Лучшие свадебные фотографы новосибирска.

К. Гордеев

"ДЕКЛАРАЦИЯ АРХИЕПИСКОПА ЕВЛОГИЯ",
или
Почему руководство РПЦ за глобализацию и идентификационные номера для своей паствы?

Бывает ли что-либо новое под Луной? Екклезиаст ответил на это: "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после" (Еккл. 1:9-11).

Насельники Свято-Боголюбского монастыря, что во Владимирской области, обратились в областное Управление внутренних дел с корректно аргументированной просьбой разрешить возникшую перед ними проблему невозможности для них, как для христиан и граждан России, принять оскорбительные бланки новых, сделанных по международному стандарту ИКАО, паспортов (см. ДОКУМЕНТ 1). А копию этого заявления они направили правящему архиерею, как тот того прежде и требовал.

___________________________________

ДОКУМЕНТ 1:

от насельников монастыря
(в УВД Владимирской области,
копия: Епархиальное Управление)

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

Сейчас в РФ проходит обмен паспортов гражданина СССР на паспорт нового образца гражданина РФ. Хотим поставить Вас в известность, что мы отказываемся обменивать паспорта СССР на паспорта РФ, т.к. последние неприемлемы для нас по целому ряду причин, как вероисповедного, так и гражданского характера.

1. Постановление Правительства РФ N 828 от 08.06.1997 г. предусматривает включение в бланк паспорта графы "личный код", у которого есть одно предназначение: использовать его, как идентификатор в системе автоматизированного учета граждан, т.е. учитывать каждого владельца паспорта РФ не по Ф.И.О., а по номеру - "личному коду".

Но в соответствии со статьями 17, 18 Конституции РФ, стт. 19, 150 ГК РФ, нормами международного законодательства мы имеем право во всех общественных отношениях выступать от своего имени - Ф.И.О. Более того, учет человека посредством номера был осужден в 1945 г. Нюрнбергским трибуналом, как преступление против человечества, не имеющее срока давности. И, наконец, как православные христиане, мы не можем согласиться на то, чтобы в области общественных отношений Богом данное нам во Святом Крещении имя святого покровителя было заменено на номер - "личный код".

2. Бланк паспорта РФ содержит вложенные под фотографию владельца ферромагнитные вкладыши, предназначенные для записи информации. Информация в электронном виде может быть записана и на широкой белой полосе внизу третьей страницы.

Т.к. владелец паспорта РФ не имеет возможности и технических средств для ознакомления с записанными в электронном виде данными в его паспорте, то это грубо нарушает наши гражданские права, т.к. в соответствии с российским законодательством мы имеем право знать информацию о себе, занесенную в официальные документы.

3. В соответствии со ст. 26 Конституции РФ мы имеем право указать свою национальную принадлежность. Лучше всего для этой цели подходит паспорт. Однако в паспорт РФ можно вносить только отметки о группе крови и об ИНН, но не предусмотрена возможность внести свою национальность. Это нарушает наши конституционные права и оскорбляет наше национальное достоинство.

4. На нечетных страницах нового паспорта РФ (например, на стр. 13) расположены вдоль внутренних полей и вокруг номера виньетки, напоминающие цифры "6", сгруппированные по трое. Таким образом, эти виньетки схожи с указанным в Апокалипсисе числом антихриста "666", что оскорбляет наши религиозные чувства.

5. Как известно, новый паспорт РФ утвержден всего лишь Постановлением Правительства, а не Федеральным Законом и, таким образом, является в прямом смысле беззаконным. Сейчас в Гос. Думе РФ находится проект ФЗ о паспорте, внесенный рядом депутатов Гос. Думы, в т.ч. депутатом А.В. Шульгой. Этот законопроект предусматривает отмену графы "личный код". В связи с этим просим предоставить нам право пользоваться паспортом старого образца до того времени, пока государственные власти не утвердят такой бланк паспорта, который не нарушает российскую Конституцию, права человека и наши религиозные убеждения.

Отказ в нашей просьбе лишает нас возможности осуществлять целый ряд гражданских и иных прав, т.к. содержание и назначение отдельных граф паспорта создает для нас, как для православных христиан и граждан, непреодолимые обстоятельства, препятствующие нам использовать новый паспорт РФ.

Подписи прилагаются

_________________________________

Результат подобного обращения к властям не замедлил себя ждать. Правда, светские власти, к которым, собственно, и был адресован приведенный выше текст, отмолчались. Зато немедленно отозвалось Епархиальное Управление (ДОКУМЕНТ 2):

_________________________________

ДОКУМЕНТ 2 (стиль, грамматика и орфография оригинала):

АРХИПАСТЫРСКОЕ ОБРАЩЕНИЕ
К НАСЕЛЬНИКАМ И НАСЕЛЬНИЦАМ
СВЯТО-БОГОЛЮБСКОГО МОНАСТЫРЯ
по поводу заявления, сделанного ими в недавнее время
в связи с обменом паспортов старого образца
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

"К миру призвал нас Господь" (1 Кор. 7, 15)

Как Правящий архиерей епархии, должен рассмотреть ваше заявление с точки зрения законов веры и канонов Церкви, поскольку вы состоите в нашей епархии и нам небезразлично ваше отношение и поведение как перед гражданской властью, так и перед Церковью, о чем немало и убедительно сказано в слове Божием.

