Управление нежилыми помещениями сложная услуга, но сотрудники этой компании - справились!

Эдуардо Галеано

СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

Время страха. Мир живет в состоянии ужаса, и ужас бродит в маскарадных костюмах; представляясь то как произведение Саддама Хуссейна – актера, который уже устал от столь длительной роли врага, то как дело рук Усамы бен Ладена – профессионального страшилы.

Но имя истинного автора планетарного кошмара – Рынок. У этого господина нет ничего общего с любимым нами местом в городе, куда ходим за овощами и фруктами. Это всемогущий террорист без лица, который, как Бог, присутствует всюду и который считет себя, как Бог, вечным. Его многочисленные глашатаи провозглашают: “Рынок нервничает”, и предупреждают: “Не нужно раздражать Рынок”.

Он страшен, ибо список его преступлений бесконечен. Всю жизнь он проводит воруя еду, уничтожая рабочие места, похищая страны и вызывая войны.

Чтобы продать свои войны, Рынок сеет страх. Страх создает климат. Благодаря телевидению, нью-йоркские башни рушатся каждый день. Что осталось от паники в связи с сибирской язвой? Осталось не только официальное расследование, которое так и не выяснило ничего или почти ничего о происхождении этих смертоносных писем; еще остался колоссальный рост военного бюджета Соединенных Штатов. И сумма, которую эта страна вкладывает в индустрию смерти – не мелочь. Если цифры Организации Объединенных наций не врут - суммы, соответствующей всего полутора месяцам этих расходов, хватило бы чтобы покончить в нищетой во всем мире.

Каждый раз, когда Рынок приказывает, на угрозометре - аппарате, превращающем любое подозрение в обвинение, начинает мигать красный свет тревоги. Превентивные войны убивают на всякий случай, не нуждаясь ни в каких доказательствах. На этот раз эта участь выпала Ираку. Очередной стране вынесен очередной приговор. Мертвые поймут – Ирак находится на втором месте в мире по запасам нефти, а это является именно тем, что необходимо Рынку для обеспечения щедрого расточительства горючего обществом потребления.

Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех страшнее? Имперские державы монополизировали, по “естественному праву”, оружие массового уничтожения.

Во времена завоевания Америки, когда рождалось то, что сегодня называют мировым рынком, оспа и грипп уничтожили гораздо больше индейцев, чем меч и аркебузы. Успех европейского вторжения был обеспечен вирусами и бактериями. Века спустя, эти союзники посланные конкистадорам самим Провидением, превратились в смертельное оружие, контролируемое сверхдержавами. Горсть стран монополизировала все биологические арсеналы. Всего пару десятилетий назад, когда Саддам Хуссейн был любимцем Запада и курды считались плохими, Соединенные Штаты позволили ему сбросить на курдов бомбы, начиненные эпидемиями. Это бактериолгическое оружие было создано из материалов, купленных у одной из фирм Роквилля в Мериленде.

В военных материях, как и во всем остальном, Рынок провозглашает абсолютную свободу, но реальная конкуренция ему совершенно не нравится. Во имя мировой безопасности предложение сконцентрировано в руках немногих. Саддам Хуссейн вызывает всеобщий ужас. Мир трепещет. Колоссальная угроза – Ирак может вновь применить бактериологическое оружие, и более того, однажды может заполучить оружие ядерное. Человечество не может смириться с этой опасностью, заявляет опасный президент единственной в мире страны, использовавшей ядерное оружие для истребления гражданского населения. Или это был Ирак, уничтоживший стариков, женщин и детей в Хиросиме и Нагасаки?

Пейзаж нового тысячелетия: люди, которые не знают, смогут ли добыть завтра пищу, останутся ли без крыши над головой или что-либо сделать, чтобы выжить в случае болезни или несчастного случая, люди, которые не знают, потеряют ли завтра работу, или будут вынуждены работать в два раза больше в обмен на половину обычного вознаграждения, или же их пенсия будет сожрана волками с биржи или мышами инфляции, граждане, которые не знают, будут ли ограблены завтра на ближайшем углу или вернутся в обчищенную ворами квартиру, или какой-нибудь отчаявшийся пнет их в живот ножом, крестьяне, которые не знают, останется ли завтра клочок земли, пригодный для обрабатывания и рыбаки, которые не знают, найдутся ли еще неотравленные реки и моря, люди и страны, которые не знают, что делать завтра, чтобы оплатить свои долги, постоянно умножаемые спекуляцией.

Этот повседневный террор тоже дело рук Аль-Каэды?


Экономика осущетвляет покушения, о которых молчит пресса – каждую минуту голод убивает 12 детей. В террористической организации мира, охраняемой всей его военной мощью, есть миллиард хронически голодающих и шестьсот миллионов страдающих от ожирения.

Твердая валюта, хрупкая жизнь: Эквадор и Сальвадор превратили доллар в национальную валюту, но население бежит. Никогда раньше эти страны не производили столько бедности и стольких эмигрантов. Продажа человеческого мяса за границу приводит к отверженности, печали и валюте. Эквадрцы, вынужденные искать работу вдали от родины, переслали в 2001 году в свою страну сумму денег, превышающую весь доход от экспорта бананов, креветок, тунца, кофе и какао.

Уругвай и Аргентина тоже отправляют своих детей в изгнание. Эмигранты, внуки иммигрантов, оставляют вдали разбитые семьи и щемящую боль воспоминаний. “Доктор, мне сломали душу” - в какой больнице это лечится?

В Аргентине популярный телевизионный конкурс предлагает каждый день самый желанный из призов – работу. Очереди бесконечны. Программа отбирает кандидатов и публика голосует. Работа достается тому, кто прольет и выжмет из других больше слез. Сони Пикчерз продает успешную формулу этой программы в другие страны.


Какая работа? Любая. За сколько? За что угодно и на любых условиях. Отчаяние тех, кто ищет работу и страх тех, кто боится ее потерять, вынуждают соглашаться с недопустимым. Во всем мире начинает применяться “модель УолМарт”. Эта фирма номер один Соединенных Штатов запрещает профсоюзы и продлевает рабочий день без оплаты дополнительных часов. Рынок экспортирует свой прибыльный пример. Чем больше проблем в странах, тем легче превратить трудовое законодательство в папье маше. И еще легче оказывается избавить их жителей от остальных прав. Отцы хаоса продают порядок. Бедность и безработица умножают преступность, которая вызывает всеобщий страх, что создает питательную среду для всего худшего. Аргентинские военные, специалисты в области преступлений, оказываются приглашенными для участия в борьбе с преступностью – к этому призывет их Карлос Менем, служащий Рынка, величайший эксперт в вопросах преступности, потому что как никто другой практиковал ее, когда был президентом.

Нижайшая себестоимость, прекрасная прибыль, нулевой контроль – танкер с нефтью разламывается пополам и смертельный черный прилив обрушивается на берега Галисии и дальше.

Самый рентабельный в мире бизнес создает “стихийные” состояния и “стихийные” бедствия. Ядовитый газ, выпускающийся в воздух при переработке нефти – главная причина возникновения “озоновой дыры”, которая уже достигла по площади величины Соединенных Штатов, и наблюдаемого в последние годы планетарного сумасшествия климата. В Эфиопии и других африканских странах, засуха приговаривает миллионы людей к худшему за последние двадцать лет голоду, тем временем, как Германия и другие страны Европы страдают от крупнейших за последние пятьдесят лет наводнений.

Кроме того, нефть вызывает войны. Бедный Ирак.

Перевод Олега Ясинского