенно...

Знание о произошедших изменениях, понимание их природы требует и адекватных ответных действий со стороны христиан, осознавших, что довольно неожиданно для самих себя они оказались в открыто враждебной и агрессивной по отношению к ним и к их нравственным ценностям социальной среде. Понимают ли это вожди современного российского Православия? Предоставим слово им самим...

Позиция официальной "церковной полноты"

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер):

"Проблема присвоения индивидуального номера налогоплательщика /ИНН/ была искусственно навязана церкви с тем, чтобы внести разделение в среду верующих. Об этом заявил сегодня Патриарх Московский и Всея Руси Алексий П на встрече с представителями русских общих стран СНГ и Балтии, где была поднята эта тема. Также, как в случае с участием Православной церкви в экуменическом движении, возникла дискуссия, которую подогревали множество брошюр и кассет, где этот вопрос был представлен в искаженном виде, сказал Патриарх" ("Проблема индивидуального налогового номера была искусственно навязана церкви - Патриарх Алексий", МОСКВА, 6 марта. 2001 г., Корр. ИТАР-ТАСС Ольга Костромина, Ольга Кирьянова).

"Первоиерарх Русской Церкви также затронул волнующие определенную часть жителей России темы обмена старых паспортов и переписи населения. Святейший Патриарх Алексий отметил, что попытки представить подобные государственные программы как явления апокалиптического характера имеют целью посеять ложные сомнения среди верующих, дать пищу пагубным суевериям, недостойным христиан. Его Святейшество напомнил, что упоминание о переписи населения в Римской империи содержится в Евангелии. Именно для участия в переписи Пресвятая Богородица с Иосифом Обручником направились из Назарета в Вифлеем, где и увидел свет Богомладенец Иисус. Святейший Патриарх также выразил недоумение в связи с нежеланием некоторых верующих получать паспорта нового образца. "Неужели этим людям дороже старые паспорта с серпом и молотом, чем новые, на обложке которых изображены двуглавый орел и Георгий Победоносец?" - сказал Первосвятитель" ("Святейший Патриарх Алексий высказал свою позицию по ряду актуальных вопросов церковно-общественных отношений", Сообщение Службы коммуникации ОВЦС МП для органов информации от 17.07.2002, http://www.russian-orthodox-church.org.ru\nr207171.htm).

Митрополит Солнечногорский Сергий (Фомин):

"С призывом о недопустимости пропаганды отказа от паспорта гражданина России нового образца и бойкота всероссийской переписи населения обратился к братии Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря постоянный член Священного Синода Русской Православной Церкви (РПЦ), управляющий делами Московской Патриархии митрополит Солнечногорский Сергий (Фомин), сообщает "Благовест-инфо". Позицию руководства Церкви по этому вопросу он высказал во время проповеди на торжественном богослужении по случаю годовщины прославления в лике святых праведного воина Феодора Ушакова. Некоторые насельники монастыря, следуя призывом консервативно настроенных православно-патриотических движений, отказываются принимать новый паспорт на том основании, что там имеется графа "личный код", который они расценивают как печать антихриста. Опасность же всероссийской переписи населения монашествующие усматривают в том, что она предоставит грядущей богоборческой власти возможности для тотального контроля. Митрополит Сергий заявил, что сегодня в России "и без того много лжепастырей", отвращающих людей от Церкви, а "плохие пастыри", выдвигающиеся из своей среды, усугубляют ситуацию, толкая паству на неверные пути. Постоянный член Священного Синода охарактеризовал их деятельность как антигосударственную и призвал не ожесточать власти, провоцируя недоразумения ради своей славы. "Неужели советский паспорт с молотом и серпом вам больше по душе, нежели новый с православной символикой, где изображен двуглавый орел, короны с крестами и св. Георгий Победоносец?" - обратился митрополит к братии. Он также обратил внимание собравшихся на то, что земной путь Спасителя начался именно с переписи населения; факт участия людей в этой процедуре не получил отрицательной оценки в Священном Писании. "Вы ушли из мира, чтобы послужить ему", - напомнил митрополит насельникам монастыря, предложив им сосредоточиться на своих прямых обязанностях, ибо "в общество, где много святых людей, антихрист не сможет прийти". ("Митрополит Сергий осудил противников переписи населения и новых паспортов", http://www.ntvru.com/religy/12Aug2002/sergius_sanaksar.html).

