Франция горные лыжи. Горнолыжные туры во францию www.tui.ru.

К. Гордеев

ЧТО-ТО КОМУ-ТО О ЧЕМ-ТО

— Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
— Это во многом зависит от того, куда ты хочешь прийти, — ответил Кот.
— Да мне почти все равно, — начала Алиса.
— Тогда все равно, куда идти, — сказал Кот.
— Лишь бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса.
— Не беспокойся, куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот, — конечно, если не остановишься на полпути.

Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес (Перевод Бориса Заходера)

Существует такая древняя мудрость или правило (право, не знаю, как обозвать это высказывание поточнее): делающий не говорит, а говорящий не делает. В смысле – на разговоры о намерениях требуются силы, которых потом на выполнение упомянутых намерений, как правило, не находится. В последнее время на ум эта сентенция приходит все чаще и чаще.

Вот, например, некие оппозиционеры громогласно трубят о своей борьбе с антинародным (вариант – подставляй по вкусу! – антиконституционным, антидемократическим, демонократическим, марионеточным etc.) режимом. Или разворачивают пропагандистскую кампанию о том, что «страна в оккупации, а власть захвачена представителями народа, который не только аборигенов презирает, унижает и подвергает гомициду 1), но даже и приносит кровавые человеческие жертвоприношения». Или разводят долгие дебаты со страстной филиппикой о том, что «правящая верхушка церкви впала в ереси, попирает святоотеческие правила, состоит на службе у антихриста». Заявления следуют за заявлениями, обращения за обращениями, открытые письма за столь же открытыми письмами, перемежаясь периодическими собраниями за восстановление попранных прав и свобод. Те, в свою очередь митингами, пикетами, стояниями и даже – жутко подумать! – демонстрациями, окутанными театрально-истерическим визгом СМИ, туманными рассуждениями властей «разрешать – не разрешать» и ОМОНовским мордобитием демонстрантов и тащащихся от своей крутости самовольных активистов. Все довольны. Власть – своей силой. Оппозиционеры – своей крутостью. Вожди народного сопротивления – гешефтом из грантов, пожертвований и иных форм пополнения капитала «для борьбы». Единственные издержки: изведенные горы бумаги, да членовредительство участников акций, вовремя не увернувшихся от дубинки или кулака исполняющего свою роль блюстителя порядка.

И такая «борьба» продолжается годами, временами обостряясь и концентрируя на себе внимание обывателя, которому таким образом объясняют законность его унижения, временами затихая, когда степень завинчивания гаек правящим эмиссарам «нового мирового порядка» кажется удовлетворительной и соответствующей моменту.

Скажете, преувеличиваю и утрирую... А как прикажете иначе относиться к действу, когда, например, в период очередного расширения «антиэкстремистского» законодательства обществу предлагается порассуждать на тему обращения инициативной группы лиц к власть предержащим с тем, что, дескать, власть у нас захвачена «антинародными, глобалистскими и вообще оккупантскими элементами» из «элит, объединенных этническим родством и инициацией в ложах деструктивной направленности» 2)? Естественно, что упомянутое «открытое письмо» носит «общеобличительный характер» и никаких конкретных, способных на деле постоять за себя «оккупантов» за насущное не задевает, чтобы те, не дай Бог, всерьез дать сдачи не захотели – дело уголовное да отсидку лет эдак так на несколько недалече от Читы не соорганизовали. Прямо-таки импровизация с оргвыводами на тему: «Городничий читает жалобную петицию самовысеченных унтер-офицерских вдов о произволе некоторых ответлиц».

Из той же серии до сих пор еще не утихшие в РПЦ МП страсти по заявлению неустановленного авторства о том, что пора бы уж собрать Поместный Собор, чтобы разобраться с еретиками, обновленцами, экуменистами и симфоническими симбионтами антихристовой власти (какими в точности, видимо, предполагается, должен выяснить сам Собор, если его, конечно, эти самые еретические сожители удосужатся собрать). На деле же, гулкий шум досужих обличителей служит великолепной завесой, за которой деловито движется караван религиозной глобализации – простраиваются соединение с католиками и иными верованиями в мондиалистскую все-религию и соответствующая оной «универсальная» система таинств.

Или возьмем популярные, можно сказать, штатные, пикеты, стояния, митинги, демонстрации. Чисто теоретически, их смысл в показе действующей власти альтернативной ей силы, которая может таковую поддерживать или наоборот оказывать противодействие. Собравшиеся как бы говорят: «Нас много и вы должны с нами считаться». Или, наоборот – нас мало, но сделать что-либо с нами у вас руки коротки. Не знаю, что думают о себе участники подобных акций, численностью от пятнадцати до нескольких тысяч человек, но на деле они просто свидетельствуют о своем существовании, своей действительной слабости и о качественном выполнении возложенной на них социальной миссии. Суть последней проста. Политиканствующие «вожди народных масс» нарабатывают перед власть предержащими свой рейтинг, на практике показывая свою способность сконцентрировать в определенном месте и определенном действе энное количество чем-то недовольных, и, кроме того, формируют основание для привлечения себе материальных вспомоществований, дальнейший карьерный рост и разного рода международные и национальные награды. Сами же недовольные массы, обнаружившие в себе вдруг неизрасходованную пассионарность, деловито и адреналинно превращают ее в обличительные словеса, до посинения убеждая друг друга посредством мегафона в том, как же мерзки властители века сего. Естественно, что длительное ношение транспарантов и постоянное ожидание моськи, что слон-таки может повернуться в ее сторону и воздать по его мнению должное, количество выбрасываемого адреналина ничуть не уменьшает, а наоборот на порядки увеличивает.

