Комоды и пеленаторы, мебель для детской комнаты фото на сайте магазина. . http://cqmi.com.ua/ международное брачное агентство.

К. Гордеев

МЕЖДУ СВОБОДОЙ И БЕЗОПАСНОСТЬЮ
(несколько мыслей вслух)

- Раньше вы гуляли сами по себе, а теперь
будете гулять и играть с присмотром.
- А во что можно играть с присмотром?
- Ребяты! Во все.
(м/ф «Бабушка удава»)

 

Безопасность против свободы - именно под таким углом развернули американские власти действительность перед своими гражданами после 11 сентября 2001 года. И хваленая американская "прайвеси" 1) рухнула в одночасье вслед за ушедшими с небытие "близнецами". Теперь тоталитарность американского общественного устройства можно считать мировым стандартом. Тотальная слежка, исчезновения людей, обыски и аресты по малейшему подозрению, доносительство одной половины страны на другую и наоборот, электронные надзиратели за благонадежностью - все это современная "штатская" реальность, не вызывающая, впрочем, у населения "самой свободной страны в мире и столпа глобальной демократии" не то что сопротивления, а даже и неприятия.

Безопасность против свободы - точно такую же парадигму сформулировал перед "россиянской" нацией ее президент после трагедии в Беслане. И вот уже изданы указы и готовятся каждому электронные биометрические удостоверения. И глава ФСБ уговаривает депутатов законодательно благословить институт платных осведомителей, а СМИ - поэтизировать образ стукача. А депутаты в ответ радостно постановляют "стимулировать" информаторов" (пока, правда, только о нелегальных иммигрантах). Предприятия обзаводятся "паспортами безопасности", попутно предоставляя в ближайшее отделение МВД копии личных паспортов своих сотрудников. Ну, а школьников под предлогом "мало ли для чего пригодится", как преступников, подвергают дактилоскопии с вручением именного отпечатка в виде буклета со стихами о героях антитеррора (... тоже на всякий случай).

И хотя все это мне категорически не нравится и не приемлемо, не могу не согласиться с тем, что перед "демократической общественностью" проблема поставлена совершенно корректно. Ибо свободу и безопасность всегда разделяла непроходимая пропасть. И насколько человек, живя в обществе, обеспечивал свою безопасность, настолько он поступался своей свободой.

Потому что свобода, вопреки усвоенной всеми либеральной сказке о правах и общественном договоре, это отнюдь не потенциальная возможность в зависимости от персональной значимости в обществе иметь в перспективе доступ к большему или меньшему разнообразию блюд из социального меню, выставленному с дозволения властей для общего потребления. Напротив, данное свойство, о котором мы с охотой и часто беремся рассуждать, реализуется на практике исключительно, как совершенно актуальная способность в соответствии с собственной волей совершать конкретное действие, способность, вне которой себя, конечно, хотя и можно именовать свободным, но лишь чисто умозрительно и только для самоутверждения.

С обывательской точки зрения, понять разницу между первой (кажущейся) и второй (фактической) свободой очень просто. В последнем случае человек один на один с окружающей его действительностью, и каждый его шаг в ней - поступок, ответственность за который (оборотная сторона свободной жизни) целиком лежит на его плечах. Смог так смог, не смог - сам виноват. Какая уж тут безопасность?

Иное дело, когда "свобода" делегирована человеку вместе с его правами группой людей, среди которых проходит его жизнь - коллективом, обществом. Не сам он свободен, а все вместе, ибо всякое по-настоящему самостоятельное решение с полной ответственностью за его последствия в данном случае оказывается размазанным опять же на всех. Соответственно, способности также обобществляются, за счет взаимоусиления и использования организационного ресурса приумножаются и ... качественно возрастают. Поступки становятся коллективными, решаемые задачи - более масштабными, а совершение индивидуальных действий упрощается.

И чем тоталитарнее такая социальная структура, тем индивидуальное существование в ней более регламентировано, менее ответственно (естественно, при условии лояльности и точного исполнения предписанного регламента) и, соответственно, более стабильно и безопасно. А личная свобода сходит на нет и превращается в "осознанную необходимость".