Председатель ОВЦС, митрополит Смоленский и Калиниградский Кирилл (Гундяев):

"Одним из фундаментальных противоречий нашей эпохи и главным вызовом человеческому сообществу в ХХI веке следует признать противостояние либеральных цивилизационных стандартов, с одной стороны, и ценностей религиозной и национально-культурной идентичности, с другой... Невозможно оставаться христианином за дверью собственного дома, в кругу семьи или в уединении своей кельи, и переставать быть им, поднимаясь на профессорскую кафедру, усаживаясь перед телевизионной камерой, голосуя в парламенте или приступая к научному эксперименту... Для того, чтобы норма веры стала для человека нормой жизни, нужны не только знания, но и реальный опыт жизни в Церкви, опыт сопричастности ее таинству. Только тогда норма веры становится для человека естественной, как дыхание прославляющее Господа... Сегодня не существует преград, способных обезопасить религиозно-историческую самобытность народов от экспансии чуждых социокультурных факторов, от нового образа жизни, возникшего вне всякого Предания и формирующегося в условиях постиндустриальной реальности...

Возможно ли решить проблему достойно, то есть не погрешая против Христовой истины, предложить такую модель поведения и общественного устройства, которая могла бы ввести во взаимодействие либеральные и традиционные ценности?.. Представляется разумным и достаточно убедительным следующий ответ: существование либеральных институтов в экономике, политике социальной жизни и межгосударственных отношениях приемлемо, целесообразно и морально оправдано в том случае, когда принцип философского либерализма не насаждается применительно к личности и межчеловеческим отношениям, а также к жизни национально-культурных сообществ, имеющих право на реализацию собственных целей и задач, гармонизированную с адекватными интересами меньшинств и групп инакомыслящих... В условиях, когда либеральная идея полагается в основу государственно-общественной модели развития стран, а также межгосударственных институтов и отношений, долг Церкви, по моему глубокому убеждению, заключается в том, чтобы в диалоге с другими христианскими конфессиями и людьми иных вер уравновесить этот принцип утверждением религиозных ценностей в сфере воспитания, образования и формирования межличностных отношений. Тогда мы можем рассчитывать на такое устроение жизни человека и общества, в котором зависимость от нравственного закона гармонично соединится с приверженностью защите личных и гражданских свобод... Признание права народов на свойственный им образ жизни, на сохранение их религиозно-культурной самобытности должно стать неотъемлемой частью стандарта, предлагаемого нам в качестве всеобщего объединяющего начала... Люди должны строить свою общественную жизнь и воспитывать своих детей в соответствии с собственными традициями и убеждениями..." (Митр. Кирилл "Церковь и мировая интеграция", "VIP", ноябрь 2002 года).

"Конечно, никто не призывает отказываться от либеральных ценностей, вошедших в культуру и в правовые системы многих стран. Однако, на мой взгляд, либеральные стандарты нужно восполнить другими культурными и мировоззренческими системами, гармонизировать их друг с другом. Причем сделать это нужно не просто на уровне деклараций о взаимной дружбе и уважении, но и на уровне реформы права и глобального управления.

Нам нужно добиться того, чтобы каждый народ мог свободно жить в согласии со своим выбором, а международная система уважала бы этот выбор и не пыталась навязать другой. На международном уровне должны вырабатываться такие законы и решения, которые были бы равно приемлемы для разных народов и разных цивилизационных моделей.