Христиане с древности всегда были добросовестными исполнителями государственных законов, что не всегда было даже у язычников, о чем говорит св. Иустин Философ, II век.

В настоящее время от нас как от верующих немного требуется, чтобы соблюсти законы страны, по которым живет и всякое государство в мире. Перепись, паспорт - не новые явления в России, но новые обстоятельства и условия гражданской жизни в ней, востребованные нетиповым временем, где вопросы религии совершенно исключены и подозрения к ним не имеют места. Мы пользуемся специальным законом свободы религии, и это абсолютное благо для нас, которого не было раньше. Открытые многие храмы и монастыри, духовные училища на сегодня фактически подтверждают благорасположенность нашего правительства к верующим. Внешние власти, как видим, совсем не враги наши, чтобы строить нам козни, подвох в своих государственных актах и предавать нас каким-то мировым богам, если не слугам антихриста, как кажется сейчас некоторым и как трактуют многие листовки и одиозные газеты, а высокие и мужественные служители наши, обеспечивающие нам насущным хлебом, защищающие от вражьих происков, возникающих за рубежом, находящие органичную связь со своим народом и Отечеством, за которых мы молимся в наших храмах день и ночь.

Жизнь строится на доверии. Мы верим государству как хранителю нашему, оно верит нам, что мы его добрые члены. Критиковать его, значит, согласно Евангелию, не видеть критикующему бревна в собственном глазу. На земле нет ничего до конца совершенного. Все нуждается в поправках, и они будут бесконечны. Недостаток в документах не есть причина отказа от них, а есть мнимый политический повод противопоставить себя государству, свою духовность - епархии, Церкви, выражая тем недовольство ими и, вместе с тем, показать свой какой-то протест внешнему строю, заведомо несостоятельному, импонируя тем негативному течению в стране под видом особых граждан, будто с небес, которых здесь, на земле, все огорчает, все не так - и Церковь не та, и государство не то.

Это состояние наших насельников явно нездоровое, а прямо болезненное, и на церковном языке есть духовная прелесть, мнимая праведность, страшнее коей ничего нет на свете, пленником которой стал даже высший дух из ангелов - Денница.

В епархии, как и во всей Церкви, все православные люди в основном проявили законопослушание властям, сообразуясь с жизнью на сегодня, веря в Промысл Божий, эту живую силу вечного Бога, как "хранящего Истину в век" кроме этой самой незначительной в процентном отношении единицы в Боголюбском монастыре, о чем мы глубоко сожалеем и переживаем, что эти насельники и насельницы себя обезличили этим внешним, политическим актом, недвусмысленно поправ разом все монашеское в себе, выдав себя лишь гражданами страны.

Напомним, что иночество и монастырь не автономные понятия, как складывается впечатление от заявления насельников, а чисто духовные и спасительные, когда люди отдают себя в полное послушание Церкви, ее служителям, Первоиерарху как живым ее представителям, имеющим особую харизму на управление духовным кораблем в бушующем море человеческих страстей. Пока мы стоим на земном и дышим земным, нам нельзя этого забывать. Мы волей-неволей обязаны платить эту дань земле, не оставляя своего спасения души. "Будьте убо мудри яко змия, и цели, яко голубие", - говорит нам Господь. Он Сам, будучи на земле с нами, жил по земному, как человек: ел, пил, платил дань, подать, и никто не мог Его обличить в нарушении гражданских законов, идущих от языческих царей.

Призываю всех только к покаянию как смирению и послушанию тому, что не противоречит нашей вере, что выполнили все, начиная с Патриарха. Свято-Пантелеимонов монастырь, что на св. Горе Афон, благословил насельникам афонского подворья в Москве невозбранно взять новые паспорта, несмотря на все будто подозрения к нему. Действительно, земное, человеческое перед небесным как основным ничего не значит, не имеет такой силы, чтобы ниспровернуть веру нашу как истинную, помня слово Божие: "Аще что и смертное испиют, не вредит им". Христиане призваны к терпению земной жизни как к золотому венцу в вечность, чтобы в ней не случилось. Тем более иноки, поставленные в своем чине выше мирян.

Настоящий Успенский пост из пастырских целей полагаю для спасения насельников и насельниц как чрезвычайное покаяние для полного исправления своих допущенных ошибок - публичного выступления без благословения и согласования с настоятельницей монастыря и руководством епархии. Благословляем литургию служить только по воскресным дням, на праздник Преображения Господня и на св. Успение. В прочие дни поста - сугубо молиться и трудиться, окаивая свои грехи в духе св. Евангелия, держась своих монастырских обетов, особенно послушания своему епископу как руководителю.