Так что все правильно. Ежели какой правитель, будучи одолеваем диктаторским зудом, решает вверенное ему общество выстроить в колонны и шеренги, то заклинает призрак очередного "врага народа" и начинает локальную или глобальную "охоту на ведьм", дабы ни у кого из его сограждан не осталось ни малейшего сомнения в избыточности наличествующей у них самостоятельности. И чем демонстративнее и безжалостнее истинные или мнимые акты "вражеской" агрессии, тем больше паника и доходчивее убеждение всех и каждого в том, что, например, "свободу "на хлеб не намажешь" и щитом перед собой не выставишь", что "социально гарантированная" за преданную исполнительность похлебка - пусть не очень густая, зато горячая и каждый день - не так уж и плоха, если рассматривать ее как цену за жизнь свою и своих близких" (в особенности, когда кажется, что понимаешь "правила игры" и знаешь, как ближе оказаться к раздаточному котлу) и что "вовсе не беда, когда рядом вместо "чужих террористов" только "свои сторожа да надзиратели", которые "тоже на страже" "общих" интересов и, как и все, кусок положенного им хлеба добросовестно отрабатывают".

Все это общеизвестно, в истории повторялось много раз, а в наши дни, к сожалению, даже и наблюдаемо воочию. И потому статью начинать бы об этом не было смысла, кабы не одно "но". Хотя и предполагается, что индивидуальная свобода преобразуется в коллективную безопасность как бы автоматически - согласно "общественному договору", - однако на самом деле, сама эта трансформация в случае каждой конкретной личности является хоть и в последний раз, но проявлением совершенно свободного ее волеизъявления, суть которого в добровольном отказе от самостоятельности и ответственности в обмен на некоторую стабильность и относительную защищенность.

Иными словами, как бы ни был напуган кандидат в "счастливые рабы" или даже "узлы Сети", своему будущему господину он предает себя все же сам и при том собственноручно, беря на себя все последующие риски и лишаясь возможности оправдываться "непреодолимыми обстоятельствами" и "безвыходным положением". Такова его плата нет, не за безопасность - он на нее расчитывает, но будет она или нет, в точности не знает, - а за удобство не отвечать за свою судьбу.

Но существует и оборотная сторона этого не очень приятного заклада. Поскольку человек добровольно соглашается на свое будущее рабство, он столь же свободно может от него и отказаться, просто сказав: "Нет, не хочу!" - и согласившись со всеми последствиями этого своего решения. Неудобства, конечно, возникнут - тоталитаризм не терпит самобытности и независимости, - но и обезличивания (т.е. разрушения личности), которое неизбежно происходит при отказе от права на самостоятельный поступок (ибо свобода волеизъявления - неотъемлемое свойство личностного бытия), тоже не произойдет.

"А что в этом такого?" - скажет иной, внутри себя уже решивший, что душевный комфорт превыше всего, и в дополнение к басням про вездесущего врага, придумавший колыбельную "Ничто внешнее внутреннему не повредит". Разве Царство Божие не тоталитарно? И разве в "Новом Завете" не написано, что "нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены" (Рим 13:1), что "довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи" (2Кор.12:9)? Или может святые отцы не учили: "Понуждай себя, и отсекай свою волю во всем, и благодатию Христовою, чрез обучение, войдешь в навык отсечения (своей воли), и потом будешь делать это без принуждения и скорби; и окажется, что все будет происходить так, как ты хочешь: не желай, чтобы все делалось так, как ты хочешь; но желай, чтобы все было так, как будет, и таким образом будешь мирен со всеми" 2)?

Все это так: действительно, и написано, и сказано. Да только не о том, о чем идет речь в данной статье. Если уж и в самом деле призывать в свидетели Священное Писание, то прежде всего нужно вспомнить, что покой душам Господь обещает не как плату за отказ от свободы, а как научение кротости и смирению сердцем, "ибо иго Его благо, и бремя Его легко" (ср. Мф.11:29-30). А святые отцы и вовсе об этом прямо говорят: "Осталась в человеке свобода, какую Бог дал ему в начале. Как совершенный не привязан к добру, какою-либо необходимостью, так не привязан ко злу погрязший в грехах и делающий себя сосудом диавола" (Добротолюбие, т.1, "Наставления св. Макария Великого", 43). Ибо другая здесь природа подчиненности, иная мотивация "рабства" - не выгода положения, а любовь, забота, служение, отнюдь не подавляющие, а реализующие свободную волю 3). А потому и образ отношений здесь совсем иной: не как у слуги и господина, а скорее как между Отцом и воспитываемыми им детьми. Потому и подчиненность властям, о которой так любят вспоминать, является уроком по исполнению воли Божией, смысл которого не в оскоплении воли и расслабленном движении по течению, а в сознательном, т.е. совершенно свободном, совершении добра вне зависимости от окружающих обстоятельств 4), в том числе и в присутствии "проводников зла" - безбожных "начальников", от которых вполне богоугодным оказывается во свидетельство о Христе даже испытание страданий и скорбей 5).