Оптимальной видится ситуация, при которой либеральный стандарт не подавляет национального законодательства, но способствует разнообразному и свободному развитию государств и обществ в таких областях, как взаимоотношения государства и религии, образование, культура, нравственность - личная, семейная и общественная" ("Мировая интеграция и цивилизационное многообразие человечества" Выст. митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, на первом заседании Европейского совета религиозных лидеров, Осло, 11-12 ноября 2002 года, http://www.russian-orthodox-church.org.ru )

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих

Из приведенных цитат несложно увидеть, что позиция наделенных полномочиями иерархов Русской Православной Церкви предельно проста: "Да, мы понимаем, что то, что проделывают с народом и христианами официальные светские власти, враждебно сути христианства. Но мы договорились с ними (или надеемся договориться), чтобы их агрессия (по крайней мере в ближайшее время) не распространялась на социально признанные формы богослужебной и миссионерской деятельности священнослужителей, направленные, естественно, в "диалоге с другими христианскими конфессиями и людьми иных вер" на "удовлетворение религиозных потребностей" нового общества. А в обмен на возможность такого симбиотического сосуществования последователей Христа и полпредов Велиара, мы готовы всех несогласных с этим курсом отделять от себя и именовать "раскольниками Церкви" и "врагами государства", как это уже было в 20-30-е и 60-70-е годы прошлого столетия".

Из этого следует один единственный вывод: для тех, кто следует Христу не корысти партийных интересов ради, не остается ничего другого кроме, как собственными силами организовать свою жизнь и жизнь своих близких так, чтобы "экспансия чуждых социокультурных факторов" и "либеральных цивилизационных стандартов" оставалась вне пределов общественных и семейных обязанностей и повседневной деятельности верующих людей. Иначе - не избежать шизофренического раздвоения разума, подмены нравственных ценностей, надругательства над собственной совестью и, в конечном итоге, смерти души.

Чтобы определиться с тактикой и стратегией возможных действий, попробуем взглянуть на "Сеть" и поискать в ней уязвимые места.

"Сетевое общество" в Москве

Нельзя сказать, что "сетевая форма социальной организации общества" возникла в Москве как-то вдруг. Нет, ее история уходит, как минимум, в далекий 1998 год, когда было подготовлено и принято Постановление Правительства Москвы "О создании в г. Москве системы безналичных расчетов за товары и услуги с использованием "Карты москвича" (от 15.12.1998 года N 962-ПП). И хотя нынешний Генеральный конструктор этого проекта - начальник Московского метрополитена Дмитрий Гаев - от этого документа открещивается, говоря о нем, как о "неинтересном неудачном проекте" (С. Тертышная "В Москве снова вводят карточную систему!!", "КоммерсантЪ", 13.09.2001 г.), однако все последующие управляющие документы - постановления и распоряжения Московского правительства, - ссылаясь друг на друга, в конечном итоге обращаются именно к названному выше первоисточнику, причем, как на основополагающий, на него указывает текст именно Распоряжения Премьера Правительства Москвы от 07.08.2001 г. N 715-РП "О проведении эксперимента по внедрению в эксплуатацию "Социальной карты москвича" - того самого распоряжения, по поводу которого и интервьюировали г-на Гаева.

Да и мало, что за эти три года изменилось. Ну, напринимали разных циркуляров и местных законов (к уже названным можно добавить Распоряжение Мэра "Об улучшении торгового обслуживания инвалидов и участников Великой Отечественной войны" (от 07.03.2000 г. N 249-РМ), Постановление Правительства Москвы "О городской целевой программе "Электронная Москва" (от 25.06.2002 г. № 482-ПП), Распоряжение Правительства Москвы "Об организации работ по созданию Единого реестра социальных льготников Москвы и "Социальной карты москвича"(от 29.12.2001 г. N 585-РП), Постановление Правительства Москвы "О внедрении социальной карты для жителей города Москвы" (от 6 августа 2002 г. N 602-ПП)). Но суть-то их осталась прежней - вполне в духе документа 1998 года. По-прежнему, как свидетельствует в интервью корреспонденту "Коммерсанта" сам Генеральный конструктор проекта, хотя "Государственным заказчиком проекта "Карта москвича" выступает департамент экономической политики и развития Москвы", осуществлять его доверено "американской корпорации Oracle" (той самой, небрезгливо размещавшей в своих логотипах сатанинскую символику - об этом года два тому назад подробно писал "Сербский Крест"). Все так же стоимость проекта оценивается в несколько сот тысяч долларов, и той же самой главной завлекалочкой для москвичей остаются заверения Гаева, что все делается только "для блага и во имя человека":

