Оборудование для автосервиса g.

Эдуардо Галеано

ДО КАКИХ ПОР?

Одна страна бомбит две другие. Безнаказанность могла бы вызвать удивление, если бы давно не вошла в привычку. Некоторые осторожные голоса говорят об ошибках. До каких пор кошмары будут называться ошибками?

Эта мясорубка гражданских началась с похищения солдата. До каких пор похищение израильского солдата сможет служить оправданием похищения палестинского суверенитета? До каких пор похищение двух израильских солдат сможет служить оправданием похищения целого Ливана?

В течение веков охота на евреев была любимым спортом европейцев. Древняя река кошмаров пересекла всю Европу и впала в Освенцим. До каких пор палестинцы и другие арабы будут продолжать платить за преступления, которых они не совершали?

Когда Израиль крушил Ливан во время своих предыдущих вторжений Хезболлы еще не существовало. До каких пор мы будем и дальше верить в сказки агрессора, ставшего жертвой агрессии, который практикует терроризм потому что у него есть право защищаться от терроризма?

Ирак, Афганистан, Палестина, Ливан... До каких пор можно будет продолжать безнаказанно уничтожать страны?

Пытки в Абу-Гариб, в свое время вызвавшие в мире определеное беспокойство, для нас, латиноамериканцев, не являются никакой новостью. Наши военные изучали эту технику проведения допросов в Школе Америк, которая сейчас поменяла название, но не привычки. До каких пор мы будем соглашаться с тем, что пытки могут быть оправданы, как это сделал Верховный Суд Израиля, в случаях если применяются во имя законной защиты родины?

Израиль проигнорировал сорок семь рекомендаций Генеральной Ассамблеи и других органов ООН. До каких пор израильское правительство будет пользоваться привилегией быть глухим?

Организация Объединенный Наций рекомендует, но не решает. А когда решает, Белый дом препятствует этим решениям, потому что у него право вето. В Совете Безопасности Белый дом наложил вето на сорок резолюций, осуждавших Израиль. До каких пор ООН будет действовать так, как будто это второе название США?

Много крови утекло с тех пор, когда палестинцы были выселены из своих домов и изгнаны со своих земель. До каких пор будет продолжаться кровопролитие ради того чтобы сила оправдывала то, что отрицает право?

История повторяется, день за днем, год за годом и на одного гибнущего израильтянина приходится десять гибнущих арабов. До каких пор жизнь каждого израильтянина будет стоить в десять раз больше?

В отношении к населению, пятьдесят тысяч гражданских, в большинстве своем женщин и детей, убитых в Ираке, соответствуют восьмистам тысячам североамериканцев. До каких пор мы будем терпеть, как привычку, уничтожение иракцев в этой слепой войне, которая уже и не помнит повода для своего начала? До каких пор будет оставаться нормальным разделение мертвых и живых на первую, вторую, третью или четвертую категории?

Иран развивает ядерную энергетику. До каких пор мы будем продолжать верить в то, что это достаточное доказательство того, что эта страна – угроза человечеству? Так называемое международное сообщество не впадает в панику от того факта, что у Израиля есть двести пятьдесят атомных бомб и причем это страна, живущая на грани нервного срыва. Кто определяет степень угрозы миру? Разве Иран был страной, сбросившей атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки?

Во времена глобализации у права давления больше прав, чем у права слова. Для оправдания незаконной оккупации палестинских земель, война называется миром. Израильтяне – патриоты, а палестинцы – террористы и террористы вызывают вселенский страх.

До каких пор средства информации будут оставаться средствами запугивания?

Эта сегодняшняя бойня, которая не первая, и боюсь, не последняя, проходит в тишине? Мир нем? До каких пор голоса возмущения будут бить в деревянные колокола?

Эти бомбежки уничтожают детей, которые составляют больше трети и не меньше половины жертв. Тех, кто решается возмутиться этим, обвиняют в антисемитизме. До каких пор критикующие преступления государственного терроризма будут считаться антисемитами? До каких пор мы будем позволять, чтобы нашими чувствами манипулировали? Антисемиты ли евреи, приходящие в ужас от того, что делается от их имени? Атнисемиты ли арабы, которые такие же семиты, как и евреи? Разве нет арабов, защищающих свое право на палестинскую родину и в то же время осуждающих фундаменталистское безумие?

Все террористы похожи: будь то государственные террористы, уважаемые государственные мужи и террористы частные – безумцы-одиночки и безумцы организованные, причем еще со времен холодной войны против коммунистического тоталитаризма. Все они действуют от имени Бога, будь то Бог, Аллах или Иегова. До каких пор мы не будем замечать, что все эти терроризмы глубоко презирают человеческую жизнь и при этом взаимно подпитывают друг друга? Разве не очевидно, что в этой войне между Израилем и Хезболлой большинство мертвых – гражданские ливанцы, палестинцы и израильтяне? Разве не очевидно, что войны в Афганистане и Ираке и вторжения в Газу и в Ливан являются инкубаторами ненависти, заводами по серийному производству фанатиков?

Мы – единственный вид животных, специализирующийся на взаимном уничтожении. Каждый день мы направляем два миллиарда пятьсот миллионов долларов на военные расходы. Нищета и война – дети одного отца, который, как некоторые жестокие боги, пожирает живых и мертвых. До каких пор мы будем согласны с тем, что этот мир, влюбленный в смерть, является единственным возможным миром?

Перевод Олега Ясинского