Скажем вам, дорогие во Христе братия и сестры, что мы все с вами находимся не на улице, а во священной ограде святой Соборной и Апостольской Церкви, в живом организме Тела Христова, которую надо слушать "от и до" как непогрешимую в целом, как единственного управителя нашего на этом трудном земном поприще, в чем мы клялись с вами в крещении, постриге. И всякое ослушание ее как живого лица в мире, ведет к непредсказуемым последствиям - лишению всех ее божественных благ, настоящих и будущих.

Вы отчасти знаете уже, что такое раскол. Ваше противление властям на сегодня в самом необходимом минимуме для всех граждан, согласно смыслу слова Божия, есть противление Церкви и Самому Богу, нарушающее общий мир - первооснову бытия. Нельзя жить во вражде с теми, кому дана власть свыше, как говорит Христос. "Кто обличит мя во гресе?" - вещал Господь. Смысл веры - быть всюду святым, перед нижними и вышними. Выполним с вами меньшее, земное, тогда исполним и большее вечное, как заповеди Христовы.

Если не наступит такого покаяния на деле, должен буду употребить вразумляющие и воспитывающие меры, церковные епитимьи на всех и, особенно, на инициаторов этого ослушания, и самые строгие, какие определены церковными канонами, чего да не будет с вами, молясь о том, но да озарит Вас Господь Своей благодатью, и Сама Богоматерь ходатайством Своим, встать скорее на путь полного примирения с нами во Христе и с Церковью Божией, на радость неба и земли.

Аминь

С надеждой покаяния,
Ваш архипастырь, некогда приютивший вас,
оказавшихся в беде,
смиренный Евлогий,
архиепископ Владимирский и Суздальский

__________________________________

Первое впечатление от данного текста - вряд ли он написан самим епископом: язык нерусский, неряшливый, письмо не на бланке епархии, набрано "нагрязно", с висячими строками, нет "живой" подписи и печати. Да и целый ряд фрагментов послания не мог быть произнесен смиренным монахом и молитвенником, коим по общему мнению является данный архипастырь, с любовью и благорасположением относящийся ко всем своим пасомым. Однако, тем не менее, высокопреосвященный Евлогий подтвердил подлинность "своего" обращения и, следовательно, секретарь, референт или иное доверенное лицо, как минимум, тезисно согласовали c владыкой его содержание.

Второе впечатление от данного текста - где-то что-то до боли похожее уже читалось. И память подсказывает:

"... К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом выступления зарубежных врагов Советского государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая справедливое недоверие Правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего ... поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к Советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования...

... Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления наших зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас у всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, созидая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством...

... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, такое благоволившему о Святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим Правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия...

... Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом... Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас апостол (Рим. XIII, 5)...

... Забывали люди, что случайности для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием... Недаром ведь апостол внушает нам, что "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем, лишь повинуясь законной власти (I Тим. II, 2), или должны уйти из общества... Теперь, когда наша Патриархия... решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя, и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в церковь только веру и работать с нами только во имя веры, или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере не мешать нам, устранившись временно от дела..."

Эти приведенные здесь строки взяты из "Декларации митрополита Сергия", написанной 29 июля 1927 года. Последствия ее для народа Божьего обернулись страшным испытанием, а для самой Русской Православной Церкви - оформившимся разделением на просоветскую, зарубежную и катакомбную. Сам же на тот момент "заместитель Патриаршего Местоблюстителя" объяснял ее возникновение не характерными для всей своей жизни честолюбием и устремленностью к вершинам власти, а желанием ... "спасти Церковь", как будто бы он, а не Христос Ее Глава, и как будто бы в человечьей, а не в Божьей воле определять - пить кому-либо или чему-либо "чашу сию" или не пить. Крови мученической пролилось море, и вовсе не ясно, больше ее стало или меньше, после того как архиерей, исполняющий обязанности Предстоятеля, заявил о своей и своих пасомых лояльности воинствующим христоборцам. Впрочем, Бог ему судья: как сам же совершенно справедливо вспоминал сей водитель Церкви: во всем и всегда - в том числе и в предоставившейся его воле возможности изменять историю - неизменно и неуклонно действует одна и та же Десница Божия, дающая каждому по вере, по силам и по грехам.

Здесь не случайно столь подробно приведены фрагменты той давней Декларации. Всякий без труда обнаружит созвучие и даже параллельность текста в ней и в Послании насельникам Свято-Боголюбского монастыря от имени высокопреосвященнейшего Евлогия. Однако сегодня не 1927-й: Церковь не гонима, а очень даже привечаема нынешними демонократическими властями, свое "симфоническое" благоволение к которым она в лице своих первоиерархов постоянно подчеркивает. И, следовательно, старую отговорку - мы-де "спасаем Церковь" - теперь уместной назвать нельзя. Иначе говоря, ныне легче понять те прозаические мотивы, которыми руководствуются высшие церковные власти, оправдывая свое согласие с Велиаром (см. 2Кор. 6:15) и возводя напраслину на тех своих духовных чад, кто не захотел принимать участия в этом отступничестве, дабы превратить оных в залог и жертву, скрепляющую союз с безбожниками.