"... Все они получат пластиковые карты, в электронном чипе которых будет записан социальный номер и анкетные данные владельца карты и сведения о том, какими льготами он может пользоваться. Кроме того, на карточке будет фотография владельца, поэтому ее можно будет предъявлять вместо пенсионного удостоверения в городском наземном транспорте. А для проезда в метро карточка снабжена электронным кодом, как в проездном билете... Обладатель социальной смарт-карты, которая помимо всего прочего служит банковской карточкой, может обналичивать свою пенсию с помощью банкомата, использовать карту при визите в районную поликлинику, подтверждая свое право на льготные лекарства, и покупать с помощью все той же карты продукты... На счета владельцев социальной карты москвича будут автоматически перечисляться все денежные вспомоществования от московского и федерального правительств, и так же автоматически с них будут списывать квартплату и коммунальные платежи. Но главное отличие социальной карты от обычного пенсионного удостоверения, по словам господина Гаева, в том, что удостоверение пенсионера можно купить на любом углу, а смарт-карту - нет. Как сообщил журналистам генеральный конструктор проекта, в будущем такие смарт-карты будут выдавать в загсе при регистрации новорожденного, и социальный номер будет сопровождать каждого на протяжении всей его жизни" ("КоммерсантЪ", 13.09.2001 г.).

Все это и есть "Сеть", наброшенная на жителей первопрестольной.

Как устроен невод?

Если обратиться к последнему, ныне руководящему внедрением муниципальной карты Постановлению Правительства Москвы "О внедрении социальной карты для жителей города Москвы" (от 6 августа 2002 г. N 602-ПП), то бросается в глаза, что центральным местом этого проекта является регистрация ГУП "Московский социальный регистр" (далее - ГУП МСР) и создание и ведение им Единого реестра социальных льготников Москвы (далее ЕРСЛ) с последующим формированием на базе ЕРСЛ автоматизированной системы по учету всего населения (Единого регистра населения - ЕРН) Москвы с обеспечением необходимого информационного обмена между пользователями (получателями) информации.

За мудреными и корявыми словами почти дословно приведенной цитаты скрывается достаточно простая вещь. Каждому льготнику (а строго говоря, и каждому жителю столицы России) присваивается 12-значный, как будто специально приспособленный для удобной трансформации в штрих-код стандарта EAN-13/UPC, "уникальный социальный номер", изменение которого в течение жизни человека предусмотрено, только при смене пола (?!!) и "уточнении" (?!!) даты рождения. Эти номера объединяются в ЕРСЛ и ЕРН Москвы и становятся идентификаторами людей в процессе их социальных взаимодействий. На базе этих номеров изготавливаются "электронные паспорта", которые "по добровольному волеизъявлению граждан" выдаются им на руки и в оговоренных случаях превращаются в основные идентифицирующие документы, которые, в свою очередь, впоследствии при тех или иных пользовательских нарушениях могут быть заблокированы и изъяты. Естественно, что нарушители оказываются в сфере применения социальных карт "вне игры" и без каких-либо льготных прав.

Воистину, как свидетельствуют строки Распоряжения Правительства Москвы от 29.12.2001 N 585-РП: ""Социальная карта москвича" (СКМ) является персональным электронным ключом жителя Москвы, имеющего право на льготы. СКМ не отменяет действующие, установленные законодательством документы, подтверждающие право на получение льгот. Она выдается на основании этих документов и данных корпоративных систем и является учетным элементом системы предоставления льгот". Иначе говоря, отсутствие электронного паспорта не отменяет прав гражданина РФ, но делает невозможным ими воспользоваться. Так и будет "Сеть" регулировать степень лояльности по отношению к себе.

