Виниловая полимерная черная матовая пленка.

В.Манягин

ВОЙНА, ЛЮБОВЬ И ИСТИНА

Мiр неуклонно движется к войне.

Армады кораблей и эскадрильи самолетов, пехотные дивизии и ракетные дивизионы – все пришло в неудержимое движение, бороздит океан, врывается в тело планеты, берет на прицел. Когда смотришь на иракских ополченцев, грозящихся «съесть американцев», на саудовский спецназ, выполняющий на площадях Эль-Рияда упражнение типа «коли-руби», на тупо и угрюмо ползущие по водной глади утюги американских авианосцев, то понимаешь – война неизбежна.

Мир сходит с ума. Он рвется к самоубийству третьей мировой войны. Никто, кроме кучки протестующих против войны (действительно, кучки, а как еще иначе назвать восемь тысяч демонстрантов в Мюнхене или пятнадцать тысяч в Лондоне), не хочет видеть того, что это не война против Ирака, это война со всем миром.

Но если народы мира ведут себя как страусы, закопавшись от грядущего ужаса в песок безразличия, то как назвать поведение «мировых лидеров»: Буша, Путина, Блэра и Со, упорно твердящих только о иракской войне? Почему молчат аналитики и политики, профсоюзные боссы и правозащитники, всемирно известные ученые и писатели?

Или они не видят – что очень сомнительно – того, что уже очевидно?

За последние десять лет развивающиеся страны повысили расходы на вооружение на 20 %. Бешенными темпами закупают оружие Япония, Саудовская Аравия и Турция.

После того, как Буш провозгласил право Америки на превентивный ядерный удар по каждому, кто покажется ему террористом, у мира практически не осталось шанса выжить. Прижатая к стенке Северная Корея заявила, что «ради своей безопасности страна имеет право нанести упреждающий удар по США». Наверняка готовы нанести друг другу ядерные удары Пакистан и Индия – они об этом не однажды заявляли. И действительно – а почему бы нет? Если позволено США, то и Индии дозволительно.

А профессор военной истории иерусалимского Еврейского университета Мартин Ван Кревель, выступая перед журналистами, заявил, что у Израиля есть ядерное оружие, которое должно поразить столицы Германии и Италии – стран, фашистские режимы которых во время Второй мировой войны проводили массовые казни этнических евреев. Едва ли этот господин был пьян, или не в своем уме. А вот то, что он выражал одну из господствующих в массовом сознании израильтян точек зрения – весьма вероятно.

Откуда такая безумная мысль? Чем виноваты младенцы – правнуки солдат, воевавших в сороковые годы, которых израильтяне желают принести в жертву ядерному Молоху? Только ли ненависть к немцам за их «грехи» 50-летней давности сподвигла воинственного профессора на такие людоедские заявления? Нет ли у европейцев более свежих «грехов» перед избранным народом?

Не послужил ли отказ Франции и Германии поддержать Америку в грядущей войне истинной причиной ненависти к народам Европы со стороны Израиля? Ведь не секрет, что вся ближневосточная проблема вертится вокруг одного мистического центра – Храмовой горы и вековечной еврейской мечты – восстановить Храм Соломона.

Совсем недавно группа американских бизнесменов еврейской национальности организовала акцию под названием „Храмовая гора - сердце нации“. Они требуют вернуть гору и возвести на ней Третий храм. Именно вопрос о контроле над Храмовой горой помешал американской администрации довести до «победного конца» арабо-израильские переговоры в Кемп-Дэвиде летом 2000 года. Провал этих переговоров привел к демонстративному восхождению израильского премьера на Гору, символической закладке краеугольного камня Третьего храма и началу палестинской интифады.

Решение Израиля выселить палестинцев с оккупированных палестинских территорий (и освободить, таким образом, для себя Храмовую гору) выполнимо только в условиях, когда мир будет настолько занят иными проблемами, что даже и не заметит этого.

Израиль, как нация, привык решать свои проблемы при помощи мировых войн. Развал в результате Первой мировой войны христианских Российской, Германской, Австро-Венгерской империй и Турецкой Османской империи привел к развитию сионистского движения в мире и возможности заселять отнятую у турок Палестину еврейскими переселенцами.

Вторая мировая война позволила создать государство Израиль. Ради этого вожди сионизма не постеснялись «сотрудничества» со всеми участниками войны – и с фашистской Германией тоже. Ради этого из Европы вывозились умные, красивые, богатые, умелые – а ненужный для государственного строительства человеческий «балласт» был брошен сионистами на съедение Освенциму и обращен затем в разменную валюту, позволяющую и доныне государству Израиль сладко есть и пить. Только еда и питье эти замешаны на пепле и крови их же единокровных и единоверных.

Теперь настало время строить апокалиптический Третий храм, что и привело к текущему иракскому – и шире – мировому кризису, который, без сомнения, завершится войной.

Отказ европейцев поддержать эту войну (а Франция прямо заявила, что не допустит ее) есть, по мнению закулисных сил, стоящих у мистических истоков новой мировой бойни для гоев, прямое противодействие их планам и должно быть наказано. О степени ожидающего Европу наказания и свидетельствует заявление осатаневшего профессора.