Вот схема, которую эксплуатирует митрополит Сергий. Декларируемая цель - продолжая дело почившего в Бозе свт. Тихона, "поставить ... Православную Русскую Церковь в правильные отношения к Советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования". Враги этому - отдельные "рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждающие справедливое недоверие Правительства к церковным деятелям вообще". Средство достижения цели - "показать, что ... церковные деятели ... не с врагами ... Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с ... народом и Правительством, ... что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его". Цена - с одной стороны, ультиматум тем членам Церкви, которые "не желают понять "знамений времени", или "переломить себя", или уйти прочь, а с другой - благодарственные молитвы и благодарения снизошедшему до "взаимодоверия" советскому правительству или, иначе говоря, соучастие в пропаганде его идеологии.

Примерно так же рассуждает и автор Послания архиепископа Евлогия. Декларируемая цель - сохранение благорасположенности правительства, позволяющего открывать храмы, монастыри, духовные училища и обеспечивающего (по-видимому, тем самым) "хлебом насущным". Ценой этому - обязательство говорить, что люди во власти - "высокие и мужественные служители наши", "защищающие от вражьих происков, возникающих за рубежом, находящие органичную связь со своим народом и Отечеством, за которых мы молимся в наших храмах день и ночь". Есть также и враги - "негативное течение в стране", выпускающее "листовки и одиозные газеты". Присутствует и ультиматум тем, кто имеет по поводу светских властей особое мнение - "недостаток в документах не есть причина отказа от них, а есть мнимый политический повод противопоставить себя государству, свою духовность - епархии, Церкви", "противление властям на сегодня в самом необходимом минимуме для всех граждан, согласно смыслу слова Божия, есть противление Церкви и Самому Богу, нарушающее общий мир - первооснову бытия", т.е. "раскол".

Сопоставляя оба документа друг с другом легко увидеть, что основные помыслы их авторов сосредоточены на сохранении любой ценой социального статуса возглавляемых ими религиозных организаций (и, соответственно, собственной социальной значимости), вплоть до готовности встроиться в идеологическую машину еще недавних своих мировоззренческих антагонистов и до отречения ради этого от всех тех своих собратьев по вере, кто не понимает и не разделяет подобного отступничества. И логика оправданий и самооправданий таковому соглашательству многовековая - коли не помолиться "за царей и за всех начальствующих", то прощай-прости "жизнь тихая и безмятежная во всяком благочестии" ("и чистоте" добавляет апостол (1Тим. 2:2), но последнее митрополит Сергий, по-видимому, не случайно опускает) - иначе придется уйти из общества и, значит, расстаться с "политическим весом", обещанными "храмами и монастырями, духовными училищами" и даже "хлебом насущным", даваемым "высокими и мужественными служителями" "народа и государства".

Однако надо бы конкретизировать, кто они, эти "высшие власти", за которых оба архиерейских обращения призывают молиться и, начетнически выхватив цитату из Послания св. ап. Павла, "повиноваться не только из страха наказания, но и по совести" (Рим. 13:5). Что ж, для митрополита Сергия таковыми являлись Сталин и Троцкий, Зиновьев и Каменев, Ежов и Берия, а для архиепископа Евлогия, очевидно, Чубайс и Греф, Путин и Гайдар, Касьянов и Абрамович, Лужков и Кириенко, вне всякого сомнения "органично связанные со своим народом и Отечеством" (вот только вопрос - с каким? - потому что наше они благополучно уничтожали, уничтожают и будут уничтожать пока окончательно не растворят его внутри воплощающейся уже всемирной империи). Согласитесь, довольно странно владыкам после этого перечисления утверждать, что "внешние власти, как видим, совсем не враги наши, чтобы строить нам козни, подвох в своих государственных актах и предавать нас каким-то мировым богам, если не слугам антихриста".

Впрочем, удивляться не стоит: обоснование христианского конформизма фарисействующие придворные богословы не просто отточили за долгие века, но и прочно вбили в головы менее искушенных своих собратьев. Ну, кто усомнится в правоте раделей за соработничество какому-нибудь новейшему Юлиану Отступнику, ведь "всякая душа" должна быть "покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены", а посему "противящийся власти противится Божию установлению", "а противящиеся сами навлекут на себя осуждение" (Рим. 13:1-2)? Очевидно, тот, кто на этой фразе не прервал чтение данной главы апостольского послания, где буквально в следующих же строках св. ап. Павел устанавливает критерии и внутренний смысл сей "покорности".