На сегодняшний день болевых точек, а точнее ниточек, за которые ГУП МСР сможет дергать жителей Москвы, уже довольно много. В его следящую систему предусмотрено интегрировать информационные ресурсы следующих организаций: "Департамент экономической политики и развития г. Москвы, Комитет социальной защиты населения Москвы, Департамент потребительского рынка и услуг, Комитет здравоохранения Москвы, Московский городской фонд обязательного медицинского страхования, ГУП "Московский метрополитен", Московский комитет образования, Управление ЗАГС г. Москвы, Управление транспорта и связи Правительства Москвы, Департамент финансов г. Москвы, Акционерный коммерческий "МОСКОВСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ БАНК - БАНК МОСКВЫ", ФГУП "Московская железная дорога" c привлечением по согласованию: Отделения Пенсионного фонда РФ по г. Москве, ГУВД г. Москвы". На практике это означает, что тот, кто претендует на льготу, столкнется с необходимостью иметь социальную карту в магазине, в наземном, подземном и железнодорожном транспорте, в поликлинике и при вызове "Неотложной помощи", при покупке продуктов в пунктах детского питания и лекарств в аптеках и лечебно-профилактических учреждениях, на работе (если работает в муниципальном предприятии) при получении зарплаты, при получении пенсии и постановке на пенсионный учет, при посещении Комитета социальной защиты и во время учебы. При этом ЗАГСы, ЖЭО (ДЕЗы) и УВД уже сразу заявляются в качестве молчаливых наблюдателей за общественной деятельностью каждого пользователя электронного паспорта.

Впрочем, сей перечень предполагает расширение. Вот как об этом сказано в обсуждаемом Постановлении Правительства Москвы N 602-ПП:

"В проекте "Социальная карта москвича" предусматривается участие:

Органов исполнительной власти города Москвы и подведомственных им организаций, федеральных органов исполнительной власти и организаций федерального подчинения, занимающихся регистрацией населения, социальным обеспечением и предоставлением льгот, внебюджетных фондов, обеспечивающих социальную помощь гражданам Российской Федерации и страховых организаций, обеспечивающих работу указанных фондов.

Кредитно-финансовых учреждений (банков), являющихся соэмитентами социальной карты. Организаций-акцептантов, принимающих социальную карту и обеспечивающих предоставление их держателям определенных льгот (предприятия розничной торговли и сферы услуг, предприятия общественного транспорта, общественного питания, аптеки, лечебно-профилактические учреждения, прочие медицинские организации, и т.д.).

В интересах льготника на социальной карте могут функционировать приложения частных корпоративных систем (раздел 6.2.).

Другие приложения социального характера, которые могут возникнуть при развитии системы социальных карт (раздел 5.6.6.)".

Подобные оговорки и "неопределенности" в документе не удивительны. Хотя список приложений "Социальной карты москвича" вроде как бы фиксирован (см. Табл. 1), однако восьмая зона памяти оставлена вакантной (якобы для некой или неких частных корпоративных систем), а целый ряд других - пятый-шестой, десятый-четырнадцатый - могут использоваться многими, в том числе и неприсутствующими в приведенном выше списке корпоративными пользователями сети ГУП МСР, такими, например, как Министерство по делам налогов и сборов, ФСБ и пр. Действительно, "витальная информация" легко трансформируется в "биометрию", предусмотренную соглашениями "большой восьмерки" в Кананаскисе, к приведенному списку кодов без труда присоединяются "личный идентификационный код", "ИНН", а к перечню платежных функций - начисление субсидий и оплата жилищно-коммунальных услуг (как о том и рассуждал выше г-н Гаев).

И это не допущения и предположения, а просто не заявленная в открытую данность. Дело в том, что Московский социальный регистр - это региональный вариант Единого государственного регистра населения России (ЕГРН). И не только по названию, но и по исполнению: МСР с самого начала рассматривался как региональный полигон для ЕГРН. Сотрудники основного разработчика обеих автоматизированных систем - академика Международной Академии Информатизации Леонида Марина, три года тому назад еще только Генерального директора ИВЦ “Инсофт”, а ныне выросшего в главу ФГУП НИИ "Восход", председателя совета директоров Ассоциации "Сириус" и президента консорциума “Системинвест” - выполняли заказ московского правительства сразу, как часть задания федерального правительства, т.е. в единой стандартно-нормативной базе. А это предполагает ПОЛНУЮ совместимость обеих информационных автоматизированных систем.

