К. Гордеев

ЗАКОН «ОБ ИНФОРМАЦИИ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ И ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ» – НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ

Стремительное развитие информационных технологий, обыденность и повседневность их использования делают актуальным и необходимым принятие закона, регулирующего правовые отношения в сфере использования информации при социальных взаимодействиях людей друг с другом, со структурами общества и с органами власти.

Однако закон, который здесь представлен вниманию публики, в своей концептуальной основе является более, чем странным, потому что закладывает принципы разрушения устоев современного общества и суверенного государства.

С самого начала он основывается на том, что информация, словно по Вернадскому, существует сама по себе, в отчуждении от своих источников и создателей.

Именно поэтому так велико устанавливаемое законопроектом число субъектов информации: ее обладатель, ее пользователь, ее распространитель, собственник операционной системы и оператор последней. При этом их правовая иерархия туманна. И даже если основываясь на текстах ст.5.п.1 и ст.14.п.2 все же с некоторым допущением поставить на самый верх отношений обладателя информации и собственника ОС остаются все же неясными их взаимоподчиненность и взаимообусловленность (ст.14.п.4).

Причина этого становится понятной, если принять во внимание ст.11.п.4 и ст.14.п.1.п.п.1-2 – п.2. Первая устанавливает, что помимо волеизъявления естественного «обладателя» персональных данных, они могут быть собраны властью по неким «иным» основаниям. А вторая – указывает, что по сути владельцем информации персонального характера ее источник уже и не является. Причем если в редакции действующего пока еще закона «Об информации, информатизации и защите информации», регулирующего аналогичную сферу общественных отношений ст.11 четко указывала, что не допускается ни частным, ни муниципальным, ни даже государственным составителям регистров персональных данных производить таковую операцию иначе, кроме как через принятие соответствующего федерального закона, то теперь предлагается обходиться подзаконными актами «в пределах компетенции органа местного самоуправления» (ст.15.п.1-2). А граждане тем самым в свою очередь оказываются обязанными по ст.15.п.3 принудительно отказываться от права собственности на конфиденциальную информацию о своей частной жизни.

В итоге подобной манипуляции власть без излишних хлопот приобретает главный инструмент своего осуществления в условиях реструктуризации социума в «сеть» («глобальное информационное сообщество», по Окинавской хартии), а бывшие граждане бывшего суверенного демократического государства незатейливо опускаются до уровня «управляемого хаоса» и «счастливых рабов».

И отнюдь не случайно практически одновременно с обсуждаемым законопроектом депутаты Госдумы рассматривали прямо проистекающие из его идеологии «Конвенцию о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера» и з/п «О персональных данных», важнейшими составляющими которых являются узаконивание свободного перемещения личных досье по всему «объединяющемуся миру» и интеграция всех фискальных ведомственных и региональных ресурсов в единую информационную систему, уже и теперь во многом ассоциировано участвующую в глобальном полицейском информационном пространстве – паспортно-визовом, таможенном и других, им аналогичных.