Если следовать тексту его Послания к Римлянам, то начальствующие по внутреннему своему содержанию - опора добрых дел и преграда на пути злых (ср. Рим. 13:3-4). Они призваны стоять на страже порядка и именно поэтому должны получать от нас лишь только "должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь" (Рим. 13:1-2). Не больше, но и не меньше. Эту же мысль проводит и другой первоверховный апостол: "Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро, - ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, - как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии" (1Пет.2:13-16).

Порядок, точнее, служение Божиему порядку, как критерий, определяющий христианское отношение к начальствующим, едва ли не диаметрально изменяет понимание первых двух стихов тринадцатой главы Апостольского Послания к Римлянам. Становится понятным также и смысл необходимости молитв о царях и начальствующих, без домостроительного радения коих о благоустроении вверенных им государств действительно оказывается невозможной тихая и безмятежная, благочестивая и чистая церковная жизнь.

Собственно говоря, апостолы задают очень простое правило взаимоотношений властителей с подвластными. Первые призваны поддерживать порядок, или, иначе говоря, создавать условия для осуществления добра, а последние - творить оное, направляя свои действия любовью к ближнему, творить вне зависимости от того, похвалят за это или накажут (ср. 1Пет.2:18-20, Рим.13:8,10). И никаких не должно находиться компромиссов с совестью , ибо "ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света" (Рим.13:11,12).

Впрочем, о том, что не льстивое умащивание и кривое приспособленчество должны знаменовать отношения христиан с властителями мира сего, говорит и Сам Господь: "Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками ... и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется" (Мф. 10:17-18, 22). Именно для этого случая, а вовсе не для соблюдения "гражданских законов, идущих от языческих царей", к сведению того, кто писал архиепископское обращение, и требуется христианам змеиная мудрость и голубиная простота (ср. Мф. 10:16). И более того, Всевышний совсем недвусмысленно указывает: "Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф. 10:32-33), а апостолы кокретизируют: "Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деян. 5:29).

Однако ж нет, этот естественный для христианства исповеднический путь ныне остался в стороне, и, чтобы отвлечь внимание от него, возникла целая мифология о том, например, что в наше "нетиповое время" "вопросы религии совершенно исключены и подозрения к ним не имеют места", что теперь появился "специальный закон свободы религии" (на самом деле - "свободы совести"), который обнаружил в себе "абсолютное благо для нас, которого не было раньше", что "критиковать его [государство], значит, согласно Евангелию, не видеть критикующему бревна в собственном глазу", что "внешние власти, как видим, совсем не враги наши, чтобы строить нам козни, подвох в своих государственных актах и предавать нас каким-то мировым богам, если не слугам антихриста" и что критика эта "есть мнимый политический повод противопоставить себя государству, свою духовность - епархии, Церкви".

Все эти перечисленные мифологемы на самом деле не имеют никакого отношения к действительности и призваны образовать иллюзорную реальность дабы подавить трезвомыслие тех, кто вынужден, если не в приказном порядке следовать им, то безусловно считаться с этим мнением руководства социально-религиозной корпорации, т.е. того, чем на земле в современном обществе является церковная организация. Однако никакая социальная система, в том числе и наше государство, не может существовать без государственной идеологии, каковой в настоящее время является синтетическая псевдо-религия - мондиализм, направленность которого против христианства общеизвестна. И, значит, все же подозрения к политике государства в отношении Церкви даже в "нетиповое время" обоснованно присутствуют: доверять вполне тем, кто является врагом веры нельзя (как бы этого ни хотелось автору епископского послания, утверждающему вослед митрополиту Сергию, что "жизнь строится на доверии" и что "мы верим государству как хранителю нашему", поскольку предполагается, что "оно верит нам, что мы его добрые члены").

Тем более несерьезно называть "абсолютным благом для Церкви" закон "О свободе совести", зафиксировавший секулярность, т.е. антихристианскую направленность существующей российской государственности, низведший социальный статус Православной Церкви до уровня заурядного общественно-религиозного объединения, такого же как, например, "традиционные российские религии" - мусульманство, иудаизм, буддизм (сейчас к ним пытаются присовокупить и католическую церковь). Подобное общественное положение, конечно, повыше, чем у всякого рода по большей части импортных сект и секточек, но вполне сопоставимо по значимости с другими идеологическими структурами, в частности, крупными партиями, типа КПРФ или "Единой России". Единственный, но весьма и весьма сомнительный "плюс" упомянутого "абсолютного блага" - так это гарантированное и узаконенное место среди других сетевых рыночных структур в "новом мировом порядке".