Если, в свою очередь, взглянуть в текст "Концепции создания автоматизированной системы "Государственный регистр населения"", то несложно обнаружить, что даже на муниципальном уровне помимо перечисленных выше приложений "Социальной карты москвича" госрегистр вбирает в себя также данные ГУВД, военкоматов, судов, избирательных участков, информацию об имуществе и доходах налогоплательщиков, сведения о профессии и трудовом стаже, о страховании в ФПС, о месте работы и производимых отчислениях с доходов, о землепользователях, о владельцах и арендаторах недвижимого имущества, об учредителях и руководителях юридических лиц и пр., пр., пр. Словом, практически невозможно найти такую область социальных взаимоотношений, за которой не доглядывал бы "сетевой наблюдатель". И понимая, что проект МСР является прообразом и первой ступенью единого федерального (а затем, видимо, и мирового) электронного удостоверения личности, приходится признать, что "другие приложения социального характера" просто не могут не возникнуть в связи с дальнейшим "развитием системы социальных карт".

Фига для "большого брата"

Однако несмотря на кажущуюся неодолимость и незыблемость "Сети", превращающую жизнь НОРМАЛЬНОГО человека в непрекращающийся кошмар, у этого продукта тоталитарных технологий имеются и свои СИСТЕМНО УЯЗВИМЫЕ места.

Во-первых, новая форма социальной организации (непонятно по какой причине именуемая ее создателями "Новым порядком") не просто наполнена "корпоративным духом", а сама является жесточайшей корпорацией. Непрерывно стремясь нарастить число своих "узлов" (читай, активных участников), она не только не способна различить их природу, но и вообще по сути своей видит лишь одни совершаемые ими процессы, оценивая последние по (1) лояльности в отношении всей системы; (2) степенью востребованности и системной усваиваемости результатов; (3) нацеленности на динамическое приращение "полезного" качества. Во всяком случае так считает А.В. Давыдов в своей статье "Сеть, как основная форма грядущей экономической организации общества" - и с ним трудно не согласиться. Однако из этого следует, что, пока очередная степень жесткости управляющих сетевых механизмов не достигнута, каждое новое требование проходит процедуру согласования с "узлами", прежде чем обретает статус непререкаемого закона. А это означает возможность и необходимость оспаривать его во время согласительного периода в СМИ, парламентах, дебатах, судебных процессах, вынуждая устроителей "счастливой прозрачной жизни" маневрировать, уступать, комбинировать, избирать обходные пути претворения в жизнь своих амбиций. Собственно, именно этот сценарий реализовывался во время нашего трехлетнего сопротивления ИНН, "личному коду" и "Карте москвича".

Во-вторых, подслеповатость "Сети" относительно природы своих участников делает невозможным для нее различать "физическое лицо" от "юридического" (недаром о обязательном стирании различий между ними так настойчиво говорит г-н Давыдов в своей статье "О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества"). Более того, последний из названных выше субъектов сетевой экономики на самом деле гораздо более привлекателен для нее, ибо по корпоративной своей природе ей подобен, процессуально более функционален и, вступая во взаимодействие привносит с собой не один, множество "узлов".

Однако "прозрачность" такого корпоративного участника для самой "Сети" - вещь иллюзорная, а точнее зависимая от того, насколько он сам захочет это сделать. Прозрачными являются лишь общие процессы, в которых этот "узел" - юридическое лицо - участвует, да их результаты. Чем же все это опосредовано, какие внутренние (т.е. не общесистемные ресурсы) были задействованы, для системы в целом тайна за семью печатями. Говоря словами цитируемого выше федерального аналитика, "новые [читай, сетевые] технологии делают возможным создание неподвластных государству [читай, "Сети"] корпоративных юрисдикций, в которые легко и корректно можно будет перенести предпринимательскую деятельность (А.В. Давыдов "К вопросу о перспективах возникновения корпоративных юрисдикций").

