http://sonostore.ru/ge-healthcare/vivid-e90

К. Гордеев

НА ПЕРЕВАЛЕ

(некоторые важные итоги Архиерейского - октября 2004 года -Собора Русской Православной Церкви)

Слава Богу за все!

Завершился Архирейский Собор Русской Православной Церкви, проходивший в Москве и Свято-Троицкой Сергиевой Лавре 3-8 октября 2004 г. Его цель, как сформулировал Святейший Патриарх Алексий II, должна была состоять в том, чтобы "беспристрастно обозреть все аспекты церковного служения в минувшие четыре года и указать на самые актуальные вопросы бытия нашей Церкви, предложив всей Полноте Церковной соответствующие пути развития церковной жизни на ближайшее время", оценить "как внешнюю деятельность Церкви - межрелигиозные и межхристианские связи, межправославные контакты, взаимоотношения с государством и обществом, так и внутреннее состояние церковной жизни и связанные с ней темы миссионерства, духовного и религиозного образования, издательской деятельности, социального служения, работы с молодежью, а равно и вопросы, составляющие богослужебную проблематику и относящиеся к теме канонизации святых" 1).

По сути своей, даже не ставя перед собой никаких концептуальных задач, никакого обсуждения специфически богословских проблем, догматики и каноники, Собору предстояло дать ответ на вызов времени - возможности и особенностях икономии (т.е. церковного домоустроения) в условиях глобализации. С чем он безусловно и справился. Нет возможности в пределах небольшой статьи перечислить все соборные решения (одних только документов Архиерейского Собора было опубликовано около трех десятков). Однако обсудить ту тему, вокруг которой все они так или иначе выстраивались, просто необходимо.

Речь идет об отношении к глобализации, по поводу которой в итоговых документах хотя и записано: "Собор поручил Священному Синоду разработать документ, выражающий позицию Русской Православной Церкви по проблемам глобализации" 2), - однако развернутая оценка этому явлению, тем не менее, была дана в ходе обсуждений различных специфически церковных проблем:

"Сегодня у нас и новые недруги - более коварные, скрытные и изощренные, но не менее опасные, чем атеизм. Это культ роскоши, потребления, комфорта, удовольствий, зачастую связанных с нравственной распущенностью. Это уход молодых, активных людей в мир наркотических иллюзий, "виртуальной" реальности, азартных и "интеллектуальных" игр. Это межнациональные, социальные, политические и даже внутрицерковные распри, в которых истощаются духовные силы народа.

Особенную тревогу вызывает у нас распространение секуляризма в современном обществе, желающем строить жизнь без Бога. Мерилом всего объявлен человек, который, будучи сотворен по образу и подобию Божию, изначально имел высочайшее достоинство, но был поврежден грехом.

Секуляризм не нов, но только сегодня, в эпоху глобализации, он стал всемирной силой, претендующей на то, чтобы выражать интересы всего человечества с универсальных позиций. Система общественных отношений строится сегодня таким образом, что религия остается лишь частным делом. Под предлогом защиты прав человека защищается грех, который внедряется в жизнь как некая болезненная норма. Предпринимаются также попытки вытеснить Церковь из различных сфер общественной и государственной жизни... Сегодня очевидно, что насаждение в мире одной системы ценностей является лишь повторением уже знакомой нам тоталитарной практики, противоречащей духу христианской свободы, попыткой скроить мир по единому образцу, лишить его красоты и многообразия, данных Творцом" 3).

Здесь практически все - и признаки глобализации, и ее сущность, и враждебное отношение к Церкви и ее чадам. Ясно обозначена античеловечность, антиобщественность, антигосударственность и антицерковность данного явления. Разве что акценты чуть смещены - обсуждаемое явление отделено от внутреннего его наполнения - интенции к расцерковлению, дехристианизации и антихристианству (секуляризации, названной в данном документе на латинский манер "секуляризмом").

Даны и ответы на вопросы: "Что христианам следует делать в условиях глобализации?" и "Каким образом должны в этом случае строиться церковно-общественно-государственные отношения" - "Что же мы, члены Церкви, можем противопоставить этому безбожному натиску? Как мы можем помочь миру, стремительно движущемуся к самоуничтожению в бесконечной погоне за удовлетворением все новых потребностей и не замечающему гибельности этого пути? Чтобы быть православным сегодня, нужно, как и во все времена, жить по заповедям Христовым, быть укорененным в церковном учении, делами свидетельствовать свою веру... Для блага государства и общества необходимо увеличение присутствия Православия во всех областях социальной жизни... Исполняя свой долг по защите Родины в армии, трудясь на производстве, в органах государственного управления, в различных общественных и частных организациях, верующие граждане хотят быть уверены, что их религиозные убеждения учитываются в повседневной практике и охраняются законом..." 3).

Причем последнее положение Архиерейским Собором было развернуто в чисто практическую плоскость и закреплено целым рядом итоговых документов:

"В связи с сохраняющимся в церковной среде смущением по поводу имеющихся и проектируемых систем электронного учета и контроля граждан Отделу внешних церковных связей и Синодальной Богословской комиссии продолжить изучение данной проблемы" 4);

"Учитывая опасения многих верующих граждан, Собор призывает государственную власть принять во внимание их озабоченность при разработке новых образцов основного документа гражданина России, который, как мы считаем, не должен содержать отметку о личном коде, а также какие-либо данные, неизвестные или непонятные владельцу документа. Необходимо приложить все усилия, чтобы развитие законодательства и административной практики в сфере идентификации граждан не ущемляло их вероисповедной и мировоззренческой свободы" 5);

"Мы также считаем, что власть должна со вниманием отнестись к просьбам верующих, которые, заботясь о сохранении своей богоданной свободы, выступают против обязательного присвоения им идентификационных номеров" 6);

"Мы против подобных нововведений в общегражданских документах, поскольку сегодня значительная часть верующих негативно относится к самой идее персонального кода. Настроения среди верующих варьируются от недоумения до категорического неприятия.

Суть вопроса в том, что код усваивается личности. Некоторые люди говорят: "У нас есть имя, данное нам в Крещении. Почему же кто-то без нашего ведома, без нашего участия и согласия присваивает нам нечто, что в электронном или в графическом виде заменяет имя, которое дано в Святом Крещении?" Налицо несогласие с данной системой учета граждан, обусловленное религиозными мотивами.

Существует также опасение, что личные коды - это лишь первый этап построения системы тотального контроля над человеком. Поскольку никто не может расшифровать, а значит, и контролировать информацию, которая заключается в личном коде, возникают обоснованные опасения, что в условиях глобализации может быть установлен тотальный контроль над человеческой личностью, а это вызывает протест со стороны многих мыслящих людей.

Сейчас, как вы знаете, в Государственной Думе рассматривается проект Закона "Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации". Мы находим понимание среди депутатов по обсуждаемому вопросу и надеемся, что, согласно новому закону, в паспортах не будет графы, содержащей личный идентификационный код 7)";

"При этом хотелось бы подчеркнуть, что развитие событий в сфере идентификации граждан не позволяет нам успокаиваться. Упомянутый законопроект довольно долго ждет рассмотрения во втором чтении. Появляются новые инициативы, направленные на введение электронных паспортов. Необходимо тщательно следить, чтобы развитие законодательства и административной практики в данной сфере не ущемило вероисповедной, мировоззренческой и иной свободы православных верующих, не привело к внесению в документы и базы данных сведений, составляющих личную тайну или не подлежащих контролю со стороны тех, к кому они относятся. Нужно также реально обеспечить недоступность личных данных граждан для криминалитета. 8)".

Приведенные цитаты по сути являются и исчерпывающей директивой, каким образом и церковной администрации в целом, и верующим людям каждому в отдельности следует выстраивать диалог с государственными чиновниками, исполняющими инструкции "большой восьмерки" по тотальной кодификации человечества, и одновременно инструкцией, на что следует ссылаться в этом диалоге, даже и не дожидаясь окончательного "изучения данной проблемы" ОВЦС и Синодальной Богословской комиссией.

В документах Архиерейского Собора затрагивались и другие процессы, вызванные к жизни глобализацией. Так в первом своем докладе Святейший Патриарх Алексий II дал ясную формулировку двух альтернативных культурных путей, между которыми еще пока возможен выбор в современную эпоху: "Одни предлагают ввести в этом "общем мире" единые, унифицированные культурные стандарты, а значит, уравнять все культуры, лишив их своего внутреннего содержания. Другие же настаивают на том, что культура и сформировавшая ее религия пронизывают все сознание людей и оказывают решающее влияние на форму их индивидуального и общественного существования, а потому культурная унификация в масштабе всего мира невозможна" 1).

А в "Заявлении о противодействии экстремизму и терроризму" содержатся убийственные строки, характеризующие мондиалистские методы установления глобальной власти - "нового мирового порядка", когда из провокационного сталкивания одних с другими возникает оправдание интервенционной ликвидации "неконтролируемых (читай, отстаивающих свои самостоятельность, свободу и независимость) элементов": "Преступники, декларирующие намерение захватить весь мир, пытаются обратить себе на пользу естественное стремление людей защитить свою веру и культуру перед лицом воинствующей секулярной глобализации. Экстремистская пропаганда становится привлекательной для некоторых из тех людей, которые не могут смириться с нравственной распущенностью, безрелигиозностью, социальной и экономической несправедливостью, царящими в современном обществе... Под видом древних учений эмиссары экстремизма обычно проповедуют новые идеи, придуманные для оправдания насилия по отношению к людям другой веры" 9) 10).

Другое антиглобализационное Обращение Архиерейского Собора по вопросам демографии прямо обличает последствия внедрения неолиберальной - "счастливо-рабской" - нравствености в жизнь общества: "Либеральный подход, который сегодня усиленно насаждается в нашем обществе, вступает в противоречие со взглядами Церкви на добрачные и внебрачные половые связи, аборты, контрацепцию. Мы считаем, что "планирование семьи", которое заключается в отказе от рождения детей и поощрении абортов - это пагубная практика, ведущая не только к уменьшению численности населения страны, но и к его нравственной деградации... Конечно, к демографическому кризису ведут и экономические, и политические, и социальные факторы, но мы уверены, что главная его причина лежит в области морали, в развращенном подходе к отношениям полов.

Общество должно осознать: "жизнь человека не зависит от изобилия его имения" (Лк. 12. 15). Народ, решивший, что многодетность ведет к нищете, а отказ от рождения детей - к материальной обеспеченности, рано или поздно не сможет более сохранять свою самобытность и культуру, эффективно хозяйствовать на своей территории и защищать ее, обеспечивать нужды детей и стариков...

Освященный Архиерейский Собор призывает государственную власть приложить серьезные усилия для повышения уровня жизни молодых семей, которые с рождением детей иногда оказываются на грани выживания. Демографический кризис усугубляется тем, что средняя продолжительность жизни у нас упала до недопустимо низкого уровня. Помимо экономических, политических и социальных факторов, ухудшения качества медицинского обслуживания и загрязнения окружающей среды, причины этого - в греховных страстях: нравственной распущенности, алкоголизме, наркомании и других пороках, которые лишают человека сил и приводят к преждевременной смерти" 11).

Безусловно знаковой также является и высокая оценка участниками Архиерейского Собора деятельности Украинской Православной Церкви МП, Синод которой в декабре 2003 года первым официально признал и возвысил голос против антихристианской направленности тотальной цифровой кодификации населения, что в принципе звучало диссонансом заявлениям руководящих структур РПЦ МП в целом и могло привести к напряженности во взаимоотношениях. Однако архиереи не только определили, что "Собор поддерживает усилия, которые в соответствии со священными канонами предпринимают архиереи, пастыри и верные чада Украинской Православной Церкви для уврачевания раскола и урегулирования существующих нестроений, отмечая особую роль Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира и иерархов Украинской Православной Церкви в деле сохранения богозаповеданного церковного единства, чистоты православной веры и канонического церковного строя" 12), но и в письме к Президенту Украины особо выделили свое согласие с позицией синода УПЦ по вопросу идентификационных номеров (см. цит. выше 6)).

Таким образом, подытоживая сказанное выше, можно констатировать, что отвечая вызовам времени, Церковь в лице участников Архиерейского Собора сделала твердый шаг в направлении бескомпромиссной оценки сущности глобализационных преобразований структур общества и своего места по отношению к этому и порожденным им процессам. Очевидно, что вослед сделанным декларациям следует ожидать и столь же недвусмысленных поступков со стороны священноначалия и синодальных структур, готовых помочь и мудро повести за собой паству, изнемогающую в неравном противостоянии антихристианскому давлению со стороны чиновников "нового мирового порядка".

Впрочем, звучали на Соборе и другие голоса, дули и другие, пришедшие из советского прошлого ветры. Например, по поводу людей, сильно беспокоящихся о том, как архиереи решат вопрос отношения к личному коду в паспортах, и потому по собственной воле (т.е. никем не будучи организованными) пришедших ко дверям Зала Соборов, было сказано: "Какая-то группа воинственно настроенных людей около дверей Зала Церковных Соборов пытается посеять сомнения в души и сердца членов Архиерейского Собора. Это не люди верующие, а лица, которые хотят внести разделения в жизнь Церкви. Мы знаем немало таких людей, которые имеют средства и издают газеты (такие, как, например "Русь Православная"), дискредитирующие Церковь и ее иерархов. Они пытаются внести раздор и сомнение в души верующих. Вся их деятельность сводится к попыткам разделить Церковь" 13). Причем пикантность данного высказывания состоит еще и в том, что К. Душенов стал его героем, как "вождь" "не-людей", очевидно, по ошибке, попав незадолго до этого в провокацию, неудачно устроенную ФСБ для "окончательной" (специально к Собору) дискредитации руководства ОД "За право жить без ИНН" (см. статью В. Манягина "Операция "конференция").

К сожалению, антиглобализационный тон нынешних соборных документов не помешал включению в них старого и нового экуменизма, где наряду с одобрением такой вот "духовной практики": "Коренным образом была пересмотрена практика так называемой совместной молитвы. Ранее имело место навязчивое употребление молитвословий и песнопений, взятых из разных христианских традиций, что справедливо беспокоило православных участников ВСЦ, поскольку, по их мнению, таким образом возникало смешение отличных друг от друга традиций в некий искусственный конгломерат. Специальная комиссия установила раздельный порядок совершения "конфессиональных" и "межконфессиональных" молитв. Для нас это явилось значительным событием, ибо теперь появилась возможность лучше знакомить западных христиан с православным богослужением и литургическим благочестием во всей их целостности. В прошлом году, во время XII Генеральной ассамблеи КЕЦ в Тронхейме (Норвегия), мы стали свидетелями колоссального интереса, который у делегатов ассамблеи вызвали православные богослужения, совершенные на английском языке" 8) , - прозвучала и соответствующая "директива на будущее":

"Собор признает полезным сотрудничество с христианами иных исповеданий для совместного свидетельства о христианских ценностях перед лицом секулярного общества, отстаивания прав верующих, помощи нуждающимся и обездоленным... Собор выражает удовлетворение развитием межрелигиозных связей нашей Церкви, включая сотрудничество в рамках Межрелигиозного совета России и создание Межрелигиозного совета СНГ. В настоящее время такой диалог, служащий общим нуждам верующих разных религий и помогающий им ответить на общие вызовы, нуждается как в активизации, так и в постановке на твердую концептуальную основу. Священному Синоду поручается создать рабочую группу для составления концептуального документа, излагающего позицию Русской Православной Церкви в сфере межрелигиозных отношений" 12).

И хотя можно понять, что без внешней дипломатической и миссионерской деятельности Церковь обойтись не сможет, акценты, которые звучат в последних двух цитатах, находятся с явном противоречии по меньшей мере с 45, 46, 65, 70 и 71 Апостольскими правилами 14), требующими извержения из сана и отлучения участников подобных практик. Более того, межрелигиозный диалог, межрелигиозные советы рассматриваются мондиалистами, как одна из ключевых ступеней к синтезу единой глобальной религии. И потому без специальных оговорок, устанавливающих канонические границы "межрелигиозным отношениям", посвященный им "концептуальный документ" может оказаться догматической ловушкой с непредсказуемыми и неконтролируемыми последствиями.

Не может не вызывать огорчительное недоумение принятое без каких бы то ни было дополнительных комментариев следующее положение: "Подтверждая благоговейное отношение к литургическим текстам, освященным многовековой молитвенной практикой Русской Православной Церкви, считаем необходимым поручить Богослужебной комиссии совместно с Духовными школами продолжить их редактирование с целью облегчения восприятию молящимися, при условии бережного и внимательного отношения к церковному наследию" 15). Уж больно широкое здесь поле для творческого "приближения" к современному массовому сознанию и достаточно ясно в определенных либеральствующих церковных кругах было высказано стремление к "совершенствованию" церковных текстов 16).

Не оставляет сомнения участие тех же сил и в выработке мнения Архиерейского Собора, ограничивающего право епископов самостоятельно определять свою позицию в вопросах издания печатной продукции и выступления через средства массовой информации: "... Нередко на таких изданиях стоит благословение архиерея другой епархии. В связи с этим Собор отмечает, что официальную экспертизу изданий с предоставлением соответствующего грифа осуществляет Экспертный совет при Издательском Совете Русской Православной Церкви... Особо отметить недопустимость для архиереев выступать в тех средствах массовой информации, которые провоцируют экстремистские настроения в церковной среде и порочат Священноначалие Русской Православной Церкви" 17). Направленность подобного запрета очевидна - не имея возможности вести адекватную полемику, либералы из Издательского отдела МП при поддержке единомысленных им членов Священного Синода постарались выставить дисциплинарное препятствие на пути распространения антиглобалистской информации в церковных кругах.

Приложили руку "православные глобалисты" и к выработке кадровой политики. Вот вроде бы два совершенно правильных положения Определения Собора о вопросах внутренней жизни РПЦ: "Ныне, при достаточном количестве действующих монастырей, есть возможность вернуться к имевшимся ранее разумным ограничениям в служении монашествующих на приходах... Собор вновь указывает на необходимость рукоположения в священный сан исключительно лиц, имеющих семинарское или соответствующее ему образование, либо обучающихся в Духовных школах" 18). Однако, учитывая, что Правило 14 Шестого Вселенского Собора (равно как и аналогичное 11 Правило Неокессарийского Собора) 19) в РПЦ соблюдается весьма и весьма условно и в настоящее время епархии насыщаются молодыми (гораздо моложе тридцати лет), духовно незрелыми, но такими коммуникабельными и с "современным" представлением о Православии священниками, легко соглашающимися и с экуменизмом, и с обновленчеством, и с "позитивностью глобализационных изменений", легко представить себе, к какому перерождению Церковную организацию исподволь готовят.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что на данный момент внутри церковного руководства обнаруживаются две позиции, два антагонистичных взгляда на окружающую нас действительность и, соответственно, два разных видения путей самоопределения места Церкви в современном мире. Дискуссия между ними отнюдь не закончена, окончательный выбор не сделан. А потому обе нашли свое отражение в соборных документах. И о степени накала страстей в ведущемся между ними диалоге можно лишь догадываться, глядя, например, на то, какое преувеличенное значение было придано на Соборе проблеме канонизации Григория Распутина и царя Иоанна Грозного.

Не будучи лично почитателем ни того, ни другого (для меня довольно святых издавна мне близких и понятных), с большим удивлением я обнаружил обсуждение этой темы по меньшей мере в шести документах Архиерейского Собора (два из которых были специализироваными) и особое положение в Определении о вопросах внутренней жизни РПЦ: "Собор еще раз подтверждает необходимость строгого соблюдения ныне существующего порядка канонизации святых: все материалы к канонизации должны тщательно подготавливаться и рассматриваться епархиальными комиссиями по канонизации святых. Епархиальным архиереям следует тщательно наблюдать, чтобы в храмах вверенных им епархий не появлялись иконы неканонизированных лиц, а также иконописные изображения, не получившие одобрения Священноначалия. Недопустимо употребление в общественных богослужениях молитвословий неканонизированным лицам" 20).

Объяснить подобное гипертрофированное внимание можно лишь одним способом. Поскольку Господь и без нас знает Своих святых, их канонизация более всего нужна нам, живущим здесь на Земле. Поскольку прославление естественным образом вытекает из почитания и венчает его, а не наоборот, то нет никакой нужды ускорять первое или запрещать второе: Божией волей все само разрешится. И совершенно невероятно, что Синодальная комиссия по канонизации завалена прошениями в срочном порядке прославить упомянутых выше царя и старца. Тогда о чем же идет речь? Очевидно, о дискредитации "консерваторов" и (естественно! а как же иначе!) "маргиналов", готовых в пику "либералам и толерантным гуманистам" искать своих народных героев и подвижников веры даже среди "извергов" и "развратников", т.е. снова о столкновении взглядов - глобалистского, мирочеловеческого, свойственного "избранному народу" и антагонистичного тому национально-самобытного. К сожалению, разумная, спокойно-взвешенная, открывающая путь к диалогу оценка данной проблемы официально прозвучала лищь однажды, да и то в интервью одного из высокопреосвященных владык для телевидения:

"Некоторые люди говорят, что царь Иоанн Грозный и Григорий Распутин были оклеветаны. Что ж, мы не против исторической реабилитации этих личностей на основе достоверных фактов и свидетельств. Давайте проводить конференции, изучать исторические документы и, может быть, в свете новых научных изысканий эти личности будут выглядеть не столь зловеще, как теперь. Но ведь историческая реабилитация вовсе не означает канонизации. На белом свете много хороших и добрых людей. Но лишь немногих подвижников благочестия Церковь прославляет в лике святых" 7).

+ + +

Итак, Архиерейский Собор РПЦ МП завершился, решив в течение шести дней октября 2004 г. множество проблем икономии Церкви в современном мире, не поднимая вопроса о созыве Поместного Собора для утверждения действующего уже четыре года Устава Церкви и впервые, не взирая на давление и провокации светских властей, решившись дать более или менее однозначный ответ о совместимости глобализационных процессов с жизнью укорененного в Православии христианина, самобытного общества, национального и суверенного государства. Очевидно, что стоящие у власти в стране глобализаторы этим не удовольствуются, и вопросы, соответствующие "неудовлетворительным" с их точки зрения ответам, будут задаваться вновь и вновь. А либерально-церковная пятая колонна изойдет интригами, стремясь вернуть свое полное доминирование и максимальное влияние на принятие руководящих решений священноначалием. Но первый шаг сделан - епископы услышали голоса своих пасомых, поверили, что им будет на кого опереться в их готовности встать перед властями мира сего за свою паству.

Церковь нынче на перевале, откуда, как известно, ведут два пути - назад в дипломатическое - по пути наименьшего сопротивления! - маневрирование между антихристианскими новациями администраторов "нового мирового порядка" или вперед - к бескомпромиссному исповеданию христианской веры. Дай, Господи, сил всем нам, чтобы их на то, последнее, хватило, и разумения, чтобы знать, что и как для сего следует делать!

_______________________________________

1) Доклад Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II на первом Пленарном заседании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви.

2) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, п. 27.

3) Послание Освященного Архиерейского Собора клиру, честному иночеству и всем верным чадам Русской Православной Церкви.

4) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, п. 26.

5) Послание Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Президенту Российской Федерации В.В.Путину.

6) Послание Архиерейского Собора Президенту Украины Леониду Даниловичу Кучме.

7) Митрополит Кирилл: "Перед традиционными религиями России лежит обширное поле деятельности по духовному просвещению и воспитанию людей", 6 октября 2004 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл ответил в прямом эфире на вопросы вечерней информационной программы "Страна и мир" (НТВ)

8) Доклад председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви (3-8 октября 2004 года).

9) Заявление Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о противодействии экстремизму и терроризму.

10) Для сравнения - Философ Жан Бодрийар в своей работе "Войны в заливе не было" характеризует мондиалистскую концепцию западной политики "согласованной редукции" в современном мире всего Иного, отличного от стандартов "нового мирового порядка": "Таким образом, наши войны представляют собой не столько вооруженное столкновение, сколько приручение планетарных сил рефракции (т.е., фактически, не брезгуя ничем, подавление всякого отклонения от "нормы" - К.Г.), сопротивления, неконтролируемых элементов".

11) Обращение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви по вопросам демографии.

12) Определение Архиерейского Собора о вопросах внешней деятельности Церкви.

13) Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на закрытие вечернего пленарного заседания Архиерейского Собора 5 октября 2004 года.

14) "Апостольские правила": 45. Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Если же позволит им совершать что-либо, как служителям церкви; да будет извержен; 46. Епископов, или пресвитеров, принявших крещение или жертву еретиков, повелеваем извергать. Какое согласие Христа с велиаром, или какая часть верному с неверным? (2 Кор. 6:15); 65. Если кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священого извергнут, и отлучен от общения церковного; 70. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из списка клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или принимает от них дары праздников их, как-то: опресноки, или нечто подобное: да будет извержен. Если же мирянин, да будет отлучен; 71. Если какой христианин принесет елей в капище языческое или в синагогу иудейскую, в их праздники, или зажжет свечу: да будет отлучен от общения церковного.

15) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, п. 15.

16) Примером одного из наиболее свежих призывов к этому может служить выступление митрополита Минского и Слуцкого Филарета на Богословской конференции РПЦ "Православное учение о Церкви" 17.11.2003 г.: "Известно, что многие церковные правила были приняты в весьма отдаленном прошлом и в различных исторических обстоятельствах. В то же время мы испытываем потребность в том, чтобы наша церковная жизнь строилась на прочных канонических основаниях. Поэтому сегодня встает вопрос о необходимости начать серьезную работу по созданию общеправославного церковно-правового кодекса".

17) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, пп. 16, 26.

18) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, пп. 7, 25.

19) Правило 14 Шестого Вселенского Собора: "Правило святых и Богоносных отец наших да соблюдается и в сем: дабы во пресвитера прежде тридесяти лет не рукополагати, если бы человек и весьма достоин был, но отлагати до уреченных лет. Ибо Господь Иисус Христос в тридесятое лето крестился и начал учить. Подобно и диакон прежде двадцати пяти лет, и диаконисса прежде сорока лет да не поставляется".

20) Определение Архиерейского Собора о вопросах внутренней жизни Русской Православной Церкви, п. 14.