Также очень большим преувеличением является рассматривать государство не то что не как врага, но как брата, которому за "сучок в глазу" (ср. Мф. 7:3-5) и слово не скажи. И это сказано о тех, кто расхитил достояние всего русского народа, кто в погоне за "глобализационным лидерством" разрушил промышленность и сельское хозяйство и превратил остатки их в сырье для эксплуатации "инвестирующими" транснациональными корпорациями, кто распродал российские земли, кто насадил в государстве примитивную поп-культуру, безнравственность, кто лишил детей нормального образования, больных - лечения, старых - призрения, кто приложил максимум усилий для утверждения в России, Европе, по всему миру миру антихристова "нового мирового порядка", в котором христианству уготована участь, исполнив возложенную на него пропагандистско-идеологическую задачу, "толерантно" влиться сначала в "содружество религий", а затем, ассоциировавшись с ними, стать частью уже теперь поспешно конструируемой единой всемирной веры. О том, насколько велик вклад лидеров нашего государства в становление глобальной полицейской системы - электронного концлагеря, в котором без чипированного цифрового идентификатора личности не то что въехать-выехать, но даже и купить-продать скоро будет нельзя, - даже и говорить не стоит: "глобализационные лидеры", одним словом. Таковых, вопреки мнению автора послания архиепископа Евлогия, "критиковать" не только уместно, но, по слову апостола, сказавшего "и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте" (Еф.5:11), для христианина попросту необходимо.

Необходимо, но для нынешнего руководства РПЦ МП ныне, как и во времена митрополита Сергия, крайне нежелательно. Однако если последний в стиле заурядного узурпатора политической власти попросту предложил своим оппонентам катиться на все четыре стороны ("Теперь, когда наша Патриархия... решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя, и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в церковь только веру и работать с нами только во имя веры, или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере не мешать нам, устранившись временно от дела..."), то теперешние адмиралы "духовного корабля" разработали целое богословское обоснование обвинения в сектантстве и расколе всех тех, чья позиция идет вразрез с их генеральной линией на поддержку любой инициативы стоящих у власти реформаторов-демонократов.

Оно сводится к нескольким положениям:

1) Святую Соборную и Апостольскую Церковь, как живой организм Тела Христова, "надо слушать "от и до" как непогрешимую в целом, как единственного управителя нашего на этом трудном земном поприще"

2) Послушание Церкви есть послушание "ее служителям, Первоиерарху как живым ее представителям, имеющим особую харизму на управление духовным кораблем в бушующем море человеческих страстей".

3) На земле нельзя забывать о земном: "есть, пить, платить дань, подать", не "нарушать гражданские законы, идущие от языческих царей".

4) "Земное, человеческое перед небесным как основным ничего не значит, не имеет такой силы, чтобы ниспровернуть веру нашу как истинную, помня слово Божие: "И если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мк. 16:18)

5) "Внешние власти, как видим, совсем не враги наши", "а высокие и мужественные служители наши, обеспечивающие нас насущным хлебом": "мы верим государству как хранителю нашему, оно верит нам, что мы его добрые члены"

6) "Противление властям ... , согласно смыслу слова Божия, есть противление Церкви и Самому Богу"

7) Кто "во вражде с теми, кому дана власть свыше", тот с Церковью в расколе.

Любопытно, что автор обращения архиепископа Евлогия, последнее заключительное положение сопровождает цитатой слов Господа: "Кто из вас обличит Меня в неправде?" (Ин. 8:46), - обличающего фарисеев в том, что они не в состоянии понять слов Его, потому что их отец - человекоубийца диавол - лжец и отец лжи, и потому правда, которую только и говорит Христос, им недоступна. Непосредственно к содержанию текста, присланного из епархиального управления, этот вопрос приложим мало, однако звучит он так, как будто бы подсказывает: в том, что в сем документе написано, не все чисто.

Кое-что из этого "нечистого" уже было рассмотрено выше. Теперь остановимся на "богословии послушания антихристианскому государству". Однако прежде необходимо остановиться и конкретизировать, что значит "жить во вражде с теми, кому дана власть свыше".

Апостол Петр пишет: "Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его. Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному" (1Пет.2:18-23). Здесь совершенно ясная директива: повиноваться господам, но делать добро, независимо от последствий. Следовательно, если господа принуждают ко злу, то, повинуясь им, принять наказание за не-совершение зла, как сказано: "Уклонися от зла, и сотвори благо" (Пс. 33). Примером тому - подвиги христиан-первомучеников, которые не находились "во вражде" с государственной властью, исправно платили налоги, занимали государственные должности, честно служили империи, но, когда им согласно государственному закону предлагали выразить свою лояльность императору путем возжигания перед идолами фимиама в его честь, оказывали "сопротивление государству" (само по себе христианство в пантеистическом Риме запрещено не было), за что спокойно и во многих случаях по доброй воле шли на муки и казни.

Другими словами, выходит далеко не каждый акт "противления властям" есть "противление Богу". Как уже было показано выше, это вполне соответствует и точке зрения апостола Павла, но зато совершенно расходится с выводами автора Обращения архиепископа Евлогия, утверждающего ко всему прочему, что "смысл веры - быть всюду святым, перед нижними и вышними. Выполним с вами меньшее, земное, тогда исполним и большее вечное, как заповеди Христовы".