А это, в свою очередь, означает вещи, неприемлемые для христианской совести, можно вынести за скобки их повседневной жизнедеятельности, предоставив все полномочия для "сетевых" взаимоотношений безразличному к вере этому самому абстрактному "юридическому" лицу. Налоги и подати, пропитание и одежда, кров и транспорт, посредством которых "новые власти" предполагают улавливать людей - все это может быть передоверено попечению некой корпоративной "организационной надстройки". Что же касается лечения, воспитания детей, образования, заботы о немощных - то все это тем более решается за счет внутрикорпоративных, иначе говоря, общинных ресурсов: всем миром (лишь была бы на то добрая человеческая и Божья воля).

И, наконец, в-третьих, "Сеть" в своей основе представляет собой надстройку над традиционными товарно-денежными отношениями, принимая в них на себя центральную распределительно-координирующую функцию. По сути такая форма социальной организации претендует на то, чтобы соединить в себе среду, в которой осуществляется товарный обмен с его денежной движущей силой. Именно отсюда проистекает вся совокупность "сетевых" закономерностей, о которых так подробно и со смаком рассуждал в своих статьях г-н Давыдов. Отсюда и ее псевдо-творческий прогрессизм, отягощенный презрением к тем, чьим трудом поддерживаются ее системные устойчивость и развитие. Но именно здесь и обнаруживается слабое место. Если убрать акт купли-продажи из системы хотя бы на каком-то ее ограниченном участке, то она тут же утратит там всю свою власть.

Представьте себе некое юридическое лицо (компанию), которая внутри себя образует нечто общинное, вроде братства, товарищества или, точнее, артели, где люди объединены не только близким мировоззрением, но и потребностью к сотрудничеству ради выживания самих себя и членов своих семей в среде, им откровенно враждебной. Каждый исполняет свои обязанности в полном согласии со своей совестью отнюдь не потому, что ему за это платят, а как необходимость обеспечения устойчивой успешности своей фирмы ради предоставления ей возможности надежно обеспечивать безопасность и стабильность существования всех ее сотрудников и членов их семей во внешнем ничуть не дружественном социальном окружении. И это не утопия, не оуэновские и не большевитские коммуны. Подобный опыт вполне и ныне уже вполне эффективно используется целым рядом "не бедствующих" коммерческих организаций, в особенности образованных единомышленниками и/или земляками.

Жить по совести

На самом деле все довольно просто. Если мы и в самом деле видим в "Сети" с ее идентификационными номерами порождение проявленной антихристовой власти, ощущаем ползущую со всех сторон бесовщину (а серой смердит и от апологетов нового порядка, благословленных "великими учителями Шамбалы", и от погрязших в оккультных "академиях" разработчиков, и от лояльной сатане компании-промоторе "карточного проекта", и от противненько настойчивого желания не мытьем, так катаньем пронумеровать всех в стандарте, совместимом с опоганенным тремя шестерками штрих-кодом EAN-13/UPC), и если все мы не на словах, а на деле готовы отвергнуться милого маммоне духа стяжания и "оставить имение свое, собирать сокровище не на земле, а на небесах, и, взяв крест свой, следовать за Христом" (см. Матф. 6:19-20, 10:38-39, 19:21), то ничто уже и сейчас не помешает нам объединиться в общинно-хозяйственные предприятия, подобные описанным выше.

Действительно, что сможет воспрепятствовать нам, поддерживая брат брата, достойно встретить очередной натиск тьмы века сего? Ресурс, необходимый для такого хозяйствования, довольно невелик: некое общее (артельное) дело, обеспечивающее "юридическому лицу" доход, достаточный для того, чтобы обеспечивать всех участников такой вот "общинной корпорации" и членов их семей продовольствием и одеждой, давать при нужде транспорт, платить за них "налоги и сборы", рассчитываться за жилье и коммунальные услуги и ... укрывать от чрезмерного любопытства и "опеки" "Сети". К этому, правда, потребуется некий довесок из "своего" врача, "своего" юриста, вероятно, "своих" педагогов и воспитателей, а, кроме того, общего отношения всех участников воспринимать свое вынужденное соработничество, как своеобразный ковчег, способный перевезти своих обитателей через погибельные рифы и мели "сетевого общества".

