По информации: Пушкин: "Я в шоке. Азмун перешел в "Ливерпуль"!".

ТЕРРОРИЗМ КАК ОПРАВДАНИЕ СЕТЕВОГО СУПЕРТОТОЛИТАРИЗМА

Госдума одним законом восстановила институт конфискации, ввела новые правила работы журналистов в зоне контртеррористической операции и разрешила ФСБ проводить спецоперации за рубежом. Соответствующие поправки содержатся в документе, который депутаты утвердили в первом чтении в среду.

Крупный пакет антитеррористических поправок в российские законы депутаты рассматривали по двум причинам: во-первых, в эту весеннюю сессию Дума одобрила закон «О противодействии терроризму», во-вторых, ратифицировала конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма.

Последний документ подразумевает, в частности, восстановление института конфискации имущества, который из российского Уголовного кодекса был изъят три года назад.

Докладывавший о законопроекте депутатам один из его авторов, экс-министр внутренних дел Анатолий Куликов сообщил, что конфискация будет применяться в отношении «денег, ценностей и иного имущества, полученных преступным путем и используемых или предназначенных для финансирования терроризма», а также используемое для финансирования преступной группы, незаконного вооруженного формирования или отдельного преступления. Причем временный арест имущества того, кого заподозрили в терроризме или его финансировании, следователь сможет производить без решения суда. «Такая мера (конфискация имущества. – «Газета.Ru») требуется международными актами и совпадает с аналогичной практикой других государств», – уточнил Куликов.

Согласно принятой в первом чтении редакции, обвинению предстоит доказывать, что имущество нажито преступным путем или использовалось для финансирования террористов. Но в Думе уже звучали предложения ряда депутатов-единороссов, в частности главы комиссии по коррупции Михаила Гришанкова, чтобы обвиняемый сам доказывал законность нажитых средств. И если законность не будет доказана, все его имущество конфискуют.

Весьма вероятно, что принять поправку, по сути вводящую презумпцию виновности, депутаты постараются ко второму чтению.

Помимо этого, в пакете поправок предусмотрены и другие изменения в Уголовный кодекс. Депутаты вводят наказание сроком от четырех до восьми лет лишения свободы за содействие террористам и их финансирование, заключение на срок до четырех лет за «публичные призывы к терроризму и публичное оправдание терроризма.

А согласно принятой в пакете поправке в Уголовно-процессуальный кодекс появляется возможность «заочного осуждения лиц, причастных к терроризму, в случае, когда такие лица находятся вне пределов Российской Федерации и уклоняются от явки в суд».

Отдельный блок поправок касается закона «О федеральной службе безопасности». Ранее в законе «О противодействии терроризму» Дума уже разрешила проводить контртеррористические операции за рубежом, а согласно принятым в среду изменениям, такие операции будет проводить спецподразделение ФСБ.

Отдельные поправки внесены и в закон о СМИ. Согласно одной поправке, в СМИ запрещаются материалы, призывающие к терроризму, либо его обосновывающие или оправдывающие. «Это органично вписывается вместе с уже существующим запретом на распространение экстремистских материалов», – убеждал депутатов Куликов. Другая поправка вызвала споры даже у депутатов-единороссов. Согласно ей, порядок сбора и получения информации при проведении контртеррористической операции должен определять представитель оперативного штаба. При этом журналисты не имеют права сообщать сведения, «раскрывающие технические приемы и тактику проведения операции… а также сведения о сотрудниках специальных подразделений и лицах, оказывающих содействие в проведении такой операции». «В таком виде поправка просто неконституционна, непонятно, что именно и о каких сотрудниках контртеррористических подразделений не могут сообщать СМИ, под эту поправку можно подвести все спецоперации начиная со штурма дворца Амина и заканчивая Бесланом и «Норд-Остом», – заявил член «Единой России» Александр Хинштейн. Его коллега по фракции Борис Резник недоумевал, почему определять порядок работы журналистов может любой представитель штаба. Резник предлагал, чтобы таким правом мог пользоваться только руководитель штаба. «Представитель оперативного штаба должен иметь право определять порядок работы журналистов только в зоне проведения операции, а не вообще в принципе», – предположил коммунист Виктор Илюхин.

http://www.gazeta.ru/2006/04/19/oa_196639.shtml