И здесь все перевернуто с ног на голову. Для христианина первейшим и наибольшим делом является исполнение Христовых заповедей ("Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам" (Иоан.14:21), "Вера есть (готовность) умереть ради Христа за заповеди Его" - Симеон Новый Богослов "Главы богословские умозрительные практические". Из-во "Зачатьевский монастырь", М.: 1998, С. 21), а потом лишь только законов земных царей, которые заповедям частенько противоречат. Какие-нибудь дикари-людоеды на законных для них основаниях поедают человечину. В мусульманских странах узаконено многоженство. Неужто и христианину, попав туда, следует "исполнять меньшее земное, прежде большего вечного"?!!

Да и стяжание святости - не смысл, а содержание веры, состоящее в освобождении от греха: "Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная" (Рим. 6:22). И даже если под этим понимать "стяжание духа мирна..." (как учил св. Серафим Саровский), то и в этом случае речь идет прежде всего о смирении, а не о самоценном поддержании "мира со всеми", которое апостол Павел в понятие святости не включил: "Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа" (Евр. 12:14). А если все же говорить о смысле веры, то она, как "осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11:1), устремлена ни к чему иному, как к познанию Бога посредством любви: "Стяжем веру, чтобы придти в любовь, из коей рождается свет ведения" (преп. Фалассий, "Добротолюбие", СТСЛ, М.: 1992, Т. 3, С. 314), "Вера - начало любви; конец же любви - ведение Бога (преп. Евагрий, "Добротолюбие", СТСЛ, М.: 1992, Т. 1, С. 608).

Теперь, после этих замечаний, вернемся к рассмотрению положений обоснования того, что "несогласие с государством есть раскол с Церковью". Лукаво они написаны.

Вроде бы все верно сказано о послушании Святой Соборной и Апостольской Церкви. И очень похоже звучит наставление св. прп. Макария Оптинского: "Он <Господь> повелел слушать учителей и пастырей Церкви чрез Апостолов, поставленных и рукоположенных, которых лествица нисходит даже и до нашего времени и будет нисходить до скончания века. А кто не послушает ее - буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18, 17), и ко апостолам сказал: слушаяй вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается (Лк. 10, 16); вот как важно повиновение Святой Церкви, догматам ее и учению, которые и утверждены Соборами Вселенскими и авторитетом святых великих отцев" (Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев, Издание Введенской Оптиной Пустыни, 2000 г., Т. 2, С. 539).

Однако речь-то здесь идет об учителях и пастырях, исполненных Святого Духа, чья святость - та самая, о которой шла речь чуть выше - несомненна. И цитаты из Священного Писания, которые приводит св. Макарий, соотносимы либо с апостолами, либо с соборным голосом Святой Соборной Церкви. Но кто сказал, что поддержка антихристианских инициатив руководителей современного нам российского государства есть соборное решение Церкви? Или кто определил, что церковное руководство, "Первоиерарх как живые ее <Церкви> представители, имеющие особую харизму на управление духовным кораблем в бушующем море человеческих страстей", непогрешимы? Во всяком случае, как было уже показано выше, обоснование позиции священноначалия, приведенное в Обращении архиепископа Евлогия, содержит в себе если не чистую сознательную ложь (о том, что это возможно, свидетельствует "забывчивость" о выводах двух Пленумов Синодальной же Богословской комиссии - VII, 19-20 февраля 2001 г., и VIII, 24 декабря 2001 г. - констатировавших, что "Принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения" и "Священный Синод с пониманием отнесся к мнению тех, кто не принимает ИНН как число, могущее восприниматься в качестве альтернативы христианскому имени, особенно в случаях, когда это число присваивается по принуждению, что нарушает гражданские права личности"), то лукавое фарисейство, как следствие и оправдание своей слепоты.

Последнее, впрочем, ничем не лучше, ибо св. прп. Симеоном Новым Богословом, охарактеризовано, как прельщение и увлечение пасомых к погибели: "Всякий, кто не видит, а при этом берется руководить другими, есть прельститель и ввергает следующих за ним в ров погибели, по слову Господа: Если слепой поведет слепого оба они упадут в яму" (Мф. 15:14) (Симеон Новый Богослов "Главы богословские умозрительные практические". Из-во "Зачатьевский монастырь", М.: 1998, С. 38).

Верным вроде бы также кажется и то, что на земле земных уз не избежать - ни уз тела, ни уз общества, - и что "никакой внешний - земной - знак не способен нарушить духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры" (из решения Заседания Священного Синода 26-27 декабря 2001 г.), или, иначе говоря, уверовавшим, "если что смертоносное выпьют, не повредит им" (Мк. 16:17-18). Однако на самом деле это справедливо в том и только том случае, если то, что пришло к человеку извне, не коснулось его свободы, не заставило выбирать, принимать решение и совершать поступок, т.е. не вошло внутрь и не вызвало отклика души . "Еще ли не понимаете, что всё, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? а исходящее из уст - из сердца исходит - сие оскверняет человека" (Мф.15:17,18) - учит нас Господь. А апостол добавляет: "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской... Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает" (1Кор.10:21, 23).

