Качественное настоящее пиво Золотая Бочка.

Исраэль Шамир

ВТОРЖЕНИЕ
Пасхальная война Шарона – это конец главы, но не книги  

I

В эти дни мы испили до дна чашу отчаяния и бессилия. Наши протесты и петиции, электронные письма и демонстрации оказались так же действенны, как заклинания и проклятия против танков. Политически корректные или безудержные, остроумные или грубые, друзья равенства в Палестине столкнулись с превосходящими силами противника. Президент США провозгласил “право Израиля на самозащиту”, Бибиси и Сиэнэн изобрели выражение “в ответ на”, и войска Шарона вторглись в палестинские города. Они успешно уничтожили палестинское самоуправление и начали облавы, массовые аресты и хладнокровные расстрелы. В Вифлееме мирная демонстрация европейских пацифистов была обстреляна захватчиками из пулеметов. Церковь Рождества осаждена, трупы лежат на площади Яслей Христовых. Местные жители говорят о десятках убитых палестинцев, застреленных в упор. Израиль и США, которыми давно уже правит одна и та же команда, препятствуют действиям ООН и международных организаций, подготавливая в то же время вторую часть операции – вторжение в Газу.

Это тяжелые времена, но не такие безнадежные, как хотелось бы думать нашим врагам. Подкупленная западная пресса лжесвидетельствует о “схватках палестинцев с израильтянами”, но, на самом деле, израильские солдаты не встречают серьезного сопротивления. Почему известные своей отвагой палестинские боевики не сражаются с еврейскими захватчиками?

Один ответ очевиден, как заметил израильский журналист и мирный активист Ури Авнери . Неравенство сил слишком велико , чтобы плохо вооруженные палестинцы могли противостоять одной из сильнейших армий мира, за чьей спиной – их ручной Джаггернаут (воинственное индийское божество – пер.) – США. Но есть еще одна причина – Палестинская национальная автономия не стала национальным символом, за который палестинцам стоит умирать. Жизнь в ПНА  осталась жизнью под властью евреев.

Сейчас неподходящее время останавливаться на прегрешениях ПА, хорошо описанных Робертом Фиском и многими другими. Напомню лишь слова Муны Хамзе из лагеря беженцев Дехейше, возле Вифлеема:: “С тех пор, как Арафат и его команда получили контроль над зоной А в Вифлееме в декабре 1995 года, они использовали деньги, предназначенные для Вифлеема, для постройки нового полицейского участка с новой тюрьмой, новой штаб-квартиры для его контр-разведки, новой штаб-квартиры для разведки, новой резиденции для Арафата и его высоких гостей, и персональной вертолетной посадочной площадки на Джабал Антон, небольшом холме над Дехейше – единственном незастроенном месте рядом с лагерем. Лучше бы он построил там игровую площадку для наших детей. Вот что он сделал в Вифлееме.” (“Возвращение в Холокост”,12 марта 2002 г.)

Муна Хамзе несколько преувеличивает : Вифлеем подновили, дороги замощены, площадь Яслей отреставрирована, были открыты новые отели и качество жизни повысилось за годы административного управления ПА. Однако она выражает глубинные чувства многих своих соотечественников, от профессора Саида до беженцев в Дехейше, глубоко разочарованных ПА. Кому бы ПА не пыталась угодить – своему верховному повелителю – Израилю, или зажатому в тиски населению – она не получила популярности. Израиль изобрел Палестинскую Администрацию, чтобы управлять палестинцами, не для того, чтобы тем жилось лучше. Сомневаюсь, чтобы ПА могла сделать больше.

В продолжающемся палестинском Холокосте ПА вынуждена играть  двусмысленную, хуже того, неисполнимую роль Юденрата (Еврейского самоуправления), которое организовали фашисты в гетто оккупированной Европы. У немцев тоже не было особого желания лично подавлять их “низшую расу”. Они предпочитали дать им ограниченное самоуправление во внутренних делах. Некоторые просвещенные нацисты были готовы основать отдельное еврейское государство внутри Третьего рейха, что-то в духе представлений Шарона о палестинском государстве. Этот план был реализован на короткое время в окрестностях Люблина, в части Польши с большим количеством евреев
Еврейский район назывался по-разному: Люблинланд, Джуишланд, Юденланд, Еврейская резервация и Еврейский Автономный Округ.

После войны о Юденрате было написано много книг и пьес. Евреи были им недовольны, они считали его “продавшимся”, “готовым служить врагу”, “правительством коллаборационистов”, “коррумпированным” как ПА в наши дни. Но Юденрат не мог сделать больше. Не может и ПА. Палестинцы были и оставались крепостными еврейского государства апартеида, в ПА или за ее пределами.