Не накопление богатства, позволяющего плавать в одиночку, а общая для всего дела устремленность к "икономии", т.е. домостроительности, должна стать определяющим в деятельности каждого, кто соберется в такой "корпорации". Врач лечит, потому что он врач, учитель учит, потому что учитель - всякий знает свое место здесь и сполна трудится, не ожидая за то никакой личной выгоды и получая за совершенное из "общего котла" все необходимое для жизни и работы: "Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов... Делая добро, да не унываем; ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче свом по вере" (Гал. 6:2, 9-10).

Здесь я так и слышу возмущенные голоса: "Коммунисты тоже так хотели, да у них не получилось..."

- Правильно, только мы не коммунисты, а христиане.

- "Да, действительно, приходские да монастырские общины так и живут. Но они не согласны ни с ИНН, ни с другими идентификационными номерами на храм, да на приход - а вы их обратно, в "юрлица", что ли?!!"

- Нет, речь здесь идет не о приходах и не о монастырях. То, что они пытаются противостоять встраиванию себя в "Сеть", совершенно справедливо, оправдано и, более того, категорически необходимо. Ибо они - не субъекты рынка, а тот, кто присвоив им статус "юридических лиц", попытался превратить их в рыночные структуры, преступник перед Богом и людьми, преступник, надругавшийся над заповедью Христа, дважды изгонявшего торговцев из храма (Иоан. 2:14-16, Матф. 21:12-13, Мар. 11:15-17, Лук. 19:45-46) со словами: "Дома Отца Моего не делайте домом торговли". Нет и не может быть в доме молитвы производства товара и извлечения прибыли (и потому прав тот, кто настаивает на немыслимости присвоения всяческих сетевых идентификационных кодов приходу, а тем более храму).

Однако "Сеть" - это рынок, и чтобы бороться с ней нужно найти в ее хозяйственных товарно-денежных механизмах узкие места, вклиниться в них и предложить иной, более конкурентоспособный образ жизни, чем распространяемый ею. Да, действительно, то, что описано выше, напоминает идеальный общинный, почти монастырский социальный уклад, который однако по-настоящему за всю человеческую историю так ни разу и не реализовался. Теперь он призван: пришел его срок и черед. Впервые за прошедшие два тысячелетия в нем возникла насущная и безотлагательная потребность, обусловленная не чьими-то личными склонностями и религиозными или идеологическими предпочтениями, а единственной возможностью уцелеть во все нарастающем цивилизационном кризисе, погибельном для всего человечества. Ибо в этих христианских предприятиях-корпорациях последний шанс не дать восторжествовать так называемому "сетевому обществу", целенаправленно нарабатывающему "управляемый хаос", превращающему деньги, прежде служившие упорядочиванию человеческих взаимоотношений, в смертельное оружие разрушения социума, одурманивающему взор, внушающему безумие одновременно многим миллионам людей, дестабилизирующему общественные структуры за критические пределы.

Конечно, все в руках Божиих, и коли не будет на то Его попущения, каким бы выходом ни виделись нам "общинные корпорации", какое бы новое, более эффективное и творческое - побеждающее "Сеть" - качество общественных отношений, они с собой ни несли, нынешний ход человеческой истории не изменится и она все убыстряющемися темпами подойдет к своему закономерному и вполне ожиданному финалу. Пусть так... Но добрым воинам Христовым отступать не пристало, ибо сказано: "Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику. Если же кто и подвизается, не увенчавается, если незаконно будет подвизаться" (2 Тим. 2:4-5) и "Вера есть (готовность) умереть ради Христа за заповеди Его. Верить - значит быть уверенным, что такая смерть приносит жизнь, нищету считать богатством, простоту и уничижение - истинной славой и почетом, ничего не имея, думать, что всем обладаешь, скорее же - приобрести неисследимое богатство знания Христова и смотреть на все видимое, как на пыль или дым" (Симеон Новый Богослов "Главы богословские умозрительные практические". Из-во "Зачатьевский монастырь", М.: 1998, С. 21).

Пришло время действовать, ибо антихристова "Сеть" уже не при дверех, а в горнице на святом месте обустраивается. Медлить, решать да обсуждать по большому счету уже поздно (см. Табл. 2).