Государство преобразуется в глобальное сетевое общество, верой которого является воюющий против христианства мондиализм, а идеологами - открытые сатанисты вроде Ж. Аттали, и предлагает нам принять в этом участие... Является ли наше согласие на это "внешним" и безразличным для Спасения? Очевидно, нет, ибо сказано: "Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? ... Какая совместность храма Божия с идолами?" (2Кор.6:14,16). И, следовательно, "творение добра", о чем уже говорилось прежде, возможно только, руководствуясь страхом Божиим ("Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием" (2Кор. 7:1), "повинуясь друг другу в страхе Божием" (Еф. 5:21)) и поверяя всякий свой поступок, как в своих наставлениях пишет свт. Игнатий (Брянчанинов), "данным нам Самим Богом Законом Божиим, то есть Священным Писанием и писаниями отеческими" ("Духовничество и послушание", СПб.: "Сатисъ", 2002 г., С. 10): "Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас" (2Фес. 3:6). И, соответственно, несогласие в данном вопросе с властью при общей законопослушности не может рассматриваться, ни как "противление Божьему установлению", ни как "противление Церкви" (даже если и представить дело таким образом очень хотелось бы иным ее нынешним кормчим).

А само по себе наличие разногласия с ними в данном вопросе, касающимся исповедания веры и Спасения, не является ни "непослушанием", ни тем более основанием для обвинения в "расколе". Относительно первого Авва Дорофей писал в своих "Поучениях": "Если останется (неисполненным) дело служения, – потеря невелика; спорить же и соблазнять брата, не давая ему нужнаго, или предпочесть дело служения и отступить от заповеди Божией, – это великий вред" (Поучение четвертое: О страхе Божием), "Не думай и не предполагай, что ты лучше и праведнее своего наставника, и не изследывай дел его, иначе ты часто можешь обмануться и впасть в искушение... Поступая так, ты будешь повиноваться спокойно и безопасно, не заблуждаясь идти путем отцев наших... Впрочем это (относится) к тому, в чем нет преступления заповеди Божией или Отеческой” (Поучение семнадцатое: К наставникам и ученикам).

Что же касается второго, то, согласно Правилу 1 "Правил святого Василия Великого", "раскольниками [древние называли] разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание..." Трудно представить себе в качестве основы для такого "разделения" лишь личное нежелание отдельных христиан соучаствовать внешним властителям в делах тьмы, что по Авве Дорофею не является даже и непослушанием. Если же принятие очипованного, "украшенного" личным кодом и ИНН паспорта представляет собой не личный выбор, а все же проблему общецерковную (т.е. неизбежно связываемую с догматами и канонами Православия), то и решать ее надо сообща, соборно, а не доверяясь суждению пусть даже очень высокопоставленного, но ограниченного круга лиц, самовольно именующих себя "Полнотой" и действующих, руководствуясь прежде всего своими политическими соображениями.

Однако такого СОБОРНОГО мнения до сих пор не явлено. Вместо него вот уже четыре года мы сталкиваемся с интригами, неправдой, клеветой, которые по мере приближения к одному лишь Богу ведомому рубежу с каждым днем уже становятся все более изощренными и бессовестными. На обмане, как было показано, построены и положения анализируемого в данной статье документа. И как не может "дерево худое приносить плоды добрые" (Мф. 7:18), так и заведомая ложь, вдохновляемая нечистыми намерениями и нечистыми духами, никак не может соответствовать стяжанию святости, т.е. тому, что является содержанием православной христианской веры.

Когда считаешь, что имеешь "особую харизму" управлять церковным кораблем, очень легко, удалившись Соборного Голоса Церкви, отождествить реализацию своих собственных или пусть даже корпоративных интересов с "воплощением Промысла Божия". Очень просто за разговорами о безопасности внешнего для внутреннего незаметно подменить содержание формой, духовность обрядовостью и устремить после этого церковный корабль курсом на встраивание в глобально-рыночное антихристово царство, оправдывая свои действия необходимостью "установления доверительных отношений с государством". Столь же несложно утвердить свою позицию, попросту избавившись от всех неодобрительных голосов, иначе оценивающих происходящее и не желающих в сем отступничестве соучаствовать. Достаточно объявить их сектантами, раскольниками, "врагами народа" и передать "внешней власти" на расправу, как это случилось три четверти века назад во времена митрополита Сергия.

Да только ведь как ни своевольничай, но Церкви, которая есть Тело Христово, и сам Христос Глава Ее, вратам адовым, по обетованию, не одолеть. И "Бог поругаем не бывает", но "что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную" (Гал. 6:7-8). Так что, слава Богу за все.