Было бы странно, если бы возмущение Израиля не поддержали американцы. И действительно, в ответ на французские призывы к миру бывший замминистра обороны США Ричард Перл тут же сообщил, что «Франция более не является союзником США и НАТО, поэтому альянс должен выработать новую стратегию по сдерживанию своего бывшего союзника, или НАТО прекратит свое существование, как союз единомышленников». Сегодня «сдерживание» в устах американских официальных лиц означает только одно – «вбомбить в каменный век». Выдержат ли Франция и Германия спаренное давление еврейского капитала и американской мощи – еще большой вопрос.

Но, не зависимо от позиции этих двух стран, война неизбежна.

Неизбежна, потому что все больше людей жаждет войны.

Никто, кроме ветхих старушек, ее не боится.

Даже демонстрации против войны, когда обнаженные американские леди выкладывают из своих тел антивоенные лозунги на снегу в нью-йоркском сквере, больше напоминают фрейдистское заигрывание с ней, чем ее искреннее неприятие.

Многие в этом мире пошлости и нивелирования ждут войну с нетерпением, с надеждой, что она все исправит, «внесет свежую струю», а уж после нее… «После нее» - это нечто запредельное, обычные люди так далеко не заглядывают. Просто ждут. Видимо, мерзкий узел современной жизни затянут так крепко, что никто не видит другого выхода, кроме как разрубить его кровавым мечом войны. А раз так – то войны не миновать.

Иные охвачены безразличием. Смотрят на движущиеся в новостях армады так же, как на кровь в очередном голливудском боевике – зажевывая котлеткой. Много было сказано в XX веке о взаимосвязи безразличия и убийства, особенно такого массового убийства, как война. Но – говорившие мертвы, а безразличие по-прежнему торжествует.

Никто не думает о том, что война коснется его лично.

Смрад десятков миллионов трупов Второй Мировой войны выветрился из памяти «цивилизованного» человечества. Тем более этот смрад никогда не волновал население стран третьего мира, которое десятилетиями находится в состоянии войны всех против всех.

Понятно, почему ждут войну политики. Повысить свою популярность среди «электората», занять более почетное место в международной табели о рангах, застолбить себе кресло в мировом послевоенном правительстве, выполнив заказ закулисных господ – таковы их надежды.

Понятно, почему ждут войну олигархи. Ждут, что потоки крови, пролитые на полях сражений, превратятся в потоки финансовые, текущие в каменные чрева их банков. Ждут передела рынков, смены режимов, чтобы стало еще ловчее и приятнее потрошить государственную казну и карманы обывателей.

Но ждут войну и православные. Наверное, на земле осталось всего два народа, понимающих до самых глубин всю мистическую суть происходящего: иудеи и мы, православный народ Божий.

И им, и нам, свойственно заблуждаться. Те ждут Мессию – и примут антихриста. А мы? Готовы ли мы, в ожидании Второго Славного Пришествия Господня воскликнуть, как некогда первые христиане: «Ей, гряди Господи Иисусе!» (Откр. 22, 20)?

Надо признать, что ожидания, связанные с войной, у нас совсем иные. Мы ждем православного Царя, который, освободив Россию от векового ига, расширит ее пределы до самых краев славянского мира, и даже далее, до Константинополя и Иерусалима. Что держава его будет такова, что и антихрист его будет бояться и не рискнет приблизиться к ее пределам. Что Русь пронесет Евангельское Слово по всей земле.

Дай Бог! И сам я об этом мечтаю. Но на чем основаны наши мечты?

Предвижу возмущение многих. И сам знаю, перечитываю многочисленные пророчества святых, русских и греческих – от св. равноапостольного Константина Великого до старца Паисия Афонского, – о великой роли России в последние времена. Они много раз печатались на страницах нашего журнала, а пророчество прп. Серафима Саровского стало нашим девизом и всегда находится на первой странице журнала.

Но сегодня я хочу спросить всех – а разве пророчество – это индульгенция? Исполнение пророчества – процесс двусторонний, в нем всегда участвует наряду с Волей Божией и воля народа. Если народ жестоковыен и непослушен, не отнимется ли у него пророчество? Обязан ли Господь исполнять пророчество в любом случае?

В Акафисте свв. прпп. Антонию и Феодосию Печерским молитва святым содержит такое прошение: «надежду нашу на Господа Бога в душах наших весом и мерою правды и милости Божия сице устройте, яко да ниже излишне уповаем обещанная от Бога без труда и подвига восприяти…».

Положив руку на сердце и оглянувшись вокруг, спросим себя: не излишне ли мы уповаем обещанная от Бога без труда и подвига восприяти?

Нет, слышу я голоса, Россия заслужила свое спасение в страшных страданиях предыдущего столетия: «Русская земля уже спаслась / Правом на Голгофе умирать». Давайте не обольщаться: спаслась не земля «вообще», не весь русский народ, а те, кто пострадал за Христа, не отрекся от Него. Те, кто действительно русские – православные. Да и спастись для христианина, это, прежде всего, заслужить Царствие Небесное.