Возможно и такое возражение-самооправдание: а что за прок в этой вашей личной свободе? Может она уже устарела и не нужна вовсе? Вот один апологет сетевого социума пишет, что "узлу Сети" не только таковое свойство, но даже и интеллект не особенно нужен, "поскольку умный результат можно получить, верно соединив не слишком разумные части" 6). А другой, вполне в духе оруэлловской сентенции "свобода - это рабство... рабство - это свобода" 7), развивает: "абсолютно прозрачное общество, состоящее из несовершенных людей с их животными желаниями, ... будет самое гибкое, самое динамичное общество из когда-либо существовавших" 8).

Ответ на это существует двоякий - для общечеловеков и для людей верующих. Первым следует знать, что радость и осмысленность существования придают не возрастающее потребление и не разнообразие похотей скучающего от пресыщенности разума, а наполнение жизни творчеством, смысл которого в превышении актуализованных способностей личности, в создании прежде не бывшего. А это принципиально невозможно в условиях внутренней закрепощенности, порожденной добровольным отказом от реализации личностной свободы. Так что "счастливое рабство", как бы кому этого ни хотелось, по большому счету не более, чем иллюзия. А в дополнение к сказанному можно также с уверенностью добавить, что и весь так называемый "новый мировой порядок", оформленный в "Сеть", как и диктатуры минувших времен, нежизнеспособен и обречен на бесславную гибель по причине отсутствия в его "узлах" - а, значит, и в нем самом - творческого потенциала для дальнейшего развития.

Для верующего же христианина объяснение еще проще. В отсутствие свободы личность деградирует, и засыхает, и утрачивает связь со Всевышним, потому что знать Истину и не быть свободным невозможно, а отказ от свободы равносилен отказу от Истины 9). Такой человек при жизни разодушевляется, умирает, превращается в ходячего мертвеца. Само собой разумеется, что Спасение для подобной "развалины" утрачивает смысл.

Понимаю, конечно, что тем, кто уже определился с видением своего будущего, сформировал волевой посыл, оформил его в практически непоколебимое намерение и ждет только случая, чтобы устремиться навстречу своей "безопасности", сказанного здесь будет недостаточно (как не будет достаточен никакой объем приведенных доводов), и все приведенные им в ответ рассуждения будут оспариваться до бесконечности. Понимаю и в общем-то не ставлю перед собой задачу кого бы то ни было переубедить - каждый к сему моменту вероятнее всего уже сделал свой выбор и определил по какую строну "нового мира" он окажется, по какой дороге пойдет дальше.

"Безопасность" безусловно привлекательна... в особенности, когда так хочется верить в грядущую "великую миссию" своего Отечества или в обещания "православного государя". Да и зачем нарушать свое удобное социальное бытие во имя "иллюзорных благ" личной свободы? Конечно, в такой постановке вопроса нужды утверждать поступком свою самобытность нет. Откажись от ненавязчивого предложения, и горизонт сузится до узкой тропы человека изнемогающего, но честно несущего с Божией помощью 10) крест своей веры. Согласись - и широко распахнет свои соблазнительные объятия "мир без границ".

Но остается вопрос: "Что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?" (Лк.9:24-25)

__________________________

1) privacy (англ.) - неприкосновенность частной жизни.

2) Авва Дорофей. "Поучение семнадцатое: К наставникам и ученикам"

3) Ср. "Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства... К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу" (Гал.5:1,13), "будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести" (1Кор. 9:19), "Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня" (Гал.2:19-20).

4) Ср. "Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, - ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, - как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии" (1Петр.2:13-16).

5) "угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо" (1Петр.2:19), "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня" (Мф. 5:10-11).

6) А.В. Давыдов "Сеть как основная форма грядущей экономической организации общества", "Аналитический вестник" N 17 (173), специальный выпуск. М.: 2002. http: // www.council.gov.ru

7) Дж. Оруэлл. "1984"

8) Никон Зайцев "Общество счастливых рабов", "Огонек", N 48, 2000 г.

9) Ср.: "если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин. 8:31-32).

10) Ср.: "Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе" (Флп. 4:12-13).