Вторжение Шарона навеки похоронило идиотское изобретение – палестинское самоуправление (независимость) на крошечном кусочке Палестины. Это был план нацистского Люблинланда, перенесенный в Палестину псевдо-левыми евреями. На первый план выходит задача демократии для всей Палестины (т.е. включая территорию Израиля), уничтожения апартеида. Не оглядывайтесь с ностальгией на дни ПА, смотрите с надеждой на завтрашнюю свободную и демократическую Палестину/Израиль от Средиземного моря до Иордана.

II

Муна Хамзе назвала свое эссе “Возвращение в Холокост”. Тот же образ упомянул португальский писатель Жозе Сарамаго, нобелевский лауреат, сравнивший осажденную Рамаллу с варшавским гетто. Сарамаго, кого еще недавно хвалили еврейские СМИ за нетрадиционный образ Иисуса в его романе, стал мишенью ведущих израильских псевдо-левых, Ари Шавита и Тома Сегева.

Том Сегев поставил свое перо на службу еврейскому государству. “Сарамаго заявил, что действия Израиля на территориях сравнимы с тем, что происходило в Освенциме и Бухенвальде. Это больше похоже на сортирную надпись, чем на его книги. То что он сказал, вредит делу, которому он хотел помочь, и он выглядит идиотом”.

Мне уже надоело слушать это истрепанное заклинание “вредит делу”, от еврейских “левых” советчиков палестинцам, от Тома Фридмана (журналист Нью-Йорк Таймс – пер.) до Тома Сегева. Я не верю , что лично они желают успеха этому делу. И сейчас, различие между еврейскими “умеренно левыми” и “крайне правыми” становится чисто внешним. Ари Шавит-“левый”, но то же могла бы написать Барбара Амиель, жена Конрада Блэка (газетного магната – пер.) и друга Шарона и Пиночета: “То, что сказал Сарамаго в Рамале – не ясная критика оккупации. Это – гнусное антисемитское подстрекательство. Это не просто глупость, не просто беспочвенное утверждение. Если Рамалла – Аушвиц (как сказал Сарамаго) , значит Израиль – Третий рейх. Он заслуживает уничтожения. Может быть, не все его жители должны быть убиты, но его государственность должна быть разрушена. И если Рамалла – Аушвиц, тогда Тель-Авив – Дрезден. Сжечь его – не военное преступление.”

Профессор Алан Столероф хорошо ответил на это : “Еще одна попытка “левых” израильтян покрыть военные преступления и преступления против человечества,  творимые израильской оккупацией. Если бы Сарамаго, или я – европейский еврей, сравнил бы окружение и блокаду с варшавским гетто, вы бы ответили то же самое? Разве не в израильских газетах было напечатано, что израильский генерал призывал изучать опыт нацистов в Варшаве , чтобы применить его против интифады? Не писали ли израильские солдаты номера на руках арестованных палестинцев? Разве 40% израильских евреев не отвечают “да” на вопрос, следует ли выселить арабов с территорий? И ковровая бомбежка Дрездена БЫЛА военным преступлением!”

Если Шавит настаивает, я готов признать : нынешний Израиль, еврейское государство апартеида, должно быть демонтировано. Его государственные учреждения должны быть распущены. И его сторонники повсюду в мире стали соучастниками военных преступлений и должны нести за это ответственность. Они не смогут заявлять о своем нейтралитете. 
Не по религиозному или национальному признаку отделяем мы овец от козлищ. Это доказывает Джерри Левин из Алабамы, бывший руководитель отделения Сиэнэн в Бейруте, Он побывал в заложниках у Хизбаллы в 1984-85, а сейчас работает с Христианскими Миротворцами (см. “Две Анны”), и защищает беззащитных палестинских детей, женщин и мужчин от еврейских поселенцев. Он напомнил об “Адаме Шапиро, еврее, члене движения Международная солидарность, которые работает в Рамалле” (Шапиро – американец, его родителям и брату неоднократно угрожали смертью. Родителям пришлось скрыться из их дома в Нью-Йорке, а брата охраняет полиция – пер.) Следует упомянуть достойную восхищения Дженнифер Левенштейн, чьи репортажи из Газы печатаются сейчас в палестинских изданиях , и других защитников равенства. Все эти люди разных убеждений вместе со своими друзьями бросают вызов “право-левому” блоку еврейских расистов.

Перевод Лидии Волгиной (переводчик, как и автор – израильские евреи).