Если же, забыв об этом, все свои надежды мы будем связывать с воссозданием царствия земного, то мы рискуем повторить ошибку израильского народа. Не они ли отреклись от Христа ради мечты о земном могущественном царе, который возродит Израиль, изгонит римлян-завоевателей, распространит власть Израиля на всей земле?

Даже апостолы, до сошествия на них Святаго Духа не избежали этой мысли: «Не ныне ли Господи ты восстановишь Царствие Твое?» вопрошали они ( ). Возможен ли такой вопрос после Духова дня?

На протяжении всей русской истории Господь спасал Россию.

Не мы, грешные и немощные, а Господь освободил Русь от татарского ига в 1480 году, когда без боя бежали орды хана Ахмеда от Угры и были рассеяны гневом Божиим по степи, посечены Литвой и собственными единоверцами-мусульманами.

А в 1612 году не Божией ли волей растерзанная Русь поднялась из руин и смогла изгнать поляков и литовцев со своей земли?

И в 1812, и в 1941 явственно видна была помощь Божия.

За помощь Господь требовал от нас одного – покаяния. И не только покаяния в некоем «общем» грехе всего народа, но и от каждого – в грехах личных. Есть ли сегодня в России такое массовое покаяние «всей земли»? Не больше ли напоминаем мы, православные, те редкие молитвенные дымки, которые Господь показал пророку Илии с вершины горы? Надо признать, что хотя нас и не единицы, но и не десятки миллионов. Можем ли мы рассчитывать в таких условиях на покаяние всего нашего народа? А если не будет общего покаяния, то о какой монархии, о каком Государе можно мечтать? К кому придет Государь в Россию – к любителям дешевой колбасы? Зачем – на новую муку, на новое распятие в очередном подвале? Мечты о царстве в этом случае будут инфантильной маниловщиной, уводящей от Бога и от спасения.

Но, может быть, жестокая мировая война со своими ужасами и приведет народ к покаянию, как это бывало и раньше? Быть может, Господь, проведя через испытания, выведет Свой «остаток» верных, покаявшихся, в новую Святую Русь?

Хотелось бы надеяться хотя бы на это, на то, что пусть даже через кровь и страдание для нашего народа возможно возрождение. Но вот что говорил святой старец Лаврентий Черниговский о грядущей войне: «Будет война, и где она пройдет, там людей не будет. А перед этим Господь слабым людям пошлет небольшие болезни, и они умрут. А при антихристе смерти не будет. И война третья, всемирная, уже будет не для покаяния, а для истребления».

И до начала этой войны, быть может, остались считанные недели, если Господь, по милости своей ее не отодвинет. Но это значит, что и для покаяния нам остались недели. А затем – истребительная война.

Нам даны были годы, но нам их не хватило. Так и остались мы группами и группками, спорящими, ссорящимися, считающими только себя правыми, подозревающими других, играющими в политику. Говорю не об отношениях с внешними людьми, а о своих ближних, о патриотах, любящих Бога и Родину. Но Бог, который есть Любовь, через апостола нам говорит: «Дети мои! Станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Ин. 3, 18).

Если бы мы действительно любили Истину и Родину, то давно бы уже Господь исполнил моление наше и Россия была бы свободна и сильна: «И вот, какое дерзновение мы имеем к Нему, что когда просим чего по воле Его, Он слушает нас; А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы не попросили, знаем и то, что получаем просимое от Него» (1 Ин. 5, 14-15).

Видимо, мы больше любим себя, свое «эксклюзивное» место в борьбе за Истину и Родину. И вот, время кончается, и скоро его «не будет». Неужели и перед концом времен мы не соединимся в Любви и Истине?

Тогда страшная участь ветхозаветного Израиля нас ожидает. Когда Рим готовился к войне с Парфией, израильтяне сочли, что наступил удобный момент восстановить свободное Иудейское царство. После отвержения Христа большей частью израильского народа, они пошли за многочисленными лжемессиями, поднявшими восстание против римского владычества. При этом, надеясь на свою богоизбранность, они уповали на помощь Божию, ожидая увидеть на своей стороне чуть ли не легионы ангелов. Но, отрекшись Бога, отрекшись Божественной любви, они возненавидели не только поработителей, но и друг друга. В осажденном Иерусалиме они уничтожили вначале «друзей Рима» - аристократов и торговцев, затем и зилоты, разделившись на три части, принялись уничтожать друг друга. В осажденном городе, в ходе братоубийственной бойни были уничтожены трехлетние запасы хлеба, и миллион осаджденных впали в такой голод, что нередки были и случае людоедства. Закончилось же все это штурмом города и гибелью в огне пожара Иерусалимского храма и спасающихся в нем зилотов. Такова была расплата за отступление от Истины и Любви, за самонадеенную уверенность обещанная от Бога без труда и подвига восприяти, только в силу своей бывшей богоизбранности.

Да минует нас чаша сия! Да будет Любовь и Истина – Господь Иисус Христос – с нами, русскими. Только тогда можно надеяться, что Россия воскреснет и восстанет из небытия на страх врагам Христовым Русское Православное Царство.