И потому власти к подобной активности относятся с пониманием. Небольшие группки «маргиналов», собравшиеся под ее неусыпным контролем ей не страшны. В особенности, после того, как израсходуют на бесплодную болтовню друг с другом все те силы, которые копили против нее. Не представляют угрозы и огромные ящики с коллективными обращениями, в которых нет ничего более абстрактных обвинений, комических угроз беззаконниками и констатации собственного бесправия и бессилия. Ну, а самых «оборзевших», т.е. тех, чье врожденное чувство свободы не позволяет превращать себя в объект манипуляций, кто не растратил в ловушке свои душевные силы и потому готов, несмотря ни на что, «плюнуть в лицо вождю» 3), тех бьют и даже сажают на умеренные сроки. Опять же со смыслом – страху ради толерантска и в назидание другим: дабы свою пассионарность контролировать учились, а не сбрасывали государственные флаги, не захватывали приемные президента, да не сучили ручонками в направлении доблестного спецназа.

Конечно же, подобные репрессивные меры табуированы и никогда не применяются в отношении маститых и именитых оппозиционеров. Во всяком случае за последние 15 лет Ходорковский служит этому почти единственным исключением. Даже члены ГКЧП и провокаторы обороны российского парламента в октябре 93-го никак наказаны не были, хотя с точки зрения формального законодательства их действия безо всяких скидок подпадали под статью о государственной измене и попытке насильственного свержения власти путем государственного переворота. Но нет: всякому сверчку свой шесток – кому стенка и пуля, а кому губернаторское кресло...

Внимательный читатель в этом месте просто обязан мне возразить: «Ну, а сам-то ты, автор, разве не таков? Оборотись на статью! Тоже не пойми про кого и не пойми зачем. Кто-то – то ли «плохой», то ли еще какой, потому что нечто то ли делает, то ли не делает. И что в таком случае надо, если то, что есть, чистый спектакль с человеческими жертвами?» Справедливо. Однако все эти непонятки здесь не случайно. Ведь почему я никого поименно не называю? Да, потому что ни ссориться, ни тем более враждовать ни с кем из тех, кого имел при написании в виду, не собираюсь. В точности так же, как и они сами, когда составляют и предлагают доверчивому народу свои «антивластные» письма да воззвания – ибо когда враг не определен, то либо враги все, либо их нет вовсе. И, значит, никто ни с кем на самом деле не воюет, хоть и разглагольствует о том, что пепел Клааса стучит в его сердце. И сознательно избранная мной форма написания данного текста служит тому иллюстрацией и подтверждением. Так что, делайте выводы, господа...

К чему все это здесь наговорено? Да, на заметку себе и другим о том, чтобы в следующий раз не разводить пламенные турусы на колесах о том, как несправедливо устроен плохой мир по отношению ко мне (нам) хорошему(им), а просто пойти и, не оглядываясь ни на каких вождей и учителей, играющих в своих игры с властью, поступить так, как того требуют совесть, вера, убеждения. Поступить, как человек сознательный и свободный – не обсуждая персональных последствий, не согласовывая в инстанциях, не пытаясь распределить свою личную ответственность между окружающими. И если что-то при том выйдет не так, как задумывалось и ожидалось, то искать не оправдания себе любимому и своему бессилию, а ошибки в намерениях и действиях. Власть, какая бы она ни была – светская или церковная, полнокровная или прогнившая – это сила. Не больше и не меньше. И изменить ее (или хотя бы только на деле противостоять ей) тоже можно только силой. Большей силой – коллективной или личностной, активной или пассивной, силой действий или силой духа, разрушающего насилие отсутствием точки приложения 4). Но никак не теплохладной и безответственной праздностью, прикрытой имитацией словесами да рукосучением 5).

_________________________________

1) Термин обозначающий геноцид, опосредованный законодательством, создающим условия, невыносимые для жизни к.-л. этноса.

2) Цит. по А. Игнатов. Стратегия «глобализационного лидерства» для России. Первоочередные непрямые стратегические действия по обеспечению национальной безопасности. «Независимая Газета», 7 сентября 2000 года (http://www.ng.ru/ideas/2000-09-07/8_strateg.html)

3) Есть такой анекдот. Поймали индейцы ковбоя. «Это конец», – подумал ковбой. Однако внутренний голос ему возразил: «Нет, еще не конец. Плюнь в лицо вождю. Плюнул? Вот теперь конец».

4) "Сила, лишенная опоры, гибнет под собственной тяжестью", - цитата (не помню из кого), очень точно соответствующая действительности.

5) Православным христианам этот вывод на самом деле должен быть хорошо известен, ибо Священное Писание прямо говорит: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12), что великолепно дополняется «Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